"Забытое Лето"

Напечатать Категория: Литература
8 октября 2011 Автор: solo_me Просмотров: 3311 Комментариев: 14
"Забытое Лето"


Забытое лето.
I
Захлопнув дверь синего «Рено», я съежилась от пронизывающего ветра. Поймав разлетающиеся пряди волос, небрежно завязала их узелком на затылке. Погода разбушевалась и грозилась летним проливным дождем, который решался сорваться с неба. Что-то теплое коснулось моей руки, я улыбнулась. Присев на корточки, я оказалась лицом к лицу к маленькой девочке, с огненно рыжими волосами. Пара зеленых, наивных глаз смотрели на меня с удивлением. Нежность нахлынула неожиданно. Это греющее сердце чувство я испытывала с тех пор, когда мне впервые показали мою малышку. Заплаканная и уставшая я посмотрела на крошечное создание и поняла, что это навсегда. Это была любовь с первого взгляда. Самая реальная и нерушимая любовь на свете, любовь матери к своему ребенку. Это не передать простыми словами, только мой взгляд и трепетное касание к этому драгоценному человечку, выдавали меня всю. Бережно застегнув пуговки на жакете малышки, я потерлась носом о ее щечку.
- Мам, я тебя люблю. – Пробубнила она.
Слезы навернулись на глаза. Сама себе удивляюсь до сих пор, как я смогла стать такой уязвимой после ее рождения.
- И я тебя очень люблю солнышко. – Взяв дочь за руку, сказала я.
Медленно подойдя к воротам детского сада, я отпустила маленькую ручку и сказала:
- Доченька, жакет не снимай пока не войдешь в класс, я буду тебя ждать тут ровно в 4ри часа.
Нэлл улыбчиво кивнула в ответ и пошла с рядом идущей подружкой. Через пару минут они обе скрылись за дверью детского сада.
Я поспешила обратно к машине. Небольшая машинка, темного синего цвета, была своего рода крепостью для меня. В ней я всегда могла посидеть одна наедине со своими мыслями и не бояться, что кто-то узнает, о чем мне думается.
Мама назвала меня в честь героини Скарлет О'Хары и статус моего сильного имени не позволял мне грустить и распускать нюни. Друзья и родные всегда обращались ко мне за советом, просили помочь им, в жизненных передрягах, а у меня был один единственный близкий человек, который всегда мог уметь развеять мою грусть молча. Пятилетняя девочка, мой близкий друг и советник. Я же, Скарлет Шэридан, начинающий успешный юрист, в свои 23 года могла уверенно назвать себя «баловень судьбы». Но, несмотря на состоятельного мужа, карьеру и любимую дочь, я бессовестно позволяла жалеть себя, грустила по любимому лету из прошлого и жаждала на первый взгляд простого женского счастья, в числе обладателей которого я себя не видела.
Машина плавно двигалась по дороге ведущей в центр города. Я вдумчиво следила за движением, экстрим за рулем был не по моей области, мне это было чуждо. Роберт, мой муж, всегда говорит мне, что, не смотря на свой возраст, я веду себя, как взросла, разумная женщина, четко знающая чего я хочу. Но даже он, прожив со мной 5 лет под одной крышей, так и не смог до конца узнать меня. Рождение дочери в 18 лет резко изменило мое восприятие к миру, все отошло на второй план, семья стала главным кредо в моей жизни. Главный аукционер «Шеридан Холдинг Инкорпорэйшен», солидный мужчина, который буквально осыпал меня драгоценностями и деньгами, дал мне все, о чем могла мечтать женщина. Он хорошо относился ко мне и безумно любил дочь, которая была моей копией. И все же улыбка у нее была особенная.
Припарковал машину рядом с рабочим авто мужа, я захватила папку с заднего сиденья и вышла. Утро начиналось, как-то тревожно для меня. Обычно я умела руководить ситуацией, но когда сердце тревожно предвещало мне что-то, я становилась раздражительной и была в ожидании.
