**ГлАза Цвета НеБа**

Напечатать Категория: Новости » Разные
17 июня 2010 Автор: Somerhalder Просмотров: 1768 Комментариев: 0
Одиночество…
Какое это страшное слово…
Одиночество… В этом слове черная беспросветная тоска и так много боли, что порой тебе, кажется что ты, вот-вот, сойдешь с ума. И каждый человек на Земле стремиться избежать его. Каждый, но не я…

Одиночество…
Сначала я боялась его, но теперь оно стало моим постоянным спутником жизни, частичкой меня. Кто-то считает меня сумасшедшей, но для меня это единственный способ сбежать от боли, от воспоминаний. Но каждую ночь, вот уже на протяжении долгих пяти лет, воспоминания оживают с новой силой, затягивая меня в водоворот тех событий, событий, которые я тщетно пытаюсь забыть. И нет выхода. И нет способа избавиться от них. Это было так давно, но каждую ночь я не в силах справиться с вернувшейся реальностью.
Одиночество – единственный способ спастись от боли…
Потому что ВСЕ, все, что меня окружает, напоминает о нем. В каждом мужчине я искала Его. В каждых глазах искала ТОТ взгляд… Но понимала, что это бесполезно. Я знала, еще чуть-чуть, и я сойду с ума…
Одиночество. Единственный выход. Впустить его в себя. Захлопнуть душу, закрыть все там, глубоко. Закрыть там Его…
Мне это почти удалось. Но память неподвластна мне… Я научилась не думать, но я не могу забыть. И каждую ночь я вспоминаю Его, Его и Его глаза. Глаза цвета неба, которые перевернули мой мир…
**************************************************
Шестнадцать лет. Наверно, это самый прекрасный возраст. Когда тебе шестнадцать, кажется, что твои возможности безграничны и весь мир у твоих ног…
Такой же была и я. Молодой, красивой, дерзкой и бесшабашной. Я считала, что могу свернуть горы и переплыть океаны. Словом, мне было шестнадцать и я наслаждалась жизнью. В то время меня мало волновали проблемы других людей, их мысли и слова. Мне было плевать, что они говорили обо мне. Я просто жила и отрывалась на всю катушку. И казалось, что уже ничто не сможет этого изменить…
- Хватит! Мне надоело это терпеть! – бушевала моя мать. – Ты стала совсем неуправляема! Твои выходки невыносимы! Ты шляешься где-то по ночам! Вся твоя одежда пропахла сигаретным дымом! Мне стыдно за тебя!
- А мне нет! – крикнула я в ответ. – Я буду делать то что хочу, и ты мне не указ!
- Хамка! Как ты смеешь так со мной разговаривать?! Что я сделала тебе плохого? Я никогда тебе ни в чем не отказывала, а взамен получаю это?! Мы с отцом всегда старались дать тебе все самое лучшее и это твоя благодарность?! Мне стыдно на улицу выйти! Соседи только о тебе и говорят!
- А мне плевать на них! – заорала я. Меня аж всю трясло от гнева. Да как они смеют лезть в мою жизнь? Мне уже не пять лет! – Мне на все плевать! Это моя жизнь! Моя, и я буду делать все, что хочу! И буду жить как хочу!
- Мое терпение лопнуло! – закричала мать. – Завтра же ты уедешь в деревню! На все лето!
- И не подумаю! Как вы все меня достали!!!
Я выскочила на улицу, хлопнув дверью. В тот вечер я сильно напилась. А когда вернулась под утро домой, то возле двери меня ждал отец вместе с моим чемоданом. Все уже было решено. И я поняла, что лето, которое, как я думала, станет одним из лучших в моей жизни, грозило обернуться настоящим кошмаром.

Я следила за тем, как убегает серая лента дороги, унося вместе с собой мои надежды на веселое лето. Отец молча вел машину. За те полтора часа, что мы провели в пути, он не проронил ни слова. Он вообще со мной не разговаривал, и это было хуже всего. Мать могла орать на меня сколько угодно – мне было все равно, но отец…
- Может, ты хоть слово мне скажешь? – отворачиваясь от окна, спросила я.
- Зачем? – в свою очередь спросил он.
Я растерялась…
- Ну… Просто так…
- Раз просто так, значит незачем! – отрезал отец и вновь замолчал.
- Что происходит? – взорвалась я. Мне стало очень обидно и… больно.
Отец резко нажал на тормоз. Я испуганно вскрикнула. Отец несколько секунд молча смотрел на дорогу, а потом повернулся ко мне.
- Ты разочаровала меня! – он посмотрел мне в глаза. – Всю жизнь я пытался дать тебе только самое лучшее, то, чего был лишен сам! Нас было четверо детей, четверо голодных ртов, которые надо было прокормить. Отец ушел, он бросил нас! Мать вкалывала на стройке с утра до ночи, что бы мы могли есть! Я бросил школу и пошел работать что бы помочь матери, когда мне было четырнадцать! В то время, когда мои сверстники играли в футбол, я разгружал вагоны, пытаясь заработать лишнюю копейку, что бы мои сестренки ни умерли с голоду!
Я потрясенно молчала. Никогда раньше я не видела своего отца таким. Я привыкла к тому, что он всегда был сильным, был лидером, главой семьи. А сейчас в его глазах стояли слезы!
- Папа, я…
- Ты всегда получала то, что хотела! О том детстве, что было у тебя, я мог только мечтать! А ты платишь черной неблагодарностью! Неужели я это заслужил?!
И не говоря больше ни слова, отец завел мотор. Я была потрясена. Больше всего, сейчас, мне хотелось броситься к нему на шею и разреветься, попросить прощения за всю ту боль, что причинила ему. А отец погладил бы меня по голове, и сказал, что все будет хорошо как когда-то в детстве. И я поверила бы ему, его доброму и мягкому голосу. Поверила бы своему любимому папочке…
Но этого не произойдет. Теперь, мы словно чужие! Я поспешно отвернулась к окну, что бы отец не заметил слез, которые катились по моим щекам.
… Деревня Иванки, где жила моя бабушка, находилась в 150 километрах от Москвы где-то в Смоленской области. Это была маленькая деревушка с одним магазинчиком, аптекой и сельским Домом культуры. Ближайший город находился на расстояние в двадцать километров. В общем, тоска смертная. И вот, в этой глуши мне предстояло провести долгих три месяца.
Отец остановил машину возле высокого забора. Я нехотя вылезла и осмотрелась. Дом бабушки был большим одноэтажным сооружением, в окружение огромного зеленого сада. Отец вытащил из багажника мой чемодан и вошел во двор. Я потащилась за ним. Из дома, навстречу нам, вышла пожилая женщина – моя бабушка.
- А мы вас уже заждались! – воскликнула она. – Марина, какая ты стала большая!
Я кисло улыбнулась. Меня мучило какое-то странное предчувствие, не надо было здесь оставаться.
- Ну что же вы, заходите в дом! – гостеприимно предложила бабушка.
- Я должен ехать, мам! – он поцеловал бабушку и, кивнув мне, пошел к машине.
Вдруг во мне поднялась такая волна безудержного страха, что я едва не задохнулась от ужаса. Повинуясь внезапному порыву, я бросилась к отцу, и, повиснув у него на шее, заревела во все горло.
- Папочка, пожалуйста, не оставляй меня здесь! Забери меня домой! – слезы градом катились по моему лицу. Не знаю почему, но это место вызывало во мне ощущение чего-то страшного. – Не бросай меня тут! Забери меня!
Отец удивленно посмотрел на меня, потом его взгляд вновь стал жестким:
- Что за ерунда?! Тебе здесь будет хорошо!
Он с силой разжал мои руки и сел в машину. Я бросилась к нему, и, стуча ладонями по стеклу, просила не оставлять меня. Но отец завел мотор и резко рванул с места. Я упала на колени.
- Папочка! Пожалуйста! Не бросай меня! Не уезжай! – я выла белугой.
- Ну-ну, успокойся! – бабушка обняла меня за плечи. – Пойдем в дом, все будет хорошо!

