Время не лечит...

Напечатать Категория: Новости » Разные
8 августа 2009 Автор: Lezginochka Просмотров: 1844 Комментариев: 0
Сквозь неплотно задернутые шторы пробился солнечный лучик. Я поморщилась и отвернулась, словно вампир, потревоженный светом дня. Резкий звонок телефона выдернул меня из полудрёмы. Ну, кто это ещё?! С закрытыми глазами я потянулась к пищащей трубке. Послышался звон, я нехотя открыла глаза. Из недопитой бутылки коньяка на белом ковре растекалась светло коричневая лужа. Ну и пусть мне всё равно... На дисплее светился незнакомый номер, ошиблись. Я нажала "сброс" на телефоне и посмотрела на часы: 11:25, 25.04.05….25.04.... сегодня ровно год, целый год... Удивительно, что я смогла протянуть так долго. Наверное, в этом заслуга моих друзей, которые ценой неимоверных усилий удерживали меня в этом мире. Зачем? Не знаю. Наверное, они считают это своим долгом, они не хотят потерять меня, ценят, любят... И я стараюсь показать им, что их усилия не напрасны, стараюсь хоть иногда улыбаться, но ведь в душе я знаю, что всё это лишь лицемерие с моей стороны, игра и блеф.
А ведь всего год назад всё было иначе... Было такое же точно апрельское солнечное утро. В тот день я проснулась от тихого шороха. Приоткрыв глаза, я увидела, как мой любимый что-то достает из шкафа. Я сладко потянулась. Он обернулся и быстро спрятал руки за спину.
- Уже проснулась, маленькая моя? Это я виноват, разбудил тебя.
Он присел на краешек кровати и поцеловал меня. Я с любопытством смотрела на его скрещенные за спиной руки.
- Ничего, я и так уже не спала. Ты не помешал мне. Лучше скажи, что это ты так усердно прячешь от меня за спиной?
- Сюрприз. А какой узнаешь за завтраком. Спускайся, солнышко, я жду тебя внизу.
Он снова поцеловал меня и вышел из спальни. Я улыбнулась, легко спрыгнула с кровати, подошла к окну и открыла шторы - комнату залил солнечный свет. Я накинула халатик и побежала в ванную. Наспех умылась, приняла душ и спустилась вниз. Войдя в столовую, я увидела Сашу. Он стоял на балконе, который мы превратили в зимний сад, и разговаривал по мобильному. Его лицо было серьезным и каким-то неестественно бледным. Я не слышала, о чем шел разговор, но что-то больно кольнуло сердце... Где-то внутри заворочался страх. Но вот он закончил разговор и вошел в комнату, на лице его снова играла улыбка. Я прогнала мрачные мысли. Всё в порядке. Всё уже закончилось. Мы же начинаем новую жизнь, в которой не будет страха и бессонных ночей. Я должна вычеркнуть из памяти те страшные дни и ночи, когда минуты казались вечностью. Теперь всё будет по-другому... Он же обещал.
- Ты чего, любимая, почему загрустила? Какие черные мысли посетили твою светлую головку? - в его глазах мелькнула тревога. Он взял мою руку и поднес к своим губам, потом провел ею по щеке. - Я люблю тебя, солнышко, девочка моя... Тебя ничего не должно тревожить, ничего, слышишь? Всё будет хорошо.
Я посмотрела в его синие, такие родные глаза и от чего-то захотелось плакать... Он всё ещё прижимал мою руку к своей щеке. Мы постояли так пару минут. Сердце бешено колотилось у меня в груди, я не в силах была оторвать своих глаз от его: "Как же я люблю его! Как люблю...". Но вот оцепенение прошло, на душе вдруг стало легко и спокойно. Я улыбнулась, он улыбнулся мне в ответ, но глаза его остались грустными.
- Сань, ну что же ты не показываешь мне сюрприз? - Открой. - Саша положил на стол светло бежевый конверт.
Я открыла его, на стол выпали два авиабилета и ключи.
- Что это? - спросила я, подцепив на палец колечко ключей.