Лифт слева приехал первым, я зашла и торопливо нажала цифру 7.Раздался короткий звон, и двери лифта стали сдвигаться. Чувство гравитации всегда будоражило меня и сейчас сердце ускорило свой ритм в ожидании поднятия вверх. Дверцы не успели сомкнуться, как чья та рука их остановила. Так часто бывало, когда кто-то хотел успеть на отъезжающий лифт. Силуэт мужчины появился в дверях и зашел в лифт. Темно зеленая рубашка с логотипом компании на переднем кармане и темные джинсы прекрасно подчеркивали его статную фигуру. В одной руке у незнакомца был ремешок от сумки с лаптопом, а в другой красная защитная каска, что говорило о его вероятной принадлежности к инженерному составу. Незнакомец поднял голову, и меня опалило жаром. Темные, буквально черные глаза смотрели на меня с удивлением. Незнакомец был ошарашен нашей встречей, не менее чем я сама.
- Скай? – Не веря своим глазам, начала он.
Лифт беззвучно поднимал нас выше, но долгожданный звон пока не раздавался. Я машинально попятилась назад и выронила папку.
Незнакомец, который уже имел свое четкое имя, Алекс Дэвисон спонтанно принялся собирать содержимое моей папки с пола, не отрывая глаз.
-Скай, ты чего молчишь? – Улыбчиво продолжал он.
-Здравствуй Алекс. – Пересилила я свой страх.
Лифт остановился на 7-м этаже, я как попало пропихнула бумаги обратно в папку, и улыбнулась старому знакомому.
- Мой этаж.
Алекс вышел следом и одернул меня за руку.
- Куда ты торопишься Скарлет? – Не понимая моего бегства, спросил Алекс.
Его голос эхом отдавался у меня в ушах. Он называл меня по имени, когда между нами были недомолвки в прошлом, чаще я слышала укороченное «Скай».
- Я зашел к другу, он сидит этажом ниже, дай мне пять минут и мы сможем посидеть внизу и поговорить. – Радостно заявил Алекс.
Я натянуто улыбнулась. Он улыбнулся в ответ, своей бесподобной улыбкой. Теперь до меня начало доходить то чувство тревоги, которое преследовало меня с ночи. Но в моей голове никак не укладывалось, что причиной этой тревоги будет наша встреча с ним на предприятии моего мужа. Но как бы мне не хотелось принять его предложение, я так же помнила цель своего визита в это здание и тем более помнила, к кому я пришла.
- Я тороплюсь, извини. Меня ждет муж.
Алекс поник, держа в одной руке в охапку лаптом и каску. Ему понадобилось секунд 10, чтоб понять сказанное мной.
- Муж? – Повторил он.
Меня окутывала темная тоска воспоминаний, становилось холодно. Прижав к себе сумку и документы, я ответила?
- Да.
Алекс отрицательно махнул головой, словно рассуждая сам с собой, и наигранно улыбнулся, как - будто копируя меня прежде.
- На 7-м этаже сидит руководство, твой муж значит… - Сказал он и замолчал.
-Мой муж Роберт Шеридан. Он сидит в конце коридора. – На одном дыхании выпалила я.
Алекс все так же стоял не шевелясь. Кажется, он начал понимать мои слова, и они вызвали в нем противоречивые чувства.
-Ооо, круто. Главный аукционер. Наследник всего холдинга. – Странно констатировал он и так же наигранно улыбнулся.
- Да. – Тихо сказала я и, не оборачиваясь, пошла прочь.
Мои шаги медленно перерастали в быструю ходьбу, подсознательно мне хотелось бежать. Я четко знала, что Алекс Дэвисон часть моего прошлого, и я долгое время холила эти воспоминания забытого лета. Но думать о нем, и скучать на расстоянии было легче, чем стоять лицом к нему и не знать, как вести себя дальше. Я с таким рвением хотела поделиться с мужем своими планами и посоветоваться с ним по работе. А сейчас мои руки тупо волокли папку с пустой целью донести и положить. «Что - же пошло не так?» - думала я. Подсознательно зная ответы на все свои вопросы, кроме одного. «Зачем? Зачем судьба сталкивает нас опять, если все уже ясно в моей жизни, как в прочем могло и быть у него.