* * *
Я лежала на кровати и уже в пятый раз перелистывала журнал. С момента моего заточения прошло уже две недели. А позавчера у меня закончились деньги на мобильном, и связь с внешним миром была утеряна окончательно. Хотелось курить, но сигарет не было и наличности тоже. Отец оставил бабушке какую-то сумму на мои расходы, но под строгим запретом выдачи их мне, кроме как «только на самое нужное». В общем, это был концлагерь, хоть и без колючей проволоки.
Я перевернулась на спину и посмотрела в потолок. За те две недели, что я тут провела, я слегка пообвыклась, но предчувствие беды меня не оставляло. Ночью, мне снился сон, словно я падаю в черную бездну и падение это бесконечно. Я кричу, но из горла не вырывается ни звука. Я просыпалась ночью от собственного крика и долго потом не могла уснуть. А еще я стала бояться темноты, казалось, она поглощает меня, забирая все то светлое и счастливое, что еще осталось во мне.
В комнату вошла симпатичная черноволосая девушка. Это была моя двоюродная сестра Алина, с которой я делила комнату. Она была на пол года младше меня, но обладала очень веселым характером.
- У меня к тебе предложение, - тут же начала она. – Пойдем вечером на дискотеку?
- Интересно, что я забыла в вашей развалюхе? – хмыкнула я.
- Да ладно тебе, - Алина села на свою кровать. – Ты целыми днями дома торчишь! Не надоело?
- Нет, - равнодушно ответила я.
- Пошли, сходим. Сегодня Макс с компанией приезжает! Я вас познакомлю!
Новое имя заинтересовало меня. Решив, что небольшая встряска мне не повредит, я согласилась. В конце концов, если я и дальше буду оставаться наедине со своими мыслями, то к концу лета просто свихнусь. Алина вышла из комнаты. Я подошла к большому зеркалу и взглянула на себя. Медного цвета волосы, мягкой волной ниспадали на плечи, зеленые глаза печально смотрели из-под густых ресниц. Я кисло улыбнулась. Внезапно, я почувствовала, как пустота затягивает меня..
Что за бред?! Я отошла от зеркала, похоже у меня крыша и впрямь едет!
Я подошла к бабушке за деньгами.
- Мы в клуб идем, - произнесла я.
- Конечно, конечно! – бабуля была чрезвычайно рада тому, что я наконец-то выйду из дома, и выделила мне небольшую сумму денег. – Сходи, милая, развейся!
В девять вечера я, одетая в драные джинсы «клеш» и открытую оранжевую майку, и Алина вышли из дома. Мы зашли в местный ларек и я купила себе сигарет. Пополнив свои запасы, мы пошли на дискотеку.
У клуба уже собралась приличная толпа ребят. На нас, а в частности на меня, все поглядывали с любопытством. Еще бы, здесь все друг друга знали, и появление нового лица вызвала естественное любопытство. Алина увидела кого-то в толпе.
- Постой тут, я сейчас приду! Только ни с кем не связывайся! – она убежала.
Я прислонилась к спине и, достав сигарету, закурила. И зачем я сюда пришла? Скука смертная! Я закрыла глаза, втягивая в себя сигаретный дым. Почему-то он уже не казался мне таким приятным как раньше, наоборот, в горле остался неприятный привкус горечи.
- Эй! Дай сигарету! – услышала я хриплый женский голос. Я медленно открыла глаза. Прямо передо мной стояли три девушки, едва ли старше меня. Одна из них, повидиму лидер, нагло смотрела на меня. У нее были короткие черные волосы и сильно накрашенные глаза. Больше всего я ненавижу, когда кто-то пытается строить из себя крутизну. Я равнодушно скользнула по ним взглядом и отвернулась.
- Ты че, оглохла?! – похоже, девица начала выходить из себя.
Я затянулась и выбросила сигарету.
- Ты ко мне обращаешься? – наконец, соизволила я обратить на них внимание.
- Сигарету дай! – повторила девица.
- Это была последняя, - сказала я, хотя в кармане была полная пачка. Я не жадная, просто ненавижу, когда мне хамят. Все трое удивленно переглянулись. Похоже, они не ожидали увидеть такого полного равнодушия к своим персонам, неизвестно от кого.
- Ты вообще кто такая? – нагло и угрожающе спросила черноволосая девица.
- А тебе какое дело? – огрызнулась я. Эта троица порядком начала мне надоедать. – Иди, куда шла!
- Ты охренела?! – взбесилась девица. – Проблем захотела?!
Похоже, назревала ссора.
- Марго, отстань от нее! – раздался над моим ухом голос Алины. – Это моя сестра!
Все три девушки посмотрели на Алину. Она стояла и неодобрительно смотрела на них.
- Это – моя сестра, поэтому, все свободны! – И, не говоря больше им не слова, Алина взяла меня за руку и повела внутрь. Мы остановились в фойе. – Говорила же тебе, не ввязывайся ни во что!
- А это кто? – в свою очередь спросила я.
- Маргарита Романова со своими припевалами, мерзкая девица! – ответила Алина. – Меня не трогает только потому, что я тусуюсь в компании Макса. А Марго уже давно в него влюблена! Иногда мне кажется, что она совсем отмороженная! Ладно, пошли, Макс с ребятами уже в зале.
Мы вошли в зал и меня сразу оглушила музыка. Конечно, с московскими клубами это не сравниться, но, если не особо придираться, то сойдет.
- Наши ребята вон там! – проорала мне в ухо Алина, показывая куда-то в угол.
- Что ты говоришь? – переспросила я, тщетно пытаясь что-то расслышать. Вместо ответа, она схватила меня за руку и потащила в угол.
- Вон они! – я увидела группу ребят и девушек. В этот момент, один из ребят повернулся к нам, и я замерла пораженная.
Никогда в жизни, я не видела такого красивого юноши. Он был высокого роста с широкими плечами и хорошо развитой мускулатурой. Черты его лица были чуть резковаты, но это добавляло ему мужественности, иссиня-черные волосы ниспадали на лоб, но больше всего меня поразили его глаза. На вид ему было лет девятнадцать, двадцать. Я продолжала изучать его, когда он вдруг посмотрел прямо на меня. Стоило мне взглянуть в его глаза, я почувствовала, как у меня засосало где-то под ложечкой. Никогда раньше я не видела таких глаз! Даже в полумраке зала я рассмотрела их цвет – пронзительный, голубой цвет неба.
- Пошли, я познакомлю тебя с ребятами! – голос Алины вывел меня из оцепенения, и я потопала следом за ней к ребятам.
- Привет, Алина! – улыбнулся парень с глазами цвета неба.
- Привет! – засияла Алина. – Макс, знакомься, это моя двоюродная сестра Марина!
- Очень приятно! – юноша пожал мою руку. Я заворожено смотрела на него.
Алина тем временем продолжала представлять мне остальных ребят: - Это Олег, это Дима, это Игорь, это Ольга, это Карина, это Лиза, это Саша. А это моя сестра Марина.
Я честно пыталась запомнить все имена, но передо мной все время стоял взгляд цвета неба. Поняв, что выгляжу как дура, я взяла себя в руки.
- Пошли танцевать! – предложила Карина, красивая девушка с густыми каштановыми волосами, и взяв меня за руку, потащила в центр зала.
Танцевать я любила всегда, но отчего-то сейчас, чувствовала себя зажато. Видя, как ритмично двигаются девчонки, я попыталась сделать то же самое, но выглядела как корова на льду. Я разозлилась на саму себя – это все глаза цвета неба, это они выбили меня из колеи. Я закрыла глаза, и представила, что нахожусь в этом зале одна. Не было никого кроме меня и музыки. Я почувствовала, как музыка проходит сквозь меня, впитываясь каждой клеточкой моего тела…
Музыка закончилась. Я открыла глаза – девушки, и половина зала, смотрели на меня раскрыв рот.
- Ты потрясающе танцуешь! – восхитилась Ольга. – Где училась?