- Угадай! - улыбнулся Саша.
Я взяла со стола билеты.
- Билеты в Киев... Сашь...? Неужели..?! - я обо всем догадалась, но всё ещё не могла поверить в своё счастье.
- Да! Это именно то, о чем ты подумала! Мы возвращаемся домой! Навсегда! А это, - он позвенел ключами - от нашего нового дома!
Я застыла на месте с открытым ртом, слов не было. Волна счастья накрыла меня с головой. Сашка подхватил меня на руки и стал целовать мои щеки, глаза, губы...
Наконец он опустил меня на пол. Я обняла его и зарылась носом в его плечо. Саша поцеловал меня в макушку и нежно потрепал волосы на затылке. Я подняла глаза и прошептала:
- Спасибо, родной мой, любимый! - я прижалась к его сильной груди и вдохнула такой знакомый и родной аромат. - Сашка, я люблю тебя!
- Я тоже тебя люблю, солнышко. - отозвался Саша. И подкрепил свои слова долгим поцелуем. Его руки скользнули по моей спине и спустились на талию…
Звонкая трель мобильного нарушила нашу идиллию. Саша потянулся к телефону.
- Алло... Да, я уже еду.... Я всё понял... Ребятам скажи пусть подтянуться часикам к 4... Тим, я еду... Всё, до скорого...
Он бросил мобилку на диван и притянул меня к себе.
- Солнце, мне ехать надо.
- Ммм... Как всегда! Я так не хочу тебя отпускать!
- Сегодня я буду не поздно. Вечером мы вместе приступим к сборам, ведь времени у нас не так уж много, - он подмигнул мне. - Не скучай, малыш, прокатись с Ленкой по магазинам, купи что-нибудь хорошенькое в наш новый дом.
- Ладно, только не задерживайся! Ты обещал!
- Не буду! - он чмокнул меня в лоб и, захватив мобилку, направился прихожую.
Проводив мужа, я позвонила Ленке.
- Лен? Привет!
- Привет! Ну неужели выдалась свободная минутка в твоем напряженном семейном графике?
- Лен, у меня ТАКИЕ новости!
- Ты меня заинтриговала!
- Приезжай ко мне, поболтаем, а потом по магазинам прошвырнемся - повод есть!
- Не хочешь ли ты сказать, что...
- Я ничего не хочу сказать! Приезжай и всё узнаешь! Так когда ты будешь?
- Часика через пол жди!
- Жду!
- Уже еду! Пока!
Я откинулась на спинку дивана. Настроение было отличное! Боже мой, наконец-то это свершилось! Мы едем домой, в Киев, навсегда! Наконец-то я покину Москву, к которой я так и не привыкла за 3 долгих года. Временами мне казалось, что мы никогда не покинем этот город. Несмотря на все обещания Саши о скором переезде на родину. Но он сдержал своё слово, впрочем, как и всегда. Я уже мысленно перенеслась в наш новый дом, пытаясь представить какой он, расположение комнат в нем, обстановку, которой нам ещё предстояло обзавестись.
Звонок в дверь прервал ход моих мыслей. Приехала Ленка. Она тут же набросилась на меня с вопросами. Мы прошли на кухню, я сделала кофе и поделилась с подружкой радостью. Ленка заахала, заохала, вскочила и забегала по кухне. Моё волнение передалось ей.
- Боже мой, вы уезжаете так скоро! Как же я без тебя?! Я буду приезжать к вам в гости! Часто! И не надейся - от меня не так просто отделаться! - Ленка подскочила ко мне и чмокнула в щеку. - Подруга, поздравляю! Ты так этого ждала!
- Спасибо! - я обняла подружку, - Я тоже буду за тобой скучать! Но ты будешь приезжать к нам гости! Часто! От меня тоже не легко отделаться - ты меня знаешь!
Мы простояли молча, вот так, обнявшись пару минут.
Первая молчание прервала Ленка:
- Ну ладно, хватит сопли распускать! Поехали в турпоход по магазинам! Мне тоже надо кое-что прикупить.