Роб сидел спиной ко мне, развернув огромное кожаное кресло к окну. Я знала, что он видел мою машину и ждал, пока я поднимусь.
- Привет Роби. – Тихо сказала я, и муж, развернув кресло, одарил меня широкой улыбкой.
- Привет милая. Вот жду тебя, с новыми идеями. – Чуть насмехаясь, ответил он.
Роберт не ставил мне определенных запретов на учебу или карьеру, но мой выбор, стать юристом он не поддерживал и при малейшем затруднении в работе, пытался доказать, что юриспруденция это не для женщины. А если точнее, не для его жены. Я же в свою очередь упрямо продолжала набираться опыта даже на своих ложных догадках и не собиралась сдаваться, так легко.
- Не смейся, я знаю, что ты скажешь. Но у меня есть четкий план. – Сказала я и поняла, что в данный момент мне меньше всего хотелось говорить о своей работе. Роберт снял очки и потёр вески.
- Ну, садись. Выкладывай, что там у тебя такое грандиозное, что ты не захотела ждать до вечера. – Не сводя с меня своего пристального взгляда, продолжал он.
Я робко подошла к креслу слева от него и села. Муж все так же смотрел на меня. Его седина до сегодняшнего дня ни разу не наводила меня на мысль, что он на много старше меня. Но, сравнивая сейчас его и Алекса, я понимала, что Роберт совсем другой, он старше, мудрее. Не смотря на свои 37 лет, выглядел он еще старше. Рано потеряв родителей, он быстро осознал, что весь груз семьи лег на плечи 22-х летнего парнишки, которым являлся тогда он.
Роб привлек меня своей рассудительностью и добротой, хотя и внешне он тоже очень располагал к себе. Когда я впервые его увидела, он сидел на скамейке в Гринвич парке, не похожий на себя в рабочей обстановке. На нем были потертые джинсы и теплый пуловер. Он безотрывно смотрел в одну точку и думал о чем-то своем. Тогда то я и поняла, что нас что-то связывает с ним. У него был такой же разочарованный вид, как и у меня на тот момент.
Пушистый белочки беззаботно прыгали по веткам деревьев, и это привлекло его внимание. Я вытирала катившиеся слезы безысходности из-под очков. Погода была солнечной и теплой, но меня знобило от нервного напряжения. Закутавшись в пончо, которое мне на прошлый новый год сшила мама, я встала и побрела прочь.
Так продолжалось около недели. Он молча сидел и наблюдал за белками, а я наблюдала за ним. И почему-то мне очень хотелось спросить, чем он так опечален. Он опередил меня. В одно из таких воскресений, пошел дождь и все торопливо, схватив ребятишек, принялись покидать парк.
- Мисс. – Окликнул он меня.
Я остановилась.
- Да, да! Я с вами. – Улыбаясь, продолжал он. – Держите зонтик, в вашем положении мокнуть не желательно.
В тот момент меня как будто встряхнули и поставили на место. Я начинала понимать, что факты на лицо и это известно не только мне. Хотя только знающие люди могли заметить, что я была в положении, потому что срок был чуть больше 2-х месяцев.
Я взяла протянутый им зонт и уже через 10 минут мы сидели в кафе не далеко от парка и беседовали. Роберт смог прочувствовать мою боль и протянул мне руку, когда я отчаянно пыталась найти дальнейший смысл жизни. Я уехала в Лондон, к сестре отца, тёте Эмми, она вышла замуж за англичанина и давно поселилась тут. Я хотела все забыть, чтоб мне ничего не напоминало о том лете, когда Александр Дэвисон, очаровал меня, юную выпускницу и спустя 7 месяцев просто исчез. Я жалела себя, оплакивая свою безрассудную, слепую любовь девчонки. Но, я никогда не жалела о встречи с ним. Было просто глупо это делать. Ведь у меня теперь есть дочь, моя главная любовь в жизни.