- Нигде, - улыбнулась я. – Просто очень люблю танцевать и хорошо чувствую музыку!
Заиграла красивая лирическая песня Сары Конор. Все мгновенно разделились на пары, я отошла к стене.
- Можно пригласить тебя на танец? – раздался над моей головой немного хриплый, бархатистый голос. Я подняла голову. Макс смотрел на меня и улыбался.
- Я… - сама не знаю почему, но я колебалась.
- Ты мне не доверяешь? – Максим не отрываясь смотрел на меня, а в его глазах цвета неба плясали дьявольские огоньки. Это был вызов…
- Почему же? – улыбнулась я и взяла протянутую руку.
Максим вывел меня на середину зала и обнял за талию. Он был выше меня почти на голову, а моя макушка едва доставала ему до подбородка. Я почувствовала жар его ладоней через тонкую ткань майки. У меня задрожали колени. Да что это со мной?! Ни один парень никогда не вызывал во мне такую бурю эмоций. Мои руки принялись блуждать по его спине, тщательно изучая каждый миллиметр тела.
- Что ты делаешь? – раздался шепот возле моего уха. Горячее дыхание опалило кожу, заставив меня содрогнуться от истомы, прокатившейся по телу. Боже, что происходит?! Я знала его всего пол часа, а мое тело уже ТАК реагирует на него.
- Ничего, - отчего-то также шепотом, ответила я.
- Ах, ничего… - протянул Макс, и я почувствовала, как его ладони двинулись вверх по моей спине, так же тщательно изучая мое тело. Когда он коснулся обнаженной кожи на спине, у меня перехватило дыхание. Его пальцы нежно ласкали мою шею, и особо чувствительное место на затылке. Я изнывала от желания прильнуть к нему, почувствовать вкус его губ. Внезапно, я осознала, что безумно его ХОЧУ! Резко вырвавшись из сладкого плена его крепких объятий, я выбежала на улицу.
Ночной воздух немного привел меня в чувство. Я прижалась спиной к холодной стене и закурила. Рука дрожала, когда я подносила сигарету ко рту. Я задумалась над тем, что произошло в зале. Я знала Макса всего пол часа, и то, только его имя. Кто он, сколько ему лет, чем он живет – этого я не знала, я вообще ничего о нем не знала. И, тем не менее, я таяла в его объятиях подобно снегу у раскаленной печи. Никогда в жизни со мной не происходило ничего подобного! Одно прикосновение его рук и я была готова отдать… О, Господи!
А он опасен, он очень опасен – это я поняла сразу, как только взглянула в его глаза. Нет, мне нельзя смотреть в эти глаза, глаза цвета неба! Нельзя, иначе я натворю столько глупостей, о которых сама потом буду жалеть! От него вообще нужно держаться подальше, иначе я потеряю голову…
- Почему ты ушла? – я подскочила от неожиданности. ОН подошел так тихо, что я, поглощенная своими мыслями, этого даже не заметила. Я боялась обернуться, я уже поняла, Кому принадлежит этот голос! – Извини, я не хотел тебя напугать!
Я выгляжу полной идиоткой, все-таки надо обернуться. Я не торопясь закурила еще одну сигарету и глубоко вздохнула, стараясь унять дрожь в руках.
- Ты вовсе меня не напугал! – соврала я. Меня напугали мои чувства, добавила я про себя оборачиваясь. И тут же наткнулась на пронзительный взгляд голубых, как небо, глаз. Полная луна озаряла своим серебристым светом все вокруг, и в этом свете, глаза Макса приобрели необычный оттенок – оттенок грозового неба. Я уставилась в землю, сосредоточенно изучая мысы своих кроссовок.
- Где Алина? – спросила я, нарушая затянувшееся молчание.
- Там, танцует с Олегом, - спокойно ответил Макс. – Как ты тут оказалась?
- Родители отправили в ссылку! – Максим улыбнулся, обнажая ряд белоснежных зубов. Я снова почувствовала дрожь в коленях. Не смотри на него! – приказала я себе, разглядывая окружающий пейзаж.
- За что? – вновь поинтересовался он.
- Была одна темка, - неохотно ответила я. Вспомнив отъезд отца, мне захотелось разреветься. – А ты откуда?
- Москва, метро «Проспект Мира», - ответил Максим. Я вытаращила глаза.
- Да ладно?!
- А что?
- Я тоже там живу!
- Правда? – удивился Максим. – Какое замечательное совпадение!
- Это еще почему? – в свою очередь удивилась я.
- Живем рядом, а встретились за сто пятьдесят километров от Москвы.
- Да, действительно забавно, - потихоньку я начала приходить в себя. Моя зажатость начала проходить, уступая место легкому веселью. Подул прохладный ветерок, и я тут же продрогла, кожа покрылась мурашками.
Максим молча смотрел на меня, казалось, его глаза видели меня насквозь. Я почувствовала себя на рентгене. Возникло такое ощущение, что он знает обо мне все – все мои секреты и переживания, все мои страхи и сомнения, абсолютно все. Я, наконец, набралась смелости и посмотрела ему прямо в глаза.
- Ты дрожишь, - это был не вопрос, а констатация факта. Он подошел ко мне вплотную и сняв свою кожаную куртку, накинул мне ее на плечи. Его руки продолжали лежать на моих плечах, и убирать их, Макс не торопился.
Не смотри, не смотри, не смотри! – повторяла я, словно заклинание, про себя. Пожалуйста, не смотри в эти глаза, глаза, в которых ты можешь утонуть! Не надо, они погубят тебя! Но я не мигая, смотрела в его глаза, смотрела в небо. Максим приблизил свое лицо ко мне.
- У тебя глаза цвета бушующего моря, - пробормотал он. Я чувствовала его дыхание, с легким привкусом кока-колы на своей коже, и от этого у меня кружилась голова.
Беги! – настойчиво билась мысль в мозгу, спасай то, что от тебя еще осталось. Сделать шаг назад – казалось, что может быть проще? Но нет, сделать этот шаг сейчас, было равносильно попытке сдвинуть скалу, но и продолжать смотреть в эти глаза, было равносильно прыжку в ров с крокодилами. Наши лица разделяли всего каких-то пара сантиметров. Нет, не делай этого! – билось в мозгу, а мое сердце трепыхалось подобно птице в клетке. Не делай этого! Но мои руки уже обняли его за шею…
Я почувствовала его губы на своих губах. Сначала, это был легкий, нежный поцелуй, через секунду сменившийся такой страстью, что мне стало страшно. Его руки крепко прижали меня к себе, не давая пути к отступлению, а губы, настойчиво искали моих губ. Никто, никогда в жизни не целовал меня так. В этом поцелуе смешалось все, страсть, нежность, мягкость… Он покрывал поцелуями мои щеки, шею и снова возвращался к губам не давая мне опомниться ни на секунду. Всепоглощающий огонь, страсти и желания, смешанный с капелькой безумия, охватил меня так внезапно, что если бы Макс меня не держал, я бы упала.
На секунду, всего лишь на секунду, я отшатнулась от него, но этой секунды было более чем достаточно. Разум, до этого затуманенный, вновь обрел ясность. Я в панике взглянула на Макса. Его глаза потемнели, а грудь вздымалась так, словно он пробежал не один километр. Я могла поклясться на что угодно, он пережил всю туже бурю эмоций, что и я! Страсть отступила, уступая панике. Не отдавая себе отчета в том, что делаю, я развернулась и бегом бросилась домой. Подальше от клуба, подальше от глаз цвета неба, не суливших мне ничего хорошего.
Влетев во двор, я поняла, что куртка Макса все еще на мне. Я осторожно, стараясь никого не разбудить, прокралась в свою комнату и раздевшись, юркнула под прохладную простыню. Господи, что со мной происходит?! – в который раз спрашивала я себя. Спрашивала и не находила ответа.
Что теперь со мной будет? – подумала я, потому что знала, так, как было раньше, уже не будет никогда.