- Ок! Не скучай здесь, пойду оденусь. Я быстро!
Через пару минут мы уже спускались в подземный гараж.
- Ну что, Шумахер в юбке, прокатишь меня с ветерком? - веселилась Ленка.
- А ты сомневаешься?!
- Нет, конечно! Что ты?! Как можно... - на Ленкином лице сияла улыбка.
Мы направились к моей машине. Чёрная "Ауди" блестела лакированными боками. Мы уселись в салон.
- Всё никак не пойму! Как ты водишь этого монстра?! - Ленка как всегда не удержалась от этой, ставшей уже привычной, реплики.
- С большим удовольствием! - улыбнулась я и завела мотор.
Машина заурчала, как довольная кошка. Плавно двинувшись с места, мы покатили со стоянки. Ленка болтала без умолку о разных пустяках, а я слушала её в пол уха и мечтала о своем новом доме. Пробок не наблюдалось и мы без препятствий добрались до нашего первого пункта назначения. А затем потянулась бесконечная череда магазинов, магазинчиков и лавочек. К вечеру мы объехали с полсотни магазинов и усталые, но довольные, пили кофе в маленькой кафешке.
- Ну что? Уже 8 часов, мне пора возвращаться, Сашка наверное уже дома.
- Ладно, только подбрось меня домой, а то со своим багажом покупок я туда не дотащусь!
- Конечно! Поехали.
Я отвезла Ленку и покатила домой. На город уже опустились сумерки. Тёплый весенний вечер выманил на улицу влюбленные парочки. Я разогнала машину и нырнула в левый ряд. По радио крутили одну из моих любимых песенок. Я словно летела над дорогой, наслаждаясь мощностью и плавным ходом машины. Слева мелькали фары встречных машин, разделительная линия белой стрелой уходила вдаль. Как и всегда, я получала истинное удовольствие от поездки. Этот "полёт" так увлек меня, что я чуть не пропустила нужный поворот. Показалась знакомая высотка, и я влетела в паркинг. Я медленно двигалась вдоль рядов иномарок, подыскивая место для парковки. Ну как всегда! Всё забито! Только возле лифта есть небольшая щелочка. Вот бы ещё вписаться в неё! Трюк мне удался, и машина точно вписалась в небольшое пространство.
В отличие от Ленки, мой покупочный багаж был скромным. Всего пару небольших пакетов. Я выгрузила покупки из багажника, нажала кнопочку на брелке - "Ауди" коротко гуднула и мигнула фарами. Я улыбнулась и провела рукой по блестящему боку машины. Подхватив лёгкие пакеты, я направилась к лифту. Зазвонил мобильный, опустив покупки на пол, я достала телефон. Это был Саша.
- Солнышко, ты где? - голос его был встревоженным.
- Я в гараже, машину ставлю. Ты уже дома?
Но он проигнорировал мой вопрос.
- Ты одна?
- Угу..
- Послушай меня, малыш, поднимайся домой и жди меня. - он помолчал пару секунд - и... дверь пожалуйста никому не открывай, у меня ключи.
- А что...
Он не дал мне договорить:
- Котёнок, я буду через 15 минут! И не волнуйся, пожалуйста.
- Но...
