Ловцы снов(2 часть)

Напечатать Категория: Новости » Разные
14 октября 2010 Автор: Bella Tayler Просмотров: 1140 Комментариев: 0
Ловцы снов(2 часть)


Второй сон был похож на первый.
Я опять увидела Ангела возле Дома Призраков. Даже во сне ветер с бухты был жарким и влажным, как это часто бывает
у нас в середине лета. Ангел сидел, привалившись к стене, прямо под окном с наглухо, навсегда закрытыми ставнями и как-то умоляюще смотрел на меня.
– Помоги, – опять сказал он. – Помоги мне. Пожалуйста.
Во сне еще сильнее было заметно то, какое у него несовременное лицо – с грифельными изломанными бровями – не бледное, как мне показалось вначале, а чуть сбрызнутое золотистым загаром и веснушками.
Я сделала шаг к нему.
– Как же я могу помочь? – мой собственный голос вдруг показался мне похожим на ветер, душным, глухим, немелодичным.
Он снова протянул мне руку.
– Мне нужно пойти, – сказал он.
И тут я увидела, что его ноги наполовину исчезли под землей, будто бы вросли туда, и вдруг с легким шуршанием рассыпались сухим
песком.



Я проснулась, будто меня толкнули, и несколько минут лежала неподвижно, сглатывая собственное сердце. Пожалуй, стоило вовсе не видеть снов, чем сразу начать с кошмаров. На всякий случай я добавила сон в свой дневник и теперь от нечего делать сижу и пишу дальше. Утро выдалось серым, Лилит ушла, как обычно, в восемь, пообещав спросить о работе для меня. Она работает в огромном развлекательном комплексе прямо у моря, где не работают только туристы, а так – трудится, наверное, весь город.
После школы я какое-то время лениво раздумывала о том, стоит ли мне прямо сразу поступать в институт, и даже злилась, что у нас принято почему-то обязательно сразу же после выпускного бежать, теряя штаны, и раздавать по вузам результаты ЕГЭ как рекламные листовки. Поступи в пять вузов и получи скидку в психбольницу. Если честно, дорогой дневник, школа меня порядочно утомила. Ника Александровна, конечно, определила меня в спецшколу
со всеми возможными уклонами,
поэтому после ее окончания я могла петь, танцевать, говорить на трех языках и лечиться от невроза. Какой уж тут вуз, особенно если учесть то, что мне больше всего нравится делать подругам маникюр, а не изучать основы международного права. Пообщавшись недавно с одной голландкой на майспейсе, с огорчением выяснила, что в Европе совсем необязательно сразу апгрейдить себе мозг. Вот Марийке, например, устроилась после школы работать курьером, накопила денег и уехала в Мексику волонтером. Я бы согласилась быть волонтером в Мексике, мне кажется, там и полы, наверное, можно мыть с пением и плясками.