- Куда ты вчера так быстро исчезла? – спросила меня Алина. Мы сидели за столом на кухне и завтракали.
- Просто мне стало скучно, - соврала я, умолчав о ночном поцелуе с Максом.
- Ясно, а Макс про тебя спрашивал. Похоже, ты ему понравилась, - Алина смотрела на меня, явно чего-то выжидая.
- Чего ты на меня смотришь? – удивилась я.
- Не, ничего, все в порядке. Поедем сегодня с нами на озеро?
- С кем «с нами»? – спросила я, заранее зная ответ.
- Ну, со мной, с Максом и другими ребятами? – ответила Алина.
- Я даже не знаю…
- У меня такое ощущение, что ты чего-то боишься…
- Что за бред! – возмутилась я. – Ничего я не боюсь! Хорошо, я пойду с тобой на озеро!
Итак, я дала свое согласие, тем самым, подписав себе смертный приговор. Я знала, что поцелуй с Максом, не исчезнет бесследно. Но я даже представить не могла, насколько стремительно будут разворачиваться дальнейшие события.
В половину третьего, я и Алина сидели на скамейке во дворе. Мы обе были одеты в купальники и шорты. В моем рюкзачке лежало полотенце и бутылка холодной минералки. Ребята вот-вот должны были подъехать. Раздался сигнал гудка, мы вышли во двор. Возле дома, сидя на мотоциклах, были ребята. Я сразу же отметила, что сидели все по двое. Свободными были только мотоциклы Олега и Макса. Не долго думая, Алина прыгнула к Олегу, а по поцелую, которым они обменялись, я, наконец, сообразила, что эти двое встречаются.
Я в ужасе смотрела на Макса. Нет! Только не с ним! Ехать, тесно прижавшись к нему?! Я точно сойду с ума! Господи, за что мне все это. Макс внимательно смотрел на меня. Взгляд голубых глаз не выражал ничего, он просто равнодушно смотрел на меня. Правда, слегка улыбался.
- Марин, давай, садись уже! Поехали! – с нетерпением воскликнула Алина. – Максим тебя не съест!
Кляня саму себя за трусость, я устроилась позади Макса. И тут возник вопрос, за что мне держаться. Я обняла его за талию, и тут же почувствовала рельефные мышцы живота. Нет, это не выносимо! Я подняла руки выше, распластав пальцы веером по его груди, но это оказалось еще хуже. Я слышала глухие удары его сердца и ощущала жар его тела, так словно я опустила руки в огонь. Я хотела вернуть руки в прежнее положение, но не успела. Макс рванул с места так резко, что я по инерции прижалась к нему. Только бы эта пытка поскорее закончилась…
Озеро находилось в часе езды от деревни. Когда мы приехали на место, я, не долго думая, скинула с себя шорты и прямо с берега нырнула в воду. Плавать я любила всегда, у меня даже был чемпионский титул среди юниоров. Простите за каламбур, но в озере, я чувствовала себя как рыба в воде. Вода была теплой, как парное молоко и купаться в ней, было сплошным удовольствием.
- Как водичка? – услышала я голос Макса. Повернувшись, я увидела его. На несколько секунд я потеряла дар речи, ей-богу, он был красив как Аполлон.
- Как вода? – повторил он свой вопрос.
- Замечательно! – ответила я. Оттолкнувшись, он прыгнул, и, описав красивую дугу, практически бесшумно, вошел в воду. Я осмотрелась. Куда он делся? Гладь озера была совершенно неподвижна. И в следующую секунду, я почувствовала, как чьи-то руки обхватывают меня за талию. Я заорала не своим голосом.
- Извини, я не хотел тебя напугать! – Макс вынырнул и посмотрел в мое испуганное лицо.
- Идиот! – разозлилась я. И оттолкнувшись, поплыла прочь.
- Марина, постой! – я обернулась. Максим плыл за мной. Я поплыла еще быстрее, надеясь, что он от меня отстанет. Но он не отставал. Я почувствовала, что начинаю уставать. Еще бы, я ведь проплыла уже метров семьсот наверно, а Макс все не отставал. Тогда, набрав в грудь побольше воздуха, я нырнула под воду и поплыла в обратную сторону.
Когда я вынырнула на поверхность, Макс был далеко позади. Доплыв до берега, я вышла и, достав сигарету, села на солнышко. Меня слегка знобило. Через некоторое время, Макс сел возле меня. Я сделала вид, что не заметила его.
- Ты хорошо плаваешь, - трпроизнес он.
- Спасибо, - ответила я.
Господи, что еще ему от меня нужно! Неужели он не видит, что когда я нахожусь рядом с ним, то превращаюсь в безвольную куклу. Неужели так трудно оставить меня в покое?!
- Прости, если вчера я тебя чем-то обидел или напугал, - вдруг, неожиданно тихо произнес он. Я повернулась к нему.
- Что?
- Прости меня, - повторил он.
- Да ладно, не бери в голову! – улыбнулась я.
- Значит мы друзья?
- Да, - я пожала протянутую Максом руку. – Друзья.
Ближе к вечеру, мы вернулись домой. Весь день мы разговаривали с Максом, он оказался очень умным и начитанным парнем. Мы разговаривали о книгах, фильмах, музыке. Оказалось, что у нас с ним, очень много схожих интересов. И даже предпочтения в еде практически одинаковые. Макс шутил, рассказывал забавные истории, в общем, развлекал меня как мог.
Ночью, я не могла уснуть, все время думала о Максе. Он оказался даже лучше, чем я могла предположить. Алина весь вечер приставала ко мне со своими распросами. Твердила, что Макс, похоже, очень сильно симпатизирует мне. Я все время думала о ее словах. Надо же, никогда со мной не происходило ничего подобного. Я знала его всего несколько дней, а было такое ощущение, будто мы знакомы всю жизнь. С ним было так хорошо говорить обо всем и ни о чем. Уснула я где-то часа в два ночи, с совершенно глупой и счастливой улыбкой на лице.
Когда я проснулась, то сначала не поняла, что меня разбудило. В комнате было очень тихо. На соседней кровати, сопела Алина. Тихо и мерно тикали часы. Присмотревшись, я увидела, что они показывают половину пятого утра. За окном было темно, но предрассветно время давало о себе знать. Почему я проснулась так рано, что меня разбудило? Я услышала тихий, едва различимый стук. Кто-то бросал камни в окно, ну или что-то в этом роде. Преодолевая зевоту, я подошла к окну и раскрыла его.
- Ты?! – удивленно воскликнула я и, спохватившись, обернулась, но Алина спала.
- Что ты тут делаешь? – шепотом спросила я у Макса.
- Я пришел за тобой, - также шепотом ответил Макс. – Собирайся, и выходи.
- Зачем? – не поняла я.
- Выходи, потом все узнаешь! Только побыстрее!
Я натянула джинсы и водолазку, и вылезла в окно. Макс, ничего не говоря, взял меня за руку и повел за собой.
- Куда мы идем? – спросила я, когда мы вышли во двор.
- Я не хотел, что бы кто-то из твоих проснулся, и оставил мотоцикл в начале улицы, - улыбнулся Максим. Мы свернули за угол, и я увидела его мотоцикл. – Садись!
- Куда мы поедем? – удивилась я.
- Не бойся, - улыбнулся Макс, и я почувствовала, как мое сердце ухнуло куда-то вниз. – Просто я хочу тебе кое-что показать!
Я села позади него и мы поехали. Я положила голову ему на плечо и задремала.
- Эй, красавица, проснись, - услышала я. Открыв глаза, я посмотрела по сторонам. Мы были где-то в лесу.
- Куда ты меня привез?
- Пошли, - Макс повел меня между деревьев. Мы шли наверно минут десять. Мои ноги промокли от росы, и я начала зябнуть. – Мы пришли.
Макс закрыл мне глаза руками. Мы прошли еще несколько метров, и Макс открыл мне глаза. Я ахнула…
Мы стояли на холме, с которого открывался прекрасный вид на озеро. Небо, было окрашено в багряно-красные цвета, а восходящее солнце украсило озеро золотисто-бронзовым цветом. Деревья, окружавшие озеро, тонули в розоватой дымке.
- Господи, Макс, здесь так красиво! – воскликнула я. – У меня нет слов!
- И не надо ничего говорить! – улыбнулся он, - Просто слушай.
Я села на траву, и закрыла глаза. Я услышала пение птиц. Казалось, я слышу голос природы, я растворяюсь в ней, она пронизывает каждую клеточку моего тела. Казалось, ничего, прекраснее этих звуков я не слышала. Господи, здесь было так хорошо и спокойно, так тихо и красиво! Я открыла глаза, Макс сидел рядом со мной, его взгляд был устремлен куда-то вдаль.
- Спасибо, - прошептала я. Я думала, что если буду говорить громко, то нарушу это спокойствие, эту первозданную тишину. – Спасибо, что показал мне это! Здесь так чудесно!
- В городе такого не увидишь, - так же тихо ответил Макс. – Я всегда прихожу сюда на рассвете, когда мне хочется побыть одному! Слушая тишину, ты сам растворяешься в ней, становишься частичкой природы, частичкой бытия! Почему ты плачешь?
Максим удивленно посмотрел на меня! Я дотронулась до щеки. Надо же! Я и сама не заметила, что по моим щекам бегут слезы. Мне казалось, что моя душа поет. Здесь было потрясающе, неописуемо красиво и хорошо. Мне, привыкшей к большому городу, этим каменным джунглям, все было в новинку. Я никогда не думала, что на природе может быть так хорошо. Для меня, слово природа, всегда обозначало, жуткие условия, лишенные цивилизации, противных комаров и прочие ужасы. Но то, с чем я столкнулась сегодня, разом перечеркнуло все мои представления о жизни.
Сидя на холме и слушая тишину, я поняла, что не всегда бывает так, как было в моей жизни. Ведь в жизни есть масса других прекрасных вещей, кроме выпивки, сигарет и пьяных посиделок в подъездах. Человек – это не просто тупое существо, созданное для того, что бы бесцельно прожигать жизнь. Он создан для того, что бы строить новый мир, достигать новых вершин, осуществлять великие замыслы. Я поняла, что все мои проблемы, которые до этого казались мне проблемами вселенского масштаба, абсолютно ничего не стоят. Это жалкие крохи по сравнению с настоящими проблемами. Подумаешь, у кого-то сломался ноготь или порвалось платье от Гуччи, разве это проблемы?! Там люди умирают, дети голодают, бессмысленные войны разом уносят жизни тысяч людей! Вот это настоящие проблемы!
Как я могла быть такой идиоткой и не понимать таких простых вещей. Мне казалось, что я была свободной и счастливой, но это было не так! Весь мой выдуманный мир был ложью, глупой иллюзией, которую я сама себе создала. Счастье человека не в том, что бы потакать своим иллюзорным желанием, жить так, как ему угодно. Счастье – это знать, что у тебя есть дом, в который ты можешь вернуться после дальней дороги. Счастье – это знать, что твои родители живы и здоровы. Счастье – это возможность, видеть своих самых близких и родных людей, быть частичкой их мира. Быть счастливым – это, значит, быть живым. Жить в реальном мире, а не в иллюзиях, выдуманных самим собой. Принимать жизнь такой, какая она есть. Ценить, то, что имеешь сейчас, ценить, и, жить этим.
Я вспомнила своих родителей. Господи, я была такой эгоисткой! Я думала только о себе, я принимала их как должное и не умела беречь. А что случилось бы со мной, если бы их вдруг не стало?! Я бы не выжила в этом мире, не смогла бы быть одна! Боже, я причинила им столько боли и страдания! Я была такой не благодарной! Они дали мне жизнь, возможность почувствовать себя живой, а я отвергала все это, обвиняя их в деспотизме надо мной! Какой же я была идиоткой! Сознание собственной никчемности наполнило душу такой горечью, что в тот момент я возненавидела саму себя! И слезы хлынули с новой силой.
- Эй, малыш, не плачь! – ласково произнес Макс. – Что с тобой?
- Я… Я такая дрянь! Меня тошнит от самой себя! – я не выдержала и рассказала ему все. Слова лились нескончаемым потоком, и с каждым произнесенным словом, мне становилось легче. – Видишь, я ужасный человек! Я не достойна их прощения!
- Не говори так! Человек сам создает себя. И если ты совершила какие-то ошибки, то никогда не поздно их исправить! – Макс посмотрел в мои глаза. – Слышишь, никогда не поздно все изменить! У тебя еще вся жизнь впереди, ты сможешь наверстать упущенное время! Ты причинила кому-то боль – никогда не поздно искренне раскаяться и извиниться!
Поверь, людям, которые действительно тебя любят, все равно, что ты сделала или сказала раньше! Им нужна ты сама, со своими страхами и проблемами! Не бойся доверять своим близким, они всегда стремятся сделать так, что бы тебе было хорошо! Не бойся довериться кому-то, поверь, одиночество – это самое страшное. Сознание того, что ты кому-то нужна, что тебя кто-то любит и ждет, вот самый сильный стимул к жизни. Никогда нельзя опускать руки, нужно бороться! В жизни бывают не только черные полосы! И хотя, порой, кажется, что черные полосы большие и жирные, что они никогда не закончатся, нужно верить в то, что наступят и белые! Нужно верить, и никогда не опускать руки! Слышишь, ты должна верить в лучшее и стремиться к этому! Помни, человек – сам создатель своей судьбы!
- Спасибо, - прошептала я. Макс обнял меня и прижал к себе. Я плакала, слезы катились по моим щекам, очищая мою душу от тех мерзостей, в которых я тонула раньше. Слезы очищали мою душу и приносили успокоение.
Макс нежно взял мое лицо в ладони и вытер слезинки, катившиеся по лицу:
- Ты сильная, я уверен, ты справишься со всем!
В глазах цвета неба была тревога за меня. В этих глазах я видела надежду, надежду на то, что для меня еще не все потеряно. Что и для меня есть шанс исправить то, что я натворила, возможность, начать жизнь с нового листа.
- Спасибо тебе за все, - я притянула Макса к себе и поцеловала. На миг, я почувствовала его смятение, а потом его губы стали отвечать на мой поцелуй.
Сколько прошло времени – я не помню. Мы целовались, смеялись, снова целовались. Находясь рядом с Максом, я чувствовала себя спокойно. Казалось, я знала его вечность, и это была самая прекрасная вечность в моей жизни.
- Поехали, я отвезу тебя домой, а то твоя бабушка будет волноваться, если не обнаружит тебя в постели.
Макс оставил мотоцикл в начале улицы и проводил меня до забора.
- Я сзади обойду, - сказала я, и, поцеловав его на прощание, войдя в заднюю калитку, проскользнула к своему окну. Стараясь не шуметь, я влезла в окно.
- Ты, где была?
Я подскочила от неожиданности, Алина сидела на своей кровати и смотрела на меня. Я сняла джинсы и водолазку и юркнула под одеяло. Часы показывали десять минут восьмого.
- Ну? – Алина неодобрительно смотрела на меня.
- Я с Максом была.
- Что?! Что вы делали?! – Алина вытаращила глаза.
- Тише ты, - я посмотрела на сестру. – Я тебе потом все расскажу, а сейчас спать!
* * *