Короткие гудки... Он отсоединился. Я захлопнула крышку мобильного. Руки трясло мелкой дрожью... Как же я могла так беззаботно радоваться скорому отъезду?! Я должна была знать, и я это знала, но я гнала эту мысль от себя с самого утра - так легко нас никто не отпустит... Весь день я пыталась заглушить в себе эту тревогу, и оказалось, она была не напрасной. Я потянулась к кнопке лифта. В эту минуту за спиной я услышала чьи-то тихие шаги. По спине побежал противный холодок. Я невольно обернулась... Передо мной стоял мужчина лет 40. Чёрная кожаная куртка, чёрные джинсы, короткий "ёжик" уже начавших седеть волос и ... глаза... Эти глаза я, наверное, никогда не смогу забыть! Стального цвета, ничего не выражающие, ледяные глаза... В них нет ни злобы, ни ненависти, ни тени каких-то эмоций. Только холодное равнодушие, немые слова - "Прости, я только выполняю свою работу". Инстинктивно я сделала шаг назад, один из пакетов опрокинулся, и по серому асфальту гаража покатились в разные стороны оранжевые апельсины... Мужчина шагнул вперед, доставая из внутреннего кармана куртки ствол... Я подумала: "Ну вот и всё... Даже как-то глупо..." Из-за поворота стоянки показалась ярко красная машина нашей соседки Зои Ивановны. Мужик тихо выругался и нажал на курок... Два тихих хлопка... Острая боль пронзила мне грудь, как будто два раскаленных колышка вонзились в моё тело - один чуть повыше другого... Я облокотилась о стену. Стрелявший бросился бежать и исчез за колоннами стоянки. Горячая волна пробежала по всему телу... Стало трудно дышать и сердце забилось как-то тяжело и редко. Я почувствовала слабость, больше я не могла удержаться на ногах и стала медленно оседать на пол. Я видела, как совсем близко от меня затормозила Зоина машина, открылась дверь и Зоя Ивановна побежала ко мне, выкрикивая на ходу своему водителю: "Олег, скорую вызывай, скорую!!! Чего стал?! Шевелись быстрее!!!"
Зоя подбежала ко мне и опустилась на колени рядом. Острая боль сменилась едва ощутимой ноющей. Я уже почти ничего не чувствовала, судорожно хватаясь за обрывки ускользающего сознания... Соседка, наклонившись ко мне, что-то говорила, но я не могла разобрать слов и только видела как шевелятся её губы. Я пыталась ответить ей, но сил не хватало. Я ещё успела увидеть как приехала скорая и врачей, которые склонились надо мной, что-то оживленно обсуждая. А потом наступила темнота... Ни снов, ни каких-то ощущений...
Несколько раз я ненадолго приходила в себя и видела возле своей постели плачущую Ленку или взволнованные лица врачей. Но эти просветления среди тьмы были слишком недолгими, чтобы я могла полностью вернуться к реальности.
После недели, проведенной между жизнью и смертью, я окончательно пришла в себя. Я ещё не знала тогда сколько прошло времени, я просто проснулась однажды утром. Передо мной предстала больничная палата, в которой я была одна. Большое окно закрывали жалюзи, напротив кровати был столик, на котором стоял букет цветов. Это были ромашки. Над столиком была прикреплена подставка для телевизора, которая сейчас пустовала. Слева виднелась прихожая и ещё одна дверь, очевидно ведущая в санузел. Я попыталась приподняться, но почувствовала, что ещё слишком слаба для этого. Куча проводков, прикрепленных к моим рукам и груди, тянулись к урчащим аппаратам на соседнем столе. Я откинулась на подушку и прикрыла глаза. Через минуту дверь в палату открылась и вошла медсестра. Сквозь полуприкрытые глаза я видела как она склонилась надо мной. Я открыла глаза, медсестра вздрогнула, но тут же взяла себя в руки и улыбнулась:
- Вижу Вам уже лучше?
- Да, немного получше. - ответила я и удивилась тому, как звучал мой голос, он был хрипловатым и слишком тихим.
- Есть хотите? Может принести Вам что-то?
- Нет, спасибо, пока не хочется.
- Ну тогда если Вам что-нибудь понадобиться позвоните мне. - и она указала на чёрную кнопочку у изголовья кровати.
- Хорошо - ответила я и закрыла глаза.
Медсестра поправила какие-то проводки и тихо вышла из палаты. Я даже не заметила, как заснула, а когда проснулась, то увидела Лену, сидящую на стуле возле моей постели. Она читала книгу.
- Привет…
Ленка вздрогнула, книга выпала из её рук.
- Ликусик, родная… - она пересела ко мне на кровать и взяла меня за руку, - Мне сказали, что ты пришла в себя, и я тут же примчалась. Слава богу! Я так боялась за тебя! - по щекам подруги бежали слёзы.
