Кавказская история любви. Адам и Мадина.

Напечатать Категория: Новости » Разные
11 октября 2011 Автор: Дога Просмотров: 15638 Комментариев: 20
Кавказская история любви. Адам и Мадина.





♥ Адам и Мадина. Адам молча смотрел на часы, отсчитывавшие последние минуты его счастливой жизни. Счастливой свободной жизни. С каждым движением секундной стрелки на циферблате будильника, стоявшего на комоде, его сердце сжималось от тоски. Кто бы мог подумать, что день его свадьбы должен был стать самым несчастливым днем в его жизни. Сейчас Адам ждал муллу, который должен был вот-вот появиться в комнате и связать его узами брака с девушкой, которую он практически не знал, но уже ненавидел. Он то и дело сжимал руками виски, в надежде физически унять волны гнева, охватывавшие его сердце и душу. Встать бы сейчас, плюнуть на всех и уйти! И будь что будет!.. Пусть сами выкручиваются... Но Адам не мог, он дал слово, что женится, что не сбежит и не опозорит невесту. И он стоял, не пытаясь искать выхода из ловушки, в которую был загнан. Выхода не было. Дверь в комнату открылась, вошел пожилой бородатый мужчина в папахе – мулла, за ним проследовали двое свидетелей – его родственники. Адам мрачно уставился на них, и трое вошедших опустили взгляд. Все они знали, что он женится против воли, они сами уговаривали его сделать это. Мулла начал рассказывать Адаму стандартную речь о предстоящей семейной жизни, об уважении мужа к жене. Губы Адама дрогнули в саркастической ухмылке. Уважать? Свою будущую жену? Нет уж, увольте, не заслужила она уважения с его стороны! С Маликой Адама свел его двоюродный брат Ахмад. Позвонил как-то и рассказал, что, мол, живет такая распрекрасная девушка, незамужняя, хорошо образованная и, самое главное, неплохо зарабатывающая. Не хочет ли он, Адам, с ней пересечься? Несмотря на то, что ему было уже 27 лет, Адам жениться не спешил, считая, что еще недостаточно подготовил материальную базу для создания семьи. Тем не менее, он не решился отказать Ахмаду и согласился на встречу. Словно сердцем чувствуя, что это не его судьба, Адам совершенно не готовился к свиданию «вслепую». Надел первые попавшиеся джинсы, футболку, пригладил влажной рукой вихры на голове и пошел. При первом же взгляде на Малику он подумал лишь одно: «Нет». Ни красоты, ни природной изюминки не было в ее облике. Одета она была стильно и дорого, но вещи совершенно ей не шли. Ее голос резал слух Адама словно пила, а жесты и манеры вызывали улыбку снисхождения – так было заметно, что она хочет ему понравиться. Более неподходящей пары Ахмад найти не мог! Тем не менее, будучи человеком мягкосердечным, Адам ничем не дал понять девушке, что она ему не понравилась. Они пообщались на какие-то дежурные темы, он сделал ей пару комплиментов, обменялись телефонными номерами и разошлись. Адам даже не стал заносить ее номер в память своего мобильного, а бумажку, где он его записал, отправил в первый попавшийся мусорный бак и постарался забыть о неудачном знакомстве. Однако буквально через несколько дней ему позвонил Ахмад и поинтересовался, как идут дела с Маликой. Адам был уже погружен в другие мысли и заботы и не сразу понял, о ком идет речь. -Невеста твоя! Правда, славная девушка? – пояснил Ахмад. Адам не стал ругать брата за сводничество. Ахмада самого свели вот так с будущей женой. -Да, она ничего себе, что-то в ней есть, - согласился он, тщетно пытаясь придумать хоть что-нибудь привлекательное в Малике. -Что-то, - фыркнул Ахмад, - работа в Москве и куча бабок! Ну что, засватать ее? -Погоди пока сватать, куда спешить? Пообщаемся еще, посмотрим, через несколько месяцев скажу, - ответил Адам, мысленно прося Всевышнего прощения за откровенное