Пока писала все это, настроение было каким-то смутно-неопределенным, под стать погоде. У нас тут чаще всего солнце, летом-то особенно, и с моря тянет самым настоящим отдыхом, все золотое, зеленое и бирюзовое, но сегодня с утра зарядил мелкий серый дождь и я расстроила себя мыслями о том, что не спешу получать высшее образование,
а мечтаю о месте в салоне красоты. Моя одноклассница Жанна уже раза четыре проехалась по этому поводу. Мол, что она будет моим первым клиентом. Жаль, что я не ответила, что с ее кривыми руками ей бы лучше закупиться варежками и не отсвечивать. Нет, дорогой дневник, я терпеть не могу Жанну, а ты бы смог вынести человека, два раза отбивавшего у тебя парней?
Ну и вот, поскольку в комнате стало совсем как-то тускло, я перебралась поближе к окну, выложила дневник на подоконник, и только хотела продолжить записи, как тетрадка соскользнула вниз и приземлилась в опасной близости от глубокой лужи. Хорошо, что мы живем на первом этаже, но даже с первого этажа вылезать в эту сырость как-то не хотелось.
Я снова высунулась из окна и огляделась. Удача! На скамейке перед домом сидел Ангел. Не буду врать, все эти сны, совпадения и прочее не то чтобы сделали его героем моих девичьих мечтаний, но, скажем так, серьезно заинтриговали. Да и кто не захотел бы поближе познакомиться с человеком, похожим на произведение искусства.
– Эй! – крикнула я. – Эй, привет!
Ангел сначала вздрогнул, потом медленно-медленно обернул ко мне свое невероятно точеное лицо. Наяву веснушек и золотистого загара не было, Ангел был болезненно бледен, под глазами – лиловые тени. Он смотрел на меня так недоверчиво и изумленно, будто бы я не поздоровалась с ним, а спросила, не хочет ли он на мне жениться и, может, быть прямо сейчас.
– Привет, – опять сказала я.
Он снова как-то долго и неуверенно посмотрел на меня, потом опустил глаза и сказал так тихо, что я скорее угадала, чем расслышала, что он говорит:
– Привет.
Я тоже застеснялась, но отступать было некуда, поэтому я продолжила:
– Послушай, ты не мог бы мне помочь? У меня тетрадка упала на землю, можешь поднять?
Не знаю, что я такого сказала, но он, казалось, страшно удивился.
То есть сначала удивился, а потом вдруг побледнел еще сильнее. Открыл рот, будто хотел сказать что-то. Закрыл. Еще раз посмотрел на меня как-то строго и даже со злостью, что ли. Потом буркнул:
– Нет.
И отвернулся.

Меня как будто холодной водой окатили. Ничего себе принц! Тетрадку поднять он не может! Я хотела сказать что-то обидное, придумать какие-то такие слова, чтобы он сразу понял, что никакой он не ангел, а самый настоящий… самый настоящий… ну вот, даже сейчас слова не придумываются.
В общем, я гордо вышла из дому, с каменным лицом прошла мимо него к окну, подняла дневник с пола и удалилась. Дождь припустил еще сильнее. Бледный и каменный ангел – теперь явно падший в моих глазах ангел – сидел на мокрой скамейке.
«Ну и сиди! – мстительно подумала я. – Тоже мне, нашелся тут, незамутненный секс!»

Как ни странно, но Лилит ангел – да, теперь я принципиально пишу его с маленькой буквы – тоже не понравился.
– Держись от него подальше, – вдруг сказала она за ужином. – Мне не понравился ни он, ни его родители. Приятные соседи нам достались, нечего сказать.
Ну да, за стенкой уже вовсю пилили и строгали, но в любой новостройке это не новость. Наша соседка со второго этажа всегда шутит, что ее младенец спокойно спит при грохоте отбойного молотка, потому что думает, что так в мире и задумано.
Вообще я удивилась такой реакции Лилит, потому что ей, если честно, всегда было наплевать, с кем я общаюсь. Ну, может быть, и не наплевать, но она и глазом не моргнула, например, когда я встречалась с Шэдоу, а Шэдоу носил три кольца в носу, черно-белую челку и кожаный плащ с красной подкладкой. Однажды он пришел к нам домой и подарил Лилит черную розу, а мне – сушеного паука под стеклом.
– Благодарю, – только и сказала Лилит. – Крови выпьешь?
Теперь Шэдоу зовут Саня, он отрезал челку, сдал кольца в ломбард, продал плащ девятикласснику, а на выпускном появился в галстуке и под ручку с криволапой Жанной.
Жаль, что тогда он не выпил крови.
Или яду.

