Забытое Лето

Напечатать Категория: Литература
5 ноября 2011 Автор: solo_me Просмотров: 2834 Комментариев: 12
Забытое Лето


Я так же не могла отрицать вклад, внесенный в лечение моей дочки. Алекс не зная всей правды, проявил себя с самой лучшей стороны. Роберт, как и Алекс не зная правды о том, кто ее настоящий отец – раскрыл мне свое сердце. Мужу было тяжело. Из-за постоянных мониторингов и встреч, он не мог находиться рядом с нами. Я была рада, что он в итоге согласился со мной, и мы решили пройти курс лечения до конца в Лексингтоне.
Саманта грамотно и доступно объяснила нам всем, как долго будет длиться лечение и как. Моя девочка уже вела себя, как прежде. Веселилась, не смотря на трубки, подсоединенные к ее маленьким ручкам. А ее спаситель дядя Алекс, как она его называла, повторно сдал кровь через полторы недели.
Я сидела в холле рядом с палатой Нэлл. В то время, как ночная мед.сестра записывала показания и очередной раз замеряла температуру малышки. Саманта была дежурная в эту ночь, и я была этому рада. Не смотря на то, что она до шести утра обходила палаты с пациентами, в перерывах нам удавалось пообщаться.
Она устало сняла фонендоскоп с шеи и принялась рыться в своей сумочке. Извлекая из нее маленькую стопочку снимков, она улыбалась.
-Не знаю почему, но мне захотелось, чтоб ты их посмотрела. – Протянув снимки, сказала она и села рядом.
На самом первом фото я словно увидела свою дочь, только брюнетку. Алекс там был школьного возраста примерно. Снимок был сделан на день рождении Саманты. В отличие от настоящего, в прошлом его глаза выражали, что-то озорное. Сейчас он стал более серьезным.
Мы не успели поговорить с ним, после последней сдачи крови. Алекса вызвали на буровую в ОАЭ, где он и работал. Я не знала, грусть ли это, навеянная мне обстоятельствами. Или же мое сердце не спроста ускоряло свой ритм, когда я вспоминала наши последние встречи. Каждый раз, доходя до этих раздумий, я обрывала себя на пол пути. Я знала, если позволить себе сейчас мечтать о нем, то потом будет еще больнее забыть его. Хотя разве у меня получилось это прежде. Ответ был для меня очевиден. Так же, как положение моих дел в данный момент.
Сэм бурно рассказывала об их шалостях в детстве и жестикулировала руками. Я завидовала ей белой завистью, у них было много времени узнать друг друга, у нас этого времени не было.
-Смотри, тут папа поймал нас, когда мы уплетали пирог по второму кругу. – Улыбаясь, сказала она.
-Сэми, как бы мне хотелось оказаться на твоем месте. – Внезапно отреагировала я.
Саманта участливо взяла меня за руку и сказала:
-Ты еще можешь сделать так, чтобы ваша история носила счастливый конец.
Я машинально махала головой. Ничего подобного я, увы, сделать уже не могла. Роб просто не перенесет предательство с моей стороны. Я просто сама так не поступлю. Обида жгла сердце, выжигая образ Алекса в глубине души. Вспоминая его, я на время забывала о том, что мы не можем быть вместе. Мечты сами уносили меня куда-то далеко, где так и хотелось обнять его и прикоснуться к его губам. Я не могла больше злиться на него, не могла и не хотела. Забота Роберта помогла мне простить его. Ведь у моей дочки был защитник, отец о котором можно только мечтать. Во всей этой истории самым счастливым был Роб. У него была дочь, о которой он мечтал и покладистая жена. Теперь я понимала, почему он ни разу не попросил меня родить ему общего ребенка, он просто боялся моей реакцию. Боялся, что я поступлю также как его первая жена. Я же в свою очередь боялась этой просьбы. Но Всевышний сам решает кому и что давать.
-Скай. – Помахала Сэм перед моими глазами.
-Скарлет, послушай. Я знаю Алекса давно и вижу, что его интерес к твоему ребенку, связан с тобой не посредственно. Он явно жалеет о том, что ваши отношения сложились не наилучшим образом.
Я ценила Саманту и ее желание помочь мне. Но, она не знала, как больно мне было слушать эти слова, каждый раз.
-Сэми. – Остановила ее я. – Я не могу так, поступить с Робом.
После краткого молчания я позволила себе забыться опять же и дала волю чувствам. Сквозь слезы я рассказывала подруге о том, что поведал мне муж. Я разводила руками, понимая, что это тупик для меня. Что судьба дает шанс один раз и надо им воспользоваться. Я не сказала Алексу правду вовремя и сейчас, есть другая правда, которая мне так же важна.
Слезы катились по щекам подруги и капали на фотографии. Она защищала Алекса, потому, что с детства считала его братом.
-Ты пытаешься оградить Роба от боли, ценой своего счастья. – Продолжала Сэм.
-Сэми я не могу. Не могу бросить его. Я обязана ему всем.
-Алекс заслуживает того, чтобы знать, что у него растет дочь, пойми Скарлет. Жестоко так поступать с ним.
Я понимала, что сердце и мозг находились сейчас в предательском противоречии. Я понимала, что поступила правильно и осталась с Робом, но сердце так странно зажалось, словно на него давил невидимый груз. Ему хотелось любви Алекса. Я всеми фибрами своей души мечтала о том, что моя дочь будет расти с настоящим отцом.
Наш разговор завел нас в никуда. Мы обе знали, что выхода у меня не было. Или, по крайней мере, был ли он правильным, мы тоже не знали.
-Сэми, я сейчас не могу так травмировать ни мужа, ни дочь самое главное. Налема должна жить, так как все детишки в 5 лет. Беззаботно, радуясь жизни рядом с родителями. Она называет Роба папой, его она зовет, когда падает, или ей ночью снится кошмар. Его, даже не меня. – Грустно заключила я, понимая силу своих слов.
Когда мне кто-то говорил о том, что время все поставит на свои места, я глубоко вдавалась в мысли. Что значило для меня время сейчас? Это был многогранный процесс, направленный на одну главную цель – лечение моего ребенка. Это определение долгожданного окончания этого периода времени в моей жизни, потому что мне до сих пор казалось, что это не явь. А что потом? Потом уже становилось больнее думать о чем-то. Потому что все мои умозаключения приводили меня к сладко-горьким мечтам об Алексе. Какая теперь была разница, что время поставит все на свои места? Для меня ровным счетом никакая. Время- это просто реальность, которую я должна буду принять и на этот раз. Ничего в моей жизни не изменится. Через 3 недели мы уедим в Лондон, и вполне возможно больше никогда я не увижу Алекса. Мое глупое сердце полыхало от боли и трепета. Моя спящая любовь проснулась спустя 5 лет и во всю трубила о себе. Рано или поздно мой муж все поймет. Только, что последует потом, мой мозг отказывался об этом думать.