вранье. Ни общаться, ни «смотреть» на эту девушку он больше не собирался. -Чего ждать-то? Уведут ведь... Не понимаю... Адам перевел разговор на другую тему, давая понять, что его решение окончательно, и Ахмад покорно начал обсуждать здоровье их дальней родственницы. А ведь Адам знал, знал упрямый характер Ахмада и должен был насторожиться, что тот не стал настаивать на своем! Обычно, если Ахмад резко на что-то соглашался, это означало только, что про себя он решил делать по-своему. И он как в воду глядел! Ахмад, видимо, дал ему еще три недели на размышление. В их разговорах о Малике он не заговаривал, а потом вдруг снова начал гнуть свое: -Ну что, ты решил наконец, когда женишься? -Слушай, отстань, когда решу, ты первый узнаешь, хорошо? -Ты, кажется, вообще с ней не общаешься? -Какое твое дело?! – Адама все это начало раздражать. – Что ты так обо мне печешься? Можно подумать, это последняя девушка в Ингушетии! -Да я просто тут узнавал... Она согласна, чтобы ее украли. -Что??? – Адам не поверил своим ушам. – Какой украли?! Я с ней час общался.. Да что она о себе возомнила?! -Ты же сказал, что она нормальная, - недоумевал Ахмад. – И потом, вспомни, где она работает... -Плевал я на нее и ее работу! Можешь сказать, чтобы она и не мечтала, чтобы я ее украл!! На кой мне сдалась девушка, которая сама себя предлагает? Тьфу! – Адам даже не знал, на кого ему больше злиться, на Ахмада или эту Малику. – Нет, это уму не постижимо! Она согласна, чтобы ее украли... -Успокойся, са вош, ты с ней не встречался, вот и делаешь поспешные выводы... -Знаешь что, Ахмад, женись на ней сам, если она тебе так нравится. Бери второй женой, пусть она со своей прекрасной работой всех вас содержит! Все! Разговор окончен, чтоб я о ней больше не слышал. И Ахмад снова дал увести себя от обсуждения невесты. Но Адам тогда был настолько возмущен тем, что за его спиной творил его шича, что не обратил на это внимания. Кроме того, он был уверен, что ясно выразил свое мнение по поводу предложенной кандидатуры. В свои двадцать семь лет Адам считался завидной партией во всей Назрани. Он был высокий, с привлекательным мужественным лицом и немного печальным взглядом, крепкого телосложения (сказались занятия в тренажерном зале). Он был из хорошей, уважаемой семьи, что всегда считалось очень важным показателем у вайнахов. Он был серьезным молодым человеком, проводившим рабочее время – на работе, а свободное – дома, в тренажерном зале или в обществе таких же серьезных ровесников, в обсуждении политических и экономических вопросов. Он был религиозен и старался не пропускать пятничные намазы, даже если на работе был аврал. Он был внимателен к родственникам и друзьям, обзванивал всех сам и на праздники не скупился на подарки. В общем, он был практически идеальным кандидатом в мужья любой девушке. Адам все это знал, хотя никогда не старался заработать себе больше плюсиков в репутацию в таких корыстных целях. Все его намерения были чисты, все поступки он совершал в первую очередь ради Аллах1а. В принципе, Адам не был удивлен той поспешности, с которой незнакомая девушка Малика повесилась ему на шею, но он считал, что перед женитьбой жениху и невесте следует узнать друг друга получьше, не обращая внимание на то, что говорят о них другие люди. Но тот факт, что она без его согласия и каких-либо намеков согласилась, чтобы он ее украл, вызвал в Адаме негодование и отвращение. Как бы Малика ни желала заполучить его в мужья, она не должна была делать этот опрометчивый шаг... Но Адам не ожидал, что его двоюродный брат окажется таким упрямым и непроницательным! Буквально через день после того разговора, когда, казалось, Адам ясно показал, что с предложенной