Следующие два месяца были самыми прекрасными в моей жизни. Через две недели я должна была возвращаться в Москву, но я не думала об этом. Я была с Максом, я жила им. Я, наконец, обрела кусочек счастья, наполнившего смыслом мое существование. Я, словно, обрела второе дыхание и желание жить. Жить не для себя, а для кого-то. Делить с кем-то свои горести и радости. Знать, что меня любят и ждут, знать, что кто-то, действительно дорожит мной. И осознание этого было самым прекрасным открытием для меня за последние шестнадцать лет!
Я, берегла свое голубоглазое счастье как зеницу ока, холила и лелеяла его. Я берегла его, боясь, что, оно вот-вот могло разрушиться. И чем счастливее я становилась, тем страшнее было его потерять. Я гнала эти мрачные мысли прочь, я старалась не думать об этом, мне почти это удалось. Но иногда, по ночам, червячок сомнения все же выбирался наружу и тогда, жуткий страх охватывал меня…
Проснувшись как-то утром, я услышала разговор из соседней комнаты.
- Она так сильно изменилась, за последнее время. Ходит, прям, аж вся светиться изнутри! И такая веселая стала, шутит, смеется!
- Видимо, отдых тут все же пошел ей на пользу!
Я услышала знакомый голос и, вскочив с постели, бросилась в другую комнату. Мои родители сидели на диване и беседовали с бабушкой.
- Мамочка, папочка! – я бросилась к ним на шею и крепко обняла обоих. – Как же я по вам соскучилась!
- Мариночка, доченька! Как ты тут? – защебетала мама, крепко прижимая меня к себе.
- Замечательно! Здесь так хорошо. Я узнала столько нового!
Следующие пол часа я рассказывала родителям о том, как мы ходили на озеро, как я училась ловить рыбу, различать съедобные и ядовитые грибы, и еще много чего интересного, чему меня научил Максим. Родители только диву давались.
- Боже, никогда бы не подумала, что ты так прикипишь к жизни в деревне! – воскликнула мама после того, как я закончила свой рассказ. Мы посидели еще минут двадцать, а потом бабушка увела маму на кухню. Мы остались вдвоем с отцом.
- Ты очень сильно изменилась, - произнес он.
- Я знаю, -тихо ответила я. – Я очень много думала о своей жизни, и сделала множество выводов. Прости меня, пожалуйста, за все, что я натворила. Вы с мамой, самые дорогие для меня люди на свете, а я этого не понимала и причиняла вам огромную боль. Этого больше никогда не повториться! Я обещаю! Жизнь одна, и она слишком много для меня значит, что бы бесцельно ее прожигать!
Спасибо вам за то, что вы отправили меня сюда! Ты простишь меня?
Отец молча смотрел на меня. А потом обнял и прижал меня к себе.
- Конечно, я тебя прощу! Я рад, что ты, наконец, все поняла!
Он отстранил меня и, прищурив глаза, взглянул на меня:
- Можно задать тебе вопрос?
- Конечно, какой?
- Как зовут того человека, которого я должен поблагодарить?
- Ты о чем?
- Да ладно тебе, - улыбнулся отец. – Как его зовут?
- Максим, - ответила я, и отчего-то густо покраснела.
- Максим… - отец помолчал. – Значит он действительно достойный юноша, если заслужил твою любовь!
И с этими словами, он встал и ушел, оставив меня наедине со своими мыслями. Я люблю Максима… Люблю…
Какое это странное слово… Любовь… Неужели я действительно в него влюблена? Неужели, то сумасшедшее чувство счастья и радости, что переполняет меня при мысли о нем, и есть любовь? Как странно…
Никогда раньше я не задумывалась об этом, а вот сейчас понимаю, что, в сущности, я никогда и не знала, что, значит, любить по настоящему. А Макс научил меня этому. И стоило мне это понять, как все стало настолько простым и понятным, что хотелось петь. Я люблю его, люблю и это прекрасно!
Родители уехали через два дня, а мы с Алиной пошли в клуб. Ребята уже ждали нас внутри. Мы стали пробираться к ним, когда меня кто-то резко и довольно больно толкнул в плечо. Я обернулась. Ну конечно, кто же еще это мог быть! Марго, ненавидящим взглядом смотрела на меня.
- Наслаждаешься счастьем? – прошипела она мне в лицо. - Не долго тебе осталось праздновать! Макс будет моим! Поняла?! Моим, и больше не чьим! А ты еще глубоко пожалеешь, что приехала сюда!
И оттолкнув меня, она пошла прочь. Я смотрела ей вслед. Что на нее нашло? Мне стало не по себе! Слишком страшными были ее глаза. Слишком страшными и правдивыми!
- Привет, Лисенок! – Макс поцеловал меня в ухо. Я вздрогнула, он подошел почти не слышно. – Что случилось?
- Все в порядке, - неуверенно ответила я.
- Что она тебе сказала? – Макс вдруг посерьезнел.
- Ничего, - отмахнулась я, стараясь заглушить нехорошее предчувствие. – Все в порядке. Пошли к ребятам.
Мы стояли у стены и целовались, когда к нам подошел какой-то незнакомый парнишка.
- Макс, с тобой Князь хочет поговорить, - сказал он. – Он тебя на улице ждет.
- Что ему надо? – Максим стал серьезным.
- Макс, что случилось? - я вдруг испугалась.
- Все в порядке, малыш. Подожди меня здесь, я скоро вернусь! – Максим пошел за парнем, а я осталась у стены. Я простояла так минут десять - пятнадцать наверно, как вдруг ко мне подлетел тот самый парень, что увел у меня Макса.
- У Макса проблемы, его побили! – проорал он мне в ухо.
- ЧТО?! – мне показалось, что земля уходит у меня из-под ног. – Где он?!
- Он там, за углом! Пошли скорее!
Не долго думая, я побежала вслед за парнем. Мы вышли из клуба и свернули за угол.
- Где Максим? – спросила я у парня.
- Его тут нет, - усмехнулся он.
- Но ты же сказал… - я вдруг осеклась.
- Его тут нет, но есть мы! – непонятно откуда появилось еще двое ребят. Они смотрели на меня и не хорошо усмехались.
Внезапно до меня все дошло. Я осмотрелась. Я была одна, а их было трое, и все их мысли были написаны у них на лицах. Мне стало страшно. Я рванулась вперед, но один из ребят схватил меня за руку и швырнул назад, прямо в лапы двух других.
- Держи ее, Винт! – Винт, тот самый парень, что привел меня сюда, крепко схватил меня за руки, не давая вырваться.
- Пустите меня! – закричала я и принялась вырываться.
- Закрой рот! – второй парень подошел ко мне близко, слишком близко…
Изловчившись, я со всей силы двинула ему в пах. Он согнулся пополам. Я наступила на ногу Винту, а когда он охнул от боли, двинула локтем в нос. Я оказалась на свободе, и бросилась наутек, но не тут-то было. Третий парень бросился на меня. Я упала, сильно поцарапав локти и колени.
- Пусти меня! – я крутилась изо всех сил, пытаясь сбросить тяжелое тело с себя.
- Ах ты тварь! – первый парень, которому досталось от меня между ног, резко поднял меня в воздух и со всей силы ударил меня по лицу наотмашь.
Я вскрикнула, из разбитой губы сочилась кровь. Винт крепко держал меня за руки. Второй парень подошел ко мне вплотную и схватил за лицо.
- А ты строптивая! – Меня едва не вывернуло наизнанку. У него изо рта несло смесью перегара с каким-то дешевым табаком. – Ты мне нравишься, а значит, я буду первым!
Он с силой впился мне в губы. Не в силах справиться с собой, я плюнула ему в лицо.