***
Азарт выпускного балла, увлек меня за собой. Мы проводили долгое время на сайтах модной одежды и выбирали платье для сестры. Нэл стала прежним ребенком, каким мое сердце ее знало. Я начинала дышать прежним воздухом, полным любовью к дочке и близким.
Родители все время были рядом и помогали мне. Они были моим богатством и радостью. Их поддержка многое значила для меня.
Платье цвета электра, из плотной тафты, а-ля китайский стиль висело на вешалке и излучало радость. Я посмотрела на спящую дочь с сестрой и улыбнулась. Я обещала Эви пойти с ней на выпускной, но все еще была готова пойти на попятную. Мама с папой, сговорившись, твердили, что раз уж обещала то надо идти и сама тоже отвлечешься. Что-то мне не хотелось отвлекаться. Последний раз когда моя дурная голова отвлекалась на встречу с Алексом спустя года, у меня заболел ребенок. Теперь же думать о том, что я буду там веселиться, а Нэл останется дома, меня совсем не радовала.
Позолоченные бархатные листья казались мне полупрозрачными. Ветки свисали над окном нашей комнаты и, не смотря на то, что солнце пряталось где-то за облаками, дерево светилось, словно золотыми бликами. Я обожала осень. Это та пора, когда наш цветущий огромный сад, превращался в золотое шуршание. Легкий ветерок качал деревья и кустарники, а они в ответ бренчали своими ажурными листьями.
Папа никогда не оставлял сад без внимания. Осенью он особенно в этом нуждался. Папа всегда грустил в это время. Как многие из нас. Сама природа грустила, потому, что яркая, кричащая красота уступала свое место золотисто-зеленым краскам, менее насыщенным и теплым. Я чувствовала, что приход осени меня нисколько не печалит. Дома, все времена года были в радость.
Чуток странно было сидеть в беседке, в прохладный осенний вечер и не чувствовать себя чужой. Дома, в Лондоне всё мне напоминало мне о том, что это ни мое. Вся эта роскошь и достаток не могли скрасить мое одиночество. Только бегающая по комнатам, маленькая веселая девочка, была моей отрадой все эти года. Я смотрела сейчас, как отец бережно держа ее на руках, гуляет по саду. Понимание того, что Нэлл- это кусочек моей бесконечной любви к мужчине, который никогда об этом не узнает – настигло меня внезапно. Я никогда не сомневалась, что мое сердце навсегда предательски отдано Алексу и наша дочь – этому доказательство. Я обожала их обоих.
-Ну?! Ты готова? – Улыбаясь, спросила сестра, садясь рядом.
Я видела, как светится ее лицо, и сказать «Нет», означало бы, обидеть ее.
-Я пойду Эви, но всего на часик. Не хочу оставлять сластёну одну.
Сестра посмотрела на отца с Нэлл и сказала:
-Разве она одна? Посмотри, с какой любовью ее обхаживают родители.
Все будет хорошо, поверь. Даже если на часик, я и этому буду рада.
Перед глазами проплыло ведение моего собственного образа в том самом китайском платье, но годами раньше, словно на моем выпуском вечере. На душе стало тепло. Я любила ту пору своей жизни. Я любила всё, что мне напоминало Алекса.

Recommend us

Рейтинг '+' (5)


Ключевые теги: Рассказ

Поблагодарили 17 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.