- Ленуся, перестань! - я сжала её горячую руку - Всё уже прошло! Жить буду! - я подмигнула ей. - Я так думаю…
Ленка тут же приободрилась и заулыбалась:
- Я тебе дам! Думаю… Ещё чего! Ты должна быть уверена, что будешь жить!
- Ну хорошо! Уговорила! Буду набираться уверенности. Слушай, а сколько времени прошло? Я даже не посмотрела, какой сегодня день.
- Сегодня 2 мая. Ты целую неделю продержала меня в ужасном напряжении. Я вся извелась, пока ты здесь мирно отдыхала, выбирая между жизнью и смертью! - подруга деланно надула губы.
- Боже мой! 2 мая?! Мы же должны были улететь ещё 30 апреля! - я хлопнула рукой по одеялу. - Ну вот, из-за меня теперь всё откладывается!
Лена дёрнулась, по её лицу пробежала смутная тень. Я вглядывалась в её лицо, пытаясь понять, чем вызвано её волнение. Но подружка, на секунду отвернувшись, снова заулыбалась, хотя уже и не так естественно. Было видно, что это дается ей с трудом.
- Ну значит тем более в твоих интересах поправляться быстрее! - она поправила мои разметавшиеся по подушке волосы. - А билеты не проблема - можно купить другие!
- Лен, а как Саша? Почему он не приехал с тобой?
Лена отвернулась к окну и каким-то неестественно громким голосом ответила:
- Ликуся, он уехал вчера. Понимаешь, какие-то срочные дела. Ну ты же знаешь его. - она говорила быстро, глядя в окно. - Ему сообщили, что ты пришла в сознание, и он, как только будет возможно приедет. Только не волнуйся, пожалуйста, тебе сейчас нельзя нервничать.
Наконец она повернулась ко мне и, не дав мне ничего сказать, выпалила:
- Спущусь в буфет, куплю себе кофе и что-то перекусить. Может и тебе чего-то хочется?
- Да, купи мне сока, грейпфрутового. И скажи медсестре, пусть мне обед принесут. Или здесь совсем не кормят?
- Хорошо! О, подруга, голод - это уже хороший признак! - она натянуто улыбнулась и побежала в буфет.
Я отвернулась к окну. Противный комок стоял где-то внутри. Саша, Саша, Саша, ну где же ты?! Почему когда ты мне так нужен, тебя нет рядом?! По щеке побежала слеза. Я старалась отогнать от себя мрачные мысли и успокоиться, но демоны моего подсознания рисовали мне страшные картины недавнего прошлого. 25 апреля, подземная парковка, его звонок… Нас так просто не отпустят… Но как могли они так быстро обо всем узнать? Сможем ли мы теперь уехать? И где мой муж, куда он мог уехать? Я слишком хорошо его знала, чтобы понимать - он никогда не оставил бы меня в таком состоянии одну. Что же случилось? Эти вопросы проносились в моей голове, сменяясь как в ужасном калейдоскопе. Ответы на них я не находила… Или скорее старалась не замечать те страшные догадки, что возникали у меня.
Вернулась Лена с подносом и в сопровождении медсестры, которая толкала перед собой тележку с моим обедом. Подруга выглядела уже куда увереннее, чем когда покидала палату всего 15 минут назад.
- Ну-с, приступим к нашей скромной трапезе? - сказала она, когда медсестра вышла. - Что там у тебя вкусненького? Может, поделишься со мной?
- Выбирай, что ты будешь? Всё равно всего этого мне не съесть! - я попыталась улыбнуться.
Обед прошёл за пустой болтовней. К той теме, что большего всего меня тревожила, мы уже не возвращались. После обеда Лена ещё немного посидела со мной, почитала мне свою книгу. Мы поговорили снова ни о чем, и я сказала ей, что мне хочется спать.
- Да, да, конечно! - засуетилась подружка - Я наверное тебя сегодня и так очень утомила.
- Нет, что ты! Я очень рада, что ты пришла. Спасибо!