- Скотина, придурок! – произнесла я. – Жалкий трус!
- Заткнись! – резкий удар по лицу, заставил меня замолчать. Рот наполнился кровью, а на глазах выступили слезы. Первый парень со злостью смотрел на меня.
- Нехера с не церемониться! Трахнуть ее и дело с концом! - он опять ударил меня. – А это - чтоб не рыпалась!
От боли у меня мутилось в голове, а по щекам текли слезы. Он резко рванул майку – тонкая ткань затрещала и превратилась в лохмотья.
- Нет! – я кричала, пытаясь вырваться. Они лапали меня, пытались целовать. – Нет! Пустите меня! Пожалуйста! Пустите меня!!!
- Пустите! – рыдания, перешли в тихие всхлипы и бессвязное бормотание. Я почувствовала, как Винт расстегивает мои джинсы…
В этот момент Винт резко отлетел от меня. Раздались крики, звуки ударов. Я упала на землю и свернулась клубком. Не было сил сопротивляться, куда-то бежать… Все происходящее казалось каким-то дурным сном, глупым происшествием…
Я почувствовала, как меня снова поднимают, и тут во мне что-то щелкнуло.
- НЕТ! Не надо! – я принялась отбиваться. – Нет! Не трогайте меня!
- Марина!!! Это я!!! – я подняла глаза. На меня смотрел Макс. В его глазах была боль, страх за меня, беспокойство, и что-то еще не уловимое…
- МАКСИМ!!! – Я крепко прижалась к нему всем телом, меня трясло.
- Малыш мой, Лисенок! – шептал Макс, обнимая меня и покрывая мое лицо поцелуями. – Девочка моя! Как же ты меня напугала! Но теперь все в порядке! Теперь все хорошо! Лисенок мой! Девочка моя!!!
О- Они… Они… Я – меня била крупная дрожь, я что-то бормотала… – Пожалуйста, забери меня отсюда!
О- Конечно, малыш! – Макс накинул на меня свою куртку, и, подняв на руки, понес прочь.
Пока мы шли, он все время что-то мне говорил. Называл меня Лисенком, малышом и еще много чего. Макс поднялся на крыльцо, и, толкнув в дверь, вошел внутрь. Только мы оказались в доме, как на улице раздался оглушительный раскат грома, и тяжелые капли забарабанили по крыше.
- Где мы? – спросила я тихо.
- У меня, - ответил он. – Тебе в таком состоянии к бабушке нельзя!
- Да, - безучастно ответила я.
- Марина, посмотри на меня! – Макс встряхнул меня за плечи. Я подняла на него глаза. – Запомни, ты ни в чем не виновата! Все, что случилось, произошло не по твоей вине! Ты… ни в чем… не… виновата! Слышишь! Повтори!
На меня нашло какое-то непонятное отупение. Мне все было безразлично – где я, что со мной… Равнодушие и безразличие… Я смотрела на Макса пустыми глазами, и не видела ничего.
- Побудь здесь, - он ушел, а когда вернулся, то сжимал в руках рюмку и бутылку. – Выпей это залпом.
Я послушно взяла рюмку из его рук и одним глотком осушила ее. Жидкость, огнем обожгла мое горло, я закашлялась.
- Что это? - прошептала я.
- Коньяк, - ответил Максим. – Это поможет тебе расслабиться. Вот, выпей еще одну! Коньяк – лучшее успокоительное и снотворное. Ты уснешь, а завтра, уже все будет хорошо.
После второй рюмки, я почувствовала, как по венам заструилось тепло. Максим поднял меня на руки и понес в ванную. Он снял с меня джинсы и то, что когда-то было моей майкой. Оставив на мне белье, он поставил меня под горячий душ и хорошенько меня вымыл. Я молчала, я вообще не говорила ни слова. Не было сил, да и что я могла сказать. Все слова сейчас были ложью, все мысли глупостью, вся жизнь – одна сплошная бессмыслица.
Максим закутал меня в огромное мягкое полотенце и отнес наверх, в спальню. Там, он вытер меня на сухо и протянул мне чистую футболку.
- Переоденься, - он отвернулся, а я скинула с себя мокрое нижнее белье и надела его футболку. От нее исходил едва уловимый запах, его запах…
Макс повернулся ко мне, а затем, отогнув край покрывала с постели, уложил меня, и, натянув мне одеяло до подбородка, нежно поцеловал меня в лоб.
- Попытайся уснуть! – он с нежностью посмотрел на меня. – Ты проснешься, и все уже будет хорошо!
Он встал и, развернувшись, хотел уже уйти. Ветвистая молния озарила все белой вспышкой света, а вслед за ней, раздался оглушительный раскат грома. Я вздрогнула и схватила Макса за руку.
- Нет, пожалуйста, не уходи! – я умоляюще посмотрела на него. – Не оставляй меня одну! Не оставляй меня наедине с ними…
И тут, все то, что я сдерживала в себе все это время, вырвалось наружу. Я заплакала, и слезы лились все сильнее и сильнее.
- Я не хотела, а они, они… Я… я не хотела. Зачем?! Зачем они сделали это?! Что плохого я им сделала?! Почему я?!..
- Тише, Лисенок, - Макс опустился рядом со мной и крепко обнял меня. – Успокойся, я с тобой! Я с тобой, и я никому, никогда не позволю тебя обидеть! Слышишь, я скорее умру, чем позволю кому-то причинить тебе боль! Ты слишком дорога мне, что бы позволить тебе проливать твои драгоценные слезинки!
Я люблю тебя, слышишь, Лисенок! Люблю больше всех на свете! Ты нужна мне как воздух, как вода! Я понял это еще в тот миг, когда увидел тебя! Ты смотрела на меня, и у тебя были такие грустные, и такие красивые глаза. В них было столько боли и одиночества, столько безнадежности, что мне стало не по себе, и я поклялся, во что бы то ни стало, спасти тебя от этого одиночества и боли! Я не хочу, что бы ты страдала! Я хочу, что бы ты была счастлива!
Я люблю тебя и никогда, никому не отдам!
- Ты, любишь меня? – повторила я, все еще боясь поверить в то, что услышала.
- Конечно, глупенькая! – засмеялся он. – Люблю больше всего на свете! Ты для меня все! Я люблю тебя!
- О, Макс! Я тоже люблю тебя! – я бросилась к нему на шею.
Он целовал меня, а я его. Впервые в жизни я ни в чем не сомневалась, я не думала о завтрашнем дне, я жила лишь настоящим. Я скинула с себя футболку, и Макс вдруг остановился.
- Марина, я…
- Не говори ни чего, - приложила палец к его губам.
- Я не хочу, что бы ты потом, о чем-то жалела…
- Нет, я не буду ни о чем жалеть, - прошептала я. – Никогда еще я не была такой уверенной как сейчас! Я хочу быть твоей этой ночью, потому что я люблю тебя, а ты меня. Все просто и ясно, и возможно, это реальней и правильней, чем весь окружающий мир! Ты вернул меня к жизни, помог осознать, что не все еще потеряно для меня! Без тебя я погибла бы, но ты спас меня! Понимаешь, без тебя я не выживу, мне не хватит сил! Без тебя я никто, пустая оболочка без души!
Ты помог мне ощутить вкус к жизни. И если я живу, то это только благодаря тебе! Пойми, ты и эта ночь, единственное, что имеет сейчас для меня значение! Мне все равно, что будет завтра, пусть хоть мир разорвется на части! Но сегодня, я хочу быть с тобой и быть твоей!..
Я притянула его к себе и поцеловала. Макс, нежно откинул прядь моих волос со лба и посмотрел мне в глаза.
о- Я люблю тебя, Лисенок! Что бы ни случилось завтра, знай, что я люблю тебя, и всегда буду любить! И я никогда больше не отпущу тебя! Я обещаю, что больше, не покину тебя никогда!
О- Что значит – что бы ни случилось завтра?
О- Не важно, я люблю тебя!..
Он поцеловал меня, а дальше…
Дальше начиналась моя волшебная сказка…