невестой иметь дел не намерен, Ахмад появился во дворе его дома с тремя своими друзьями. -Поехали, Адам, она ждет, - едва поздоровавшись, заявил он. Адам похолодел и уставился на Ахмада. -Малика, - пояснил тот, - мы договорились, она ждет, когда мы подъедем и заберем ее. Еще секунду Адам смотрел на Ахмада, пытаясь понять, шутит тот или нет. Но он видел две семерки у ворот своего дома и трех решительно настроенных «кунаков влюбленного джигита» и понял, что это не шутки. Тогда он прошептал «Астаг1фируллах1» и... столько ругательств и ненормативной лексики Ахмад не слышал за всю свою жизнь. Начиная с «какого черта» и заканчивая сложными языковыми оборотами, Адам постарался донести до него мысль, что жениться на Малике не станет ни за что в жизни. Ахмад пытался возражать, чем вызвал еще больший гнев «жениха», и Адам, забыв, что перед ним его брат и близкий друг, бросился на Ахмада. Их едва удержали и растащили в стороны. -Я все равно ее украду! – кричал Ахмад. -Кради! Но в этот дом ее не приводи, она здесь никому не нужна! – кричал в ответ Адам. -Ты позоришь ее, она стоит ждет там! -А кто ее просил приходить?! Пусть хоть всю жизнь ждет, может, чего дождется. Но не от меня! В итоге во дворе появилась младшая сестра Адама, Залина. Ее присутствие всегда действовало на брата успокаивающе, и сейчас он постарался взять себя в руки. Залина взяла Адама за руку и отвела за дом. -Я не хочу на ней жениться, Залина, - Адам умоляюще посмотрел на сестру, ища у нее спасения. – У меня есть любимая девушка, я собирался посвататься к ней. Зачем он так со мной поступил?! -Ну может, стерпится-слюбится? Вы привыкнете друг к другу... Ахмад же тоже сначала не любил свою жену, а теперь посмотри на них.. -Может, он так может я – нет! – воскликнул Адам, потом зажмурился Залина во второй раз, после смерти их матери, увидела на глазах брата слезы. -Сделай что-нибудь, ты же сестра моя! Меня он слушать не хочет, объясни ему ты? Я всегда смеялся над теми парнями, которые вот так женятся, а теперь что? Где это видано, чтобы девушка сама себя в жены предлагала, какая из нее жена?! -Ну хорошо, - вздохнула Залина, - пошли, я все улажу. Но когда они вышли из-за дома, ни Ахмада, ни его друзей нигде не было. -А они уехали, - сказал Ильяс, знакомый Адама, который в то время зашел к нему в гости и был свидетелем развернувшейся ссоры. -Как уехали?! Куда? – закричал Адам. -Са вош, по-моему, они все-таки поехали за этой девушкой, - ответил Ильяс и сочувственно посмотрел на друга. Адам схватил мобильный и набрал номер Ахмада. Но он, разумеется, был недоступен. Он в отчаянии набирал его снова и снова, рядом стояли еще несколько родственников и пытались дозвониться до тех, кто еще поехал за Маликой. Наконец повезло Ильясу. -Алло! Алло! Хамза, это ты?.. Все замерли и прислушались к его разговору. -Хамза, не крадите ее! Он не женится, ни в какую!..Что?... – Ильяс нахмурился, скинул звонок и, стараясь не встречаться взглядом с Адамом, сказал, - Слишком поздно. Она уже в машине... Адам упал на колени и со всего размаха ударил кулаками о землю: -Не женюсь! Хоть убейте! Ненавижу вас!! Делайте, что хотите! Не женюсь ни за что! Слезы градом полились из его глаз, он вцепился руками в дворовую пыль, словно пытаясь удержаться с ее помощью от ненавистной женитьбы. К нему подходил то один, то другой родственник, но он только отмахивался. И лишь когда его стал уговаривать один из старейшин, Адам не смог спорить. -Куда мне ехать? – только и спросил он. -Адам Цечоев, ты взял в жены Малику Хамхоеву за махр в тысячу долларов? -Взял, - резко ответил Адам на вопрос муллы. Он старался не думать о Мадине. О той самой девушке, про которую сказал Залине. Он познакомился