Но Лилит, конечно, была удивительная. Она была вся такая, как Древний Египет, как их точеные, ладные кошки, как сурьмленые брови Нефертити, – прекрасная, черноволосая, темноокая и не стерва.
Она давала мне пользоваться своей косметикой, доплачивала за шмотки, на которые у меня не хватало денег, и ни разу не сказала что-нибудь вроде: «Не покупай скинни, у тебя ноги коротковаты». Аньке, например, старшая сестра так всегда говорит – как бы из лучших побуждений, но Анька потом часа два яростно выставляет «В Контакте» статусы типа: «Да на свою задницу посмотри!»
Нет, моя Лилит была настоящей мечтой, идеалом старшей сестры, разве что меня слегка тревожила ее неизменная ровность по отношению ко мне, никаких объятий и поцелуев, никаких дружеских посиделок ночами – она была приветливым мороженым, заботливым айсбергом, добродушным льдом. Но, с другой стороны, кто знает, не взвыла бы я от старшей сестры, которая френдила бы меня в жж и выпытывала, был ли у меня уже секс. Нет уж, пусть у меня в сестрах будет красивый брикет с пломбиром, чем навязчивая скорая помощь.
Жаль, правда, что она совсем ничего не могла рассказать ни о моем отце, ни даже о своей матери. Мать Лилит, первая жена моего отца, тоже как-то быстро умерла, и Лилит воспитывали многочисленные родственники отчима, пока тот с южной горячностью женился и разводился с красивыми блондинками. У Лилит сохранилась только одна фотография моего отца и ее матери, выцветший снимок начала восьмидесятых. Лицо отца видно нечетко, зато женщина – вылитая Лилит, только с более пышной прической, уже отчетливо отдававшей знаменитыми «взрывами на макаронной фабрике», которые войдут в моду позднее. Они сняты на Морском проспекте, на самом берегу моря, и вокруг них только небо, море, серая брусчатка и зелень – в левом углу, правда, какой-то брак, выступающее темное пятно, как будто бы протянутая ладонь. Но, за исключением этого, фотография кажется мне отпечатком ужасно счастливого времени, вечного лета, вечного солнца.

В дверь позвонили. Сейчас это совсем странно, правда? Теперь, когда есть мобильники, ну кто может прийти вечером без предупреждения?
– Соседи, – вздохнула Лилит и пошла открывать.
На пороге стояла новая соседняя тетенька. Та самая, у которой ангел и еще два мальчика. На ней был бодрый халатик леопардовой расцветки и выражение лица «здрасте, давайте знакомиться, вам этого не избежать!».
– Здрасте, – затараторила она, – давайте знакомиться. Меня Оксана зовут, мы вот в шестую въехали вчера, извините, что беспокою, так неловко, но, быть может, вы знаете – мы просто сюда из другого города переехали, ничего совсем не знаем. Тут вообще есть автосервис?
– Смотря какой вам надо, – вежливо и прохладно сказала Лилит, – тут их по соседству штуки три.
– Ой, да нам любой, лишь бы машину поскорее починить.
Лилит все так же холодно и любезно принялась объяснять ей, как туда добраться, и даже пошла к себе в комнату, чтобы уточнить номер телефона знакомого автослесаря.
Пока ее не было, Оксана выбрала меня в качестве мишени для знакомства и принялась вываливать на меня дальнейшие подробности своей семейной жизни.
– А то, представляешь, – черт, ненавижу, когда мне тыкают незнакомые, даже если мне всего и семнадцать. – Представляешь, нам ребенка везти к врачу, а она заглохла. Так и не заводится, Вова давно говорит: «Давай продадим», а я говорю: «Да ладно, еще бегает, а где мы деньги возьмем сейчас на новую машину?». Вова – святой у меня, конечно, стал бы кто другой так возиться с приемным-то ребенком, старший у меня от первого брака. Ох и намучилась я с ним, конечно, да что тут скажешь…
Тут я принялась выключаться, мечтая о том, чтобы Лилит поскорее вернулась с этим проклятым номером, а я пошла досматривать новую серию «Трублада». Однако Оксана не выдыхалась и бодро продолжала:
– …и, конечно, – бубнила она, – мы бы его и без машины отвезли, но куда ж мы с коляской в автобус полезем.
– А у вас еще есть ребенок? – попыталась я поддержать разговор. – Маленького на коляске, конечно, неудобно.
– Ой, да Бог с тобой, – махнула рукой Оксана. – Я про старшего. Он же не ходит уже пятый год. Ох, взрослого ребенка я вожу в коляске. В инвалидной только.
– Вот телефон, – из коридора мягко шагнула Лилит и протянула Оксане розовый отрывной стикер.



Продолжение следует...

Recommend us

Рейтинг '+' (15)


Поблагодарили 15 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.