- Ну на то мы с тобой и подруги! - она наклонилась ко мне и чмокнула в щеку. - Ладненько, я побегу! Отдыхай и поправляйся! До завтра!
- Пока!
Я отвернулась к окну. На улице уже вечерело. Закатные лучи солнца окрасили белую стену напротив кровати в розовый цвет. Сквозь металлопластиковые окна не доносилось ни звука, в коридоре за закрытой дверью палаты тоже было тихо. Постепенно на меня навалилась усталость, я прикрыла глаза, и мерное урчание больничных аппаратов на столе совсем сморило меня.
Когда я проснулась, было уже утро. После долгого сна я почувствовала себя ещё лучше. За окном был солнечный майский денек и ко мне снова вернулся оптимизм. Может сегодня приедет Саша? Интересно как я выгляжу? Наверное, ужасно! Нужно привести себя в порядок, чтобы муж меня не испугался. Я приподнялась на локтях, потом села - вчерашней слабости больше не было. Окончательно осмелев, я свесила ноги с кровати, потянулась и встала. Подойдя к окну, открыла жалюзи. За окном был залитый ярким солнцем парк. Пациенты больницы в халатах медленно прогуливались по аллейкам парка вместе со своими посетителями. Я приоткрыла окно, свежий аромат зелени ворвался в палату. Мне тоже страшно захотелось выйти на улицу. Но скорее всего врач не разрешит мне эту прогулку… Значит нужно улизнуть! Улыбнувшись этой мысли, я пошла в ванную. Зеркало над умывальником отразило не такую уж и страшную действительность. Да, я похудела, и лицо стало чуть бледнее обычного, но из-за этого в моем образе добавилось даже какой-то прозрачной утонченности. Вобщем видом своим я осталась более-менее довольна.
В шкафчике в прихожей я нашла больничный халат. Накинув его, я направилась к выходу. Мой план выйти на улицу незамеченной веселил меня. Благополучно и со всеми предосторожностями миновав коридор, я не пошла к лифту, где как я успела заметить, дежурила медсестра. Я свернула в боковое ответвление коридора. В конце его была стеклянная дверь. "Хоть бы это была лестница!" - подумала я. Так и есть! За стеклянной дверью скрывалась лестница. Я стала спускаться. На 3-м этаже лестница вдруг закончилась. Очевидно, эта лестница служила лишь переходом между отделениями больницы и, чтобы спуститься к выходу, нужно миновать 3-ий этаж и выйти на главную лестницу. Я вышла в коридор. Здесь всё выглядело иначе, чем на 5-ом этаже, где размещалась моя палата. Унылые стены были покрашены голубой масляной краской. Сквозь открытые двери 5- или 6-местных палат видны были железные койки, между которыми ютились обшарпанные тумбочки. По коридорам сновали врачи и медсестры с усталыми, равнодушными или даже злыми лицами. Я медленно продвигалась вперед, никто не обращал на меня внимания. Наконец впереди показался небольшой холл и дверь, над которой светилась надпись "ВЫХОД". Я поспешила туда - поскорей бы выбраться из этого мрачного места, нагонявшего тоску.