Я вернулась домой утром. Проснувшись рядом с Максимом, я ощутила себя самой счастливой на свете. Я лежала у него на плече и слушала тихий стук его сердца. Он был таким родным и таким милым, и мне казалось, что так будет всегда…
- Ты с ума сошла?! Ты где была всю ночь?! – накинулась на меня Алина. – Мне пришлось соврать бабушке, что ты осталась у Карины, потому что был дождь. Мол, я вернулась за курткой, и начался ливень, а ты осталась у Карины.
Ты меня слушаешь?!
- Что? – я взглянула на сестру. – Что ты сказала?
- Марин, что случилась? – Алина внимательно смотрела на меня.
- Кто такой Князь? – спросила я, о том, что давно не давало мне покоя. Я не могла забыть выражение лица Макса, когда он услышал о нем.
- Откуда ты о нем знаешь? – настороженно смотрела на меня Алина.
- Просто, скажи мне кто это, - настаивала я.
- Это очень опасный тип! – Алина поморщилась. – Говорят, что он сидел в тюрьме за убийство! Он ничего и никого не боится! Когда Макс только появился здесь, Князь увидел в нем соперника. Началась борьба за власть, причем только со стороны Князя. Но Макс поставил его на место, и с тех пор он его ненавидит! А потом еще одна крупная разборка была из-за Романовой. Князь влюбился в нее, а она на него внимания не обращала, все за Максом бегала. Кое-как это удалось разрулить, но между ними напряженные отношения.
Марго вертит Князем, как хочет, он из-за нее и убить может! Это страшный человек! А Винт, ее брат – это правая рука Князя. Фу, мерзкие ребята, даже говорить о них не хочу!
Алина повернулась и ушла, а я села на диван сопоставляя все услышанное. Постепенно вся картина происходящего встала перед моими глазами. «Ты еще пожалеешь, что приехала сюда!» - вспомнила я слова Марго. А потом Винт уводит меня из зала к своим дружкам, предварительно избавив меня от присутствия Максима.
Вдруг, я вспомнила слова Максима, которые он говорил, когда нес меня домой. Они за все ответят… Он понял, кто придумал эту шутку с изнасилованием. Мне стало страшно. Страх перед неизвестным, который я когда-то запрятала глубоко в душе, снова выполз наружу. Я поняла, что Макс не остановиться ни перед чем, он будет мстить. Господи, пусть я ошибаюсь и все будет не так!
Я выскочила из дома и бросилась к Максу. Дом был заперт. Я стучала, кричала, звала его, но мне никто не открывал.
- Вы зря кричите девушка, - раздался голос. Я обернулась и увидела бабульку лет пятидесяти, она внимательно смотрела на меня. – Дома никого нет. Максимка ушел часа полтора назад.
- А куда? – спросила я, понимая, что это довольно глупый вопрос.
- Если бы я знала, - улыбнулась бабулька.
- А вы случайно не знаете, где Романовы живут?
- Знаю, а тебе какие именно Романовы нужны? – она внимательно смотрела на меня.
- Маргарита Романова, где живет?
- А… эта…- протянула женщина, похоже, она не очень любила Марго. – Там, в конце улицы и направо. Дом, такой, с желтым забором.
- Спасибо! – я уже бежала по дороге.
Дом я нашла очень быстро. Открыв калитку, я влетела во двор. Дом марго был небольшим одноэтажным зданием. Взбежав по ступенькам, я распахнула дверь и вошла внутрь. Как я и думала, Макс был там.
- Я люблю тебя, Максим! – причитала Марго. – Она тебе не нужна, брось ее!
- Хватит, Марго! Успокойся!
- Макс! – я бросилась к нему.
- Что ты тут делаешь? – удивился он.
Маргарита с ненавистью смотрела на меня.
- Это все из-за тебя, дрянь! – Марго выплевывала слова со злостью. – Пока тебя не было, все шло так хорошо! Это ты виновата в том, что он не со мной!
- Хватит! – прервал ее Макс. – Между нами никогда ничего не могло быть! Я дал тебе это сразу понять! Ты строила себе какие-то иллюзии, хотя знала, что это не может быть правдой! Пойми, Маргарита, я люблю Марину!
- Жаль, что Винт с ребятами не успели тебя трахнуть! Тварь, ты разбила мою жизнь!
- Марго, я… - я хотела что-то сказать, но она не дала мне это сделать. Она подлетела ко мне и стала трясти меня как куклу.
- Ты, ты – это все ты! Ненавижу тебя! Сволочь, он должен быть моим! А если он не будет моим, то не будет ничьим! Мой, только мой!
- Хватит! – Макс, словно пушинку, отдернул ее от меня. – Хватит этого спектакля! Запомни раз и навсегда, Марго – я люблю Марину! И мне никто не нужен, кроме нее! А сейчас мы уйдем, и постараемся забыть об этом инциденте! Мы уходим!
Максим взял меня за руку и повел из дома. Мы были уже за воротами, когда я услышала резкий окрик Марго.
- Максим!
Я резко обернулась и похолодела, на мгновение мне показалось, что я умерла и попала в ад. В руках, Маргарита сжимала пистолет! Черное дуло смотрело прямо на нас!
- Марго, - голос Макса, казалось, звучал откуда-то издалека. – Откуда у тебя пистолет?
- Так, позаимствовала у Князя! – Марго засмеялась. Смех вышел сухим и жестким. Ее голос дрожал, а глаза блестели, было похоже на то, что она спятила. – Что, голубки, страшно? Ха, ты думал я просто так успокоюсь?
- Маргарита, опусти пистолет! - Максим сделал шаг к ней.
- Стой или я выстрелю! – Марго перевела взгляд на меня. – А ты думала что самая умная, да? Приехала и получила все на блюдечке? И Макса, и ребят, все? Нет, ты ошибаешься, дорогая! Он мой! А хочешь увидеть, как мозги твоего благоверного разлетятся по дороге? Ну, чего молчишь?
- Нет, я не хочу этого! – мой голос дрожал, в горле стоял ком. Страх, ледяной рукой сковал мне сердце. Господи, помоги мне!
- Ну, Максим, выбирай, или я, или ты увидишь смерть своей подружки! – она засмеялась.
- Марго, опусти пистолет и давай поговорим! – Макс сделал еще один шаг к ней. – Мы найдем выход из этой ситуации! Пожалуйста, опусти пистолет!
Их разделяло всего каких-то пара метров. Максим резко прыгнул к ней, а потом…
Раздался выстрел… Марго выронила пистолет, и, зажав рот ладонью, опустилась на колени…
Максим дернулся, непонимающим взглядом он посмотрел на свой живот, где уже стало расползаться красное пятно, а потом на меня, и медленно, очень медленно, стал оседать на землю…
Я услышала пронзительный крик – так кричит раненный зверь, понимающий, что он уже не выживет, а через секунду поняла, что это кричу я…
Я бросилась к Максиму и крепко обняв, опустилась вместе с ним на землю.
- НЕТ!!! Пожалуйста, не умирай! – слезы градом катились по моему лицу. – Прошу тебя! Максим, пожалуйста, держись! Ты не можешь умереть! Я люблю тебя! О Господи, почему?!
- Не плачь, Лисенок! – Максим поднял руку и коснулся моего лица ладонью. – Не плачь, пожалуйста! Я ведь люблю тебя!
- Молчи, пожалуйста, - я прижимала его голову к груди. – О, Господи!
- Я всегда буду любить тебя! – он закашлялся. Из горла вырвались свистящие звуки. Рука макса упала вниз.
- НЕТ!!!! – я ревела белугой. – Ты же обещал, что не оставишь меня! ТЫ ОБЕЩАЛ МНЕ!!!
- Поцелуй меня, Лисенок, - прошептал он, глядя на меня мутнеющими глазами.
Я прижалась к его губам, покрывая поцелуями все его лицо.
- Нет, Макс, пожалуйста!
- Я люблю тебя, Лисенок, - прошептал он, закрывая глаза…
- НЕТ!!! Ты обещал не оставлять меня!… Ты клялся мне! Прошу, не оставляй меня! Ты же обещал мне… ты обещал… обещал…