с ней буквально на следующий день после встречи с Маликой. Но в отличие от последней Мадина за какие-то секунды смогла очаровать Адама, не прилагая к этому ни малейших усилий. А через пару недель он уже не представлял своей жизни без нее. Боясь, что кто-то может его опередить, он решил свататься к ней, несмотря на маленький срок их знакомства... но не успел. Ахмад все решил за него. Однако, когда Адам ехал жениться, он твердо решил, что долго это не продлится. Чтобы не позорить Малику он готов был поиграть роль мужа от силы год, но потом – развод. Он не собирался рушить свою жизнь из-за глупой настойчивости Ахмада. После того, как мулла объявил, что Адам и Малика теперь муж и жена перед Аллах1ом, Адам вышел из комнаты и набрал номер Мадины. Он молил Всевышнего, чтобы она поняла его и согласилась подождать. Ну конечно же она, умница, все поняла. Адам и не сомневался в этом. Он слышал, как дрожал ее голос, когда она старалась удержаться и не заплакать, и сам хотел плакать от жалости к ней и к себе, но никакого иного выхода из сложившейся ситуации не было. Но Малика тоже не была дурой. Через день после свадьбы она сказала, что ей нужно возвращаться в Москву на работу и что там ее подруга подыскала хорошее место и для Адама. Так как Адам был старшим братом в семье, остальные брат и две сестры были полностью на его содержании, он объективно не мог упустить такую возможность. Как ни противно ему было соглашаться, он вынужден был улететь с Маликой в Москву, обещая себе, что это ненадолго. И потянулись серые будни. Утром чуть свет Адам уходил на работу и полностью погружался в нее, стараясь отогнать мысли о Мадине и о том, что вечером ему предстоит возвращаться в дом, где его ждет нелюбимая жена. Малика возвращалась с работы раньше его, готовила, убиралась, старалась быть образцовой женой. Но Адама это не трогало. Он даже не представлял, сколько на самом деле зарабатывает его жена и поразился навороченности, с которой была обставлена ее квартира. Все по последнему слову дизайна и техники, только лучшие вещи и продукты. Адам принципиально не ел практически ничего, кроме чая с бутербродами и того, что покупал сам. Все подарки жены в виде одежды он аккуратно складывал пылиться в шкаф, нося то, в чем приехал из Назрани. А когда Малика купила ему машину, он просто взбесился и пригрозил немедленно ее оставить, если она позволит себе еще раз так его унизить. Он отыскал в Москве несколько бывших одноклассников, и это стало настоящим спасением. Не опасаясь пересудов, он часто оставался у них на ночевку. Все выходные также были расписаны под завязку. В другой ситуации он, может, пожалел бы Малику и не стал так откровенно ее избегать, но она сама была виновата в своем одиночестве, и Адам, как пелось в песне, «не пытался отомстить, он просто не мог ей помочь». Единственной отрадой для него были разговоры с Мадиной. Он чувствовал себя бесконечно виноватым перед ней и решался позвонить раз или два в неделю, а то и реже. Но даже после 5 минут разговора с ней на душе у него теплело, и он верил, что все у них будет хорошо, надо только подождать.Все мечты и планы Адама рухнули, когда в течение двух недель он не мог дозвониться до Мадины, телефон бездушным голосом сообщал, что нужный ему абонент недоступен. Сходя с ума от беспокойства, Адам обратился за помощью к Ильясу, знавшему кого-то из родственников Мадины. И Ильяс, призванный злым роком сообщать Адаму плохие известия, сказал, что Мадину украли. И не вернули. И где она, никто не знает... Если бы Адаму было позволено пить, он ушел бы в запой, так отчаянно плохо стало ему на душе. Он неделю не появлялся дома, боясь, что убьет ту, которая стала причиной его страданий. Ильясу