В холле стоял большой диван и напротив него допотопный телевизор. Несколько женщин, разместившись на диване, смотрели какую-то программу. Мой взгляд на секунду задержался на экране. Мелькнула знакомая мне заставка криминальных новостей. Ведущий заговорил. Я уже собиралась выйти на лестницу, когда за его спиной появилась фотография… Я не могла поверить своим глазам… Это была Сашина фотография из нашего альбома. Я замерла на месте. Только сейчас я смогла разобрать слова ведущего: "….задержаны ещё 4 человека, входивших в организованную преступную группу Александра Романова. После смерти своего лидера, организованная им бригада распалась на отдельные группы, утратив своё влияние в столице. В ходе проведенных розыскных мероприятий большинство членов преступной группы Романова были задержаны. Чудом уцелевшая, после совершенного на неё покушения, жена Александра находиться в одной из московских больниц. Её состояние врачи оценивают как удовлетворительное……" На экране показалась другая фотография из нашего альбома - мы с Сашей загорелые и улыбающиеся на берегу моря…
Больше я ничего не слышала… В голове гулким эхом повторялись только одни слова ведущего - "…после смерти своего лидера…"… До меня медленно, словно сквозь вату доходил смысл этих слов… К горлу подступил раскаленный комок, я схватилась за край дивана. Из груди вырвался какой-то полустон-полукрик: "Нет!... Боже мой, нет…Саша…". Женщины обернулись. Одна из них крикнула: "Позовите врача! Девушке плохо!" и наклонилась ко мне, пытаясь поддержать меня под руку. Я согнулась от боли, грудь жгло огнем, физическая боль от недавних ран смешивалась с дикой болью моральной. Подбежали две медсестры и врач. Они усадили меня на диван. Всё что происходило казалось мне дурным сном, ночным кошмаром, одним из тех, что снились мне так часто. Я утратила ощущение реальности и наблюдала за происходящим словно со стороны. Медсестра взяла мою руку и что-то быстро вколола. Я почувствовала, что теряю сознание. Последние слова, что я услышала, был разговор двух женщин, смотревших телевизор.
- Вы не узнали?! Да ведь это жена того бандита, которого только что в новостях показывали!
- Видно она не знала, что его убили. Страшно смотреть! Бедная девочка.
- Бедная девочка? Как же, как же! Они страну разграбили! А Вы бедная девочка… Небось эта "бедная" девочка к нам с элитного этажа спустилась!
- Ну зачем Вы так?
Очнулась я ночью. Меня перевели в другую палату. Здесь на окне была решётка. Бояться, что я захочу расстаться с этой жизнью? Или быть может я тоже под следствием? Хм… Мне всё равно… Весь этот мир потерял для меня смысл, стёрлось ощущение времени и пространства. Сейчас я жалела только об одном - об обстоятельстве, которое спасло мне жизнь - о том, что наша соседка Зоя Ивановна так не вовремя возвращалась домой. Не приедь она в тот момент - я бы сейчас была вместе с Сашенькой… Тот мужик непременно довершил бы свою работу. У меня блеснула надежда: а может они ещё вернуться за мной? Надеюсь у палаты нет охраны!
Вошла Лена. Её лицо было заплаканным и осунувшимся. Подруга подошла к кровати и увидела, что я не сплю. Она молча наклонилась ко мне и обняла. Но я легонько отпихнула её.
- Лик…
- Тише… Помолчи, ничего не надо говорить.
- Я…
- Тссс… Знаешь, едь лучше домой.
- Но…
- Со мной всё будет в порядке, не беспокойся.
- Ладно. Я завтра приеду. Держись…
Прошли ещё 10 дней. Я поправлялась. Назначили день выписки. За мной приехала Лена. Она привезла огромный букет цветов и плюшевого мишку. Я всегда любила мягкие игрушки, но теперь они мне были безразличны, впрочем как и всё остальное. Под действием успокоительных лекарств я стала похожа на зомби. Со стороны я наверное выглядела как сумасшедшая. Я могла часами сидеть, уставившись в одну точку. Я жила в своём закрытом мирке, мирке воспоминаний. Я снова и снова переживала различные периоды своей жизни с Сашей, наши самые счастливые моменты. Я жила прошлым. А настоящее для меня перестало существовать.
Усилиями Лены и Сашиных друзей, которые оставались на свободе, меня отправили на Кипр. Конечно не одну, со мной поехала Лена. Там мы прожили полгода. Я научилась лицемерить, улыбаться сквозь слёзы, чтобы успокоить своих близких. Но, оставаясь одна, жаркими летними ночами я убегала к морю, садилась на ещё тёплый после летнего зноя песок и плакала, плакала навзрыд, не боясь быть услышанной. Глядя в небо, я разговаривала с Сашей, пытаясь угадать, где теперь его звездочка. Я молила забрать меня к себе, купалась в самый сильный шторм, надеясь, что волны разобьют меня о прибрежные камни или унесут в море, носилась по местным дорогам на бешеной скорости, надеясь однажды не удержать машину на крутом повороте. Но продолжала жить…
Год жизни..? Нет, существования. Один бесконечный серый день, наполненный болью воспоминаний, когда каждый уголок нашей большой квартиры, каждая улочка в городе напоминает о нём. Я ведь так и не смогла уехать из Москвы…
Снова зазвонил телефон, вернув меня к действительности. Звонила Лена. Я потянулась к трубке, но в последний момент передумала. Никого не хочу слышать.