Вернувшись в Москву, я стала жить на автомате. На автомате закончила школу. На автомате потупила в институт и закончила его. На автомате встречалась с друзьями. На автомате проживала дни… на автомате пыталась начать все сначала, но знала, что это бесполезно…
Я открыла глаза. Часы показывали половину четвертого утра. По моим щекам катились слезы. Нет, память не подвластна мне! Она снова возвращала меня к тем событиям. Боже, почему ты лишил меня его? За что? Ты дал мне шанс начать жизнь заново, и лишил возможности наслаждаться ее! За что?..
После смерти Макса, во мне что-то треснуло, надломилось. Я перестала жить, а стала лишь существовать. Человек, который вернул меня к жизни, оставил меня навсегда. И никогда не вернется… Никогда - какое же это страшное слово… Никогда я не смогу услышать его голос… Никогда не смогу почувствовать вкус его губ… Никогда не смогу его забыть. Никогда не смогу полюбить…
Я встала и подошла к окну. Лунный свет заливал комнату. Я распахнула окно и впустила свежий ночной воздух. Летний ветерок трепал мои волосы. Я встала на подоконник и посмотрела вниз. С высоты четырнадцатого этажа все казалось таким маленьким. Маленькие деревья, маленькие машины, маленькие дома, маленький мир, который не в состоянии понять человеческую боль. Мир – большой шар, где вращаемся все мы, такие маленькие человечки, среди большого безразличия. Жалкие марионетки в руках судьбы. Мы рождаемся, живем, умираем, снова рождаемся и снова умираем. Все повторяется. Бесконечный круг существования, подчиненный неизвестно кому.
Сделать шаг вперед, оборвать эту бесконечную цепь губительного круга… Прекратить это жалкое существование, которое гордо именовалось жизнью. Обрести свободу, сбросить оковы этого жалкого мирка и человеческой морали. И плевать на то, что кто-то осудит меня, зато я буду свободна! Я освобожусь от груза страданий и боли, что камнем давит на меня. Забвение вместо не стираемой памяти, свобода вместо существования…
Всего лишь шаг…
Я опустилась на пол и заплакала. Нет, не могу! Не могу сделать этого! Максим никогда не простил бы мне этого, никогда! Он слишком сильно любил жизнь. Он наверняка хотел бы, что бы и я любила ее.
Но ведь это так тяжело! Так тяжело жить без него. Встречать новый день, проживать его и начинать все с начала! Жить без него, без его голоса, без его волшебных глаз, без НЕГО… С ним я жила, а без него… Без него, я просто пустая, выжженная дотла оболочка без души. Я просыпаюсь и засыпаю, ухожу и возвращаюсь, и так каждый день…
Круг существования, который мне не хватает сил разомкнуть.
Прошу тебя, возьми меня к себе! У меня просто нет сил, влачить это жалкое существование! Прошу…


Из записи судмедэксперта:
Ларина Марина Алексеевна, в возрасте 21 года, была найдена утром мертвой у себя в квартире. Причиной смерти послужила внезапная остановка сердца во сне. Никаких болезней, которые могли повлиять на это, обнаружено не было. Девушка была совершенно здорова…


ЭПИЛОГ.

Она медленно шла по берегу моря. Набегающие волны нежно ласкали ее босые ступни, а ласковый ветерок играл с ее волосами. Она шла вперед, навстречу восходящему солнцу, которое освещало своими лучами новый день.
Она подняла глаза и увидела Его. Он стоял и смотрел на нее. Он смотрел и улыбался. Улыбка, озаряла его лицо внутренним светом. Не помня себя от радости, Она бросилась к нему. Он подхватил ее на руки и закружил.
- Я так долго тебя ждал!
- Вот я и пришла!
- Я никогда больше не расстанусь с тобой!
- Да, мы будем вместе вечно!
Он поцеловал ее, а потом, они, взявшись за руки, вместе пошли по берегу моря, навстречу восходящему солнцу…

Recommend us

Рейтинг '+' (5)


Ключевые теги: 111

Поблагодарили 4 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.