он в безапелляционной форме велел докопаться, кто украл Мадину. Хотя что это могло теперь изменить? Она вышла за другого. Пусть по принуждению, но вышла. Она уже никогда не будет с ним, у него на родине так просто не разводились, даже если брак заключался не по любви. Адам и не представлял, что способен на такое сильное чувство. Какое-то время он пытался от него избавиться, внушить себе мысль, что Мадина такая же, как все и совершенно спокойно можно прожить и без нее. Но получалось, что без нее можно было просуществовать остаток своих дней, жизнью это назвать было нельзя. Однажды, через пару месяцев после того разговора с Ильясом Адам сидел, как обычно, погруженный в свою работу, когда какая-то девушка пропорхнула мимо раскрытой двери его кабинета. Адам бросил на нее беглый взгляд и... застыл с раскрытым ртом. Галлюцинации? Бред? Или это Мадина?! Он вскочил из-за стола и кинулся к двери. Девушка быстро удалялась по коридору, неся под мышкой какие-то папки с документами. Адам готов был голову отдать на отсечение, что это была Мадина... Но этого просто не могло быть! Чисто теоретически: их компания занималась транспортом и логистикой. Мадина училась банковскому делу. Даже если предположить, что она приехала в Москву и каким-то чудом устроилась работать в ту же компанию, где работал Адам, кем она могла тут работать? «Нет. Бред какой-то. Совсем уже крыша съехала!» - решил Адам и вернулся на свое место. Сердце его еще сильно ухало в груди, когда девушка вновь появилась на пороге его кабинета. Подошла, положила перед ним какой-то пакет: -Это для вас, Адам Мусаевич. Только что принес курьер. И снова ее как не бывало... Но это же она, Мадина! Или нет?... Адам, отказываясь верить в свое счастье, решил, что явно сходит с ума. Если это она, то почему повела себя так, словно они незнакомы? А если не она... Как двое людей могут быть так похожи?! Был один верный способ все это узнать. Адам снова вскочил и чуть ли не бегом направился в отдел кадров. -Здравствуйте, Роза Львовна, - Адам ввалился в комнатку отдела кадров, 80% которой занимала одна полная добродушная женщина. -Да, Адам, я слушаю? Ты аж запыхался. Так хотел со мной пообщаться? – шутливо спросила она. -Вы даже не представляете, - улыбнулся Адам в ответ. – Скажите, что это у нас за новая сотрудница? Мне ее не представили. Кадровичка расплылась в улыбке: -А, да-да! Мадиночка. Умарова, кажется. Очень славная девушка, я это сразу заметила, работает у нас с сегодняшнего дня вторым секретарем. -Секретарем?! – удивленно воскликнул Адам. То, что это самая настоящая Мадина, он понял еще по пути в отдел кадров, сердце кричало ему об этом. Но как она оказалась тут? Почему секретарь с ее-то образованием?! -Ну да, а ты знаком с ней? -Знаком, - кивнул Адам, - мы земляки. Но у нее, кажется, диплом по другой специальности. Роза Львовна и без личного дела знала все и про всех. -Что-то связанное с банками, помню. Ну, значит, девочке захотелось зацепиться в Москве. Вуз-то у нее не столичный, так что приходится начинать с низших ступенек. Адам сильно сомневался, что эта девочка приехала в Москву только из желания «зацепиться». Скорее всего, сюда перебрался ее муж, а она последовала за ним. Но все же... неужели она не могла найти место получше? И что за странное совпадение, что она устроилась именно в его компанию?.. Но не все ли равно?! Мадина была рядом. Пусть уже недоступная для него, но он мог видеть ее, разговаривать с ней, знать, что с ней все в порядке. Адам поблагодарил Розу Львовну за предоставленную информацию и уже хотел было идти, но вдруг одна догадка осенила его, и он замер на месте, боясь поверить этой мысли. -Умарова, вы сказали? – переспросил