Я встала с постели, оделась. Есть не хотелось. Я вышла из квартиры и спустилась в гараж. Сегодня я не поеду на своей машине, возьму Сашину. Я села в салон БМВ. Удивительно, но даже через год здесь ещё оставался запах Сашиного одеколона. Я с наслаждением вдохнула воздух, погладила руль и приборную доску. Здесь как нигде в другом месте чувствовалось его незримое присутствие, царила какая-то особая атмосфера. Сидя в салоне его машины, я переносилась в наше счастливое прошлое. Мне казалось, что сейчас откроется дверь и улыбающийся Саша скажет: "Опять уселась на моё место! Ну-ка подвигайся!" И начнет меня спихивать с водительского места, а я, вцепившись в руль, буду смеяться и отбиваться от него, пока он, потерпев поражение, милостиво не разрешит мне вести машину. Я улыбнулась, вспоминая эти наши сражения за право вести машину, бег наперегонки от лифта к машине, чтобы первым усесться за руль.
Я выехала из гаража и покатила по московским улицам. Весна уже полностью вступила в свои права. Уже по-настоящему тёплые солнечные лучи согревали город и будили от зимней спячки всё живое. Прохожие улыбались этому празднику природы, повторявшемуся каждый год. И я в прошлом году точно так же радовалась приходу долгожданной весны, моего любимого времени года. Теперь мне казалось, что это было так давно, как будто в прошлой жизни…
Я остановилась перед воротами кладбища. Дальше пойду пешком. Пройдя слишком хорошо знакомый мне путь, я остановилась перед чёрным мраморным памятником.
Здравствуй, любимый. Видишь, какая сегодня чудная погода. А в Киеве сейчас наверное ещё теплее… Мы ведь так и не увидели наш новый дом… Как же так, Саша? Как же ты мог оставить меня? Ты же обещал… Знаешь, я больше так не могу. Сил нет… И не смотри на меня так! Я всё понимаю и живу только ради того, что ты этого хотел бы. Но это уже не жизнь… Не могу больше… Я продержалась целый год…
Я устало опустилась на скамейку. Слёз не было, только огромная давящая пустота, ощутимая, можно даже сказать физическая боль, наполнившая душу. Слёз не было и в первый раз, когда я пришла сюда с Леной, тогда год назад. Я ведь даже не смогла проститься со своим мужем, его похоронили, пока я была в больнице. В моей памяти он оставался живым, и может поэтому мне не верилось, как не верится до сих пор, что его больше нет…
Я поднялась и медленно пошла к выходу. Села в ждавшую меня у ворот машину и поехала домой. Я даже не заметила, как набрала недозволенную скорость. Вплотную прижавшись к разделительной линии, я неслась по дороге. Один поворот руля влево, всего один поворот… И всё… На такой скорости при лобовом столкновении шансов выжить практически не будет… Рука дрогнула… Нет, не могу. Значит, сегодня я снова вернусь в свою пустую квартиру и долго не смогу уснуть, раздумывая над своей жизнью. Ужасно жить, когда в этом нет смысла, когда хочешь умереть, и не можешь себе этого позволить, потому что это самый простой выход из ситуации, но в то же время он принесет столько горя друзьям и близким. И ты продолжаешь жить… Ради них, не ради себя… Хотя душа твоя уже давно умерла, ещё тогда год назад… Время не лечит.

Recommend us

Рейтинг '+' (103)


Поблагодарили 65 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.