он. – Но разве она не замужем? -Замужем? С чего ты взял? Нет, она не замужем, а вот ты женат, - и Роза Львовна хитро подмигнула Адаму. Но тот не заметил усмешки на устах кадровички, он был уже далеко. Мадину он нашел в небольшой кухне их офиса в окружении других сотрудниц. Они весело что-то обсуждали, когда туда ворвался Адам. -Девушки, выйдите, пожалуйста, - обратился он к присутствовавшим, - мне надо поговорить с нашим новым секретарем. Женщины, широко улыбаясь и переглядываясь, забрали свои кружки с чаем и оставили Адама и Мадину наедине. Мадина некоторое время внимательно изучала обертку от конфеты. Потом, заметив, что Адам молчит, подняла глаза. Вера не позволяла ему и пальцем коснуться ее, но взгляд его источал такую нежность, что у Мадины слезы навернулись на глаза, и она снова отвела их, пытаясь скрыть свои чувства. -Как... как ты тут оказалась? Что происходит? – пробормотал наконец Адам. – Я думал, тебя украли и ты вышла замуж. -Да, меня украли, - кивнула Мадина. – Но я не осталась. -Ильяс сказал, что тебя не вернули. -Не хотели возвращать. Я около трех недель там просидела, только потом смогла уйти. -Сколько?! – не поверил своим ушам Адам. – И какая, прости меня, сволочь, держала тебя столько, если ты не согласна?! -Ну есть там один... Яхья. -Что за Яхья? Фамилия?! – Адам уже предвкушал, как разрывает этого Яхью на мелкие кусочки. -Хамхоев, - тихо ответила Мадина. -Хамхоев? Отлично. Теперь я знаю, что написать на его могиле!.. То есть?...Хамхоев Яхья? Брат Малики? Моей жены? Мадина только кивнула. Да, Адам явно недооценивал ум и проницательность Малики. Оказалось, что она, видя поведение мужа, навела справки и узнала о существовании Мадины и об их взаимной симпатии. И решила устранить соперницу, подговорив родного брата украсть девушку и вынудить путем длительного заточения выйти за него замуж. А так как разводы у ингушей крайне редки, Мадина скорее всего так и осталась бы с ним, несмотря на свои чувства к Адаму. Но Мадина не согласилась. Поставив на карту свое доброе имя и честь, она день за днем отвечала отказом. В конце концов Яхью заставили вернуть строптивую невесту родителям. -Потом мне родители только и пели, что теперь мне только второй или третьей женой к какому-нибудь старику идти после такого позора. Адам внимательно посмотрел на Мадину: -Ну, я еще не старик. И место второй жены не обещаю, только первой. Пойдет? А с Маликой я разведусь сегодня же! -Не надо, Адам. Это ведь она привезла меня в Москву. -??? -После того, как я вернулась домой, приехала Малика. Мы с ней долго говорили. Не спрашивай о чем. В конце концов она сказала, что в Ингушетии мне все равно делать нечего и что она поможет мне устроиться в Москве, чтобы загладить свою вину передо мной. Я отпросилась у родителей, тут ведь живет моя сестра с семьей, и приехала. Уже тут она сказала мне, что я буду работать в той же компании, где и ты. Я согласилась и вот я здесь. -Нет, погоди... Она же знала, что мы тут встретимся. Зачем она это сделала? Мадина улыбнулась: -Это такая женская логика, тебе не понять. -И не хочу понимать! Это ее ни в коей мере не прощает. Я сегодня дам ей развод и не думай за нее заступаться. Я оказал бы ей чудовищную услугу, оставив своей женой... Ну а ты?.. Пойдешь за меня? -Да, - просто ответила она, густо краснея. Домой Адам летел как на крыльях. Он решил не убивать Малику за ее коварство, но не хотел ни минуты быть связанным ненавистным браком. Однако дома Малики не было. На столе Адам нашел записку следующего содержания: «Сделать человека счастливым насильно нельзя. Прости за все. Малика>>

Recommend us

Рейтинг '+' (25)


Поблагодарили 42 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.