В голове пронеслись 5 лет моей жизни, а, по сути, прошло не больше 10 минут. Муж все так же пристально смотрел на меня, приподняв одну бровь.
-Роберт. – Начала я, понимая, что на мою внезапную просьбу он может ответить отказом.
- Да Скарлет. - Ответил он, так же подчеркивая мое полное имя.
Собравшись с духом, я продолжила:
-Я хочу съездить к родителям в Кентукки.
Он развел руками и вопросительно посмотрел на меня:
- А что так вдруг милая? Ты больше пяти лет не была в Лексингтоне, и тебя особо не тянуло туда.
Я задумалась. Он знал, что значимая часть моего прошлого осталась в родном городе, знал, что именно там я познакомилась с настоящим отцом Нэлл. Роберт умело мог показать мне, что я в чем-то неправа, и я начинала идти на попятную. Он мягко говоря давил на меня, но делал это так, что я не найдя оправданий, соглашалась с ним. Впервые я показала свое Я, когда речь зашла о работе, теперь же у меня нет веских аргументов, что я хочу расти и развиваться, как это было в том случае.
Я сидела молча, не найдя слов. Родители прилетали на Рождество, сестра была по делам в Лондоне не давно, братишка почти каждый вечер выходит на связь в скайпе. Так что вариант типа «я соскучилась» явно не сработает. Но меня тянуло туда, так хотелось увидеть подруг, если они не разбежались замуж в разные города. Хотелось пройтись по родным улочкам и хотя бы на миг вернуться в то лето. Когда я грезила о колледже, как заранее рисовала в своих планах мои визиты домой, как мечтала встретить настоящую любовь, когда поступлю. Но все оказалось совсем не так. Любовь я встретила на школьном балу, а вместо колледжа и учебы я училась быть мамой и женой в 18 лет. Строптивая и своенравная прежде, я научилась уступать и полностью зависела от мужа. Нет, я не боялась остаться одна с ребенком, тетя всегда была готова мне помочь. Я не боялась быть матерью одиночкой, таких, как я много. Я выросла в дружной и любящей семье, в которой папа обожал нас всех. Мне хотелось, чтоб и моя девочка росла в настоящей, любящей семье, с обоими родителями. Все так и получилось, Роб был без ума от нее, а она обожала отца.
-Я подумала, пока не наступили холода, было бы не плохо съездить туда. И ты может, хотя бы на пару дней к нам присоединишься.- Безнадежно говорила я.
Муж задумался. Его взгляд устремился, куда то вдаль.
-А, что?! Не плохая то идея в прочем. Я скорей всего приеду попозже, а вы с Нэлл собирайтесь. Я сообщу твоему отцу.
Мне не верилось. Неужели он все-таки согласился?! Я еще ни разу не выезжала никуда одна, без него. С тех пор, как Роб стал моим мужем и отцом моей дочери, бразды правления были в его руках. Внутри меня ликовала не понятная радость. Встретив Алекса, у меня возникло дикое желание побывать дома. Почувствовать вновь все то, что я так давно прятала глубоко в душе.
Я спонтанно обняла мужа. Он удивительный человек. В нем сочеталась целая радуга черт. От самых сильных – насыщенных, которые могли чётко осадить мое любое не логичное, по его мнению желание, до более светлых и мягких, с которыми он становился иным.

II
Лексингтон расположен в центральной части штата Кентукки. Город известен своим племенным коневодством и табачной промышленностью. На заднем дворе нашего дома есть местечко, где мы с сестрой проводили свободное от школы время. Стойло с лошадьми – было моим любимым пристанищем, после сада, который папа превратил просто в загляденье. Эвелин – моя младшая сестра в этом году оканчивала школу, и вся семья возлагала на нее свои надежды и мечты. Мама никогда не говорила мне, как сложно ей дались мои ошибки в жизни, но я это видела сама. Родители мечтали о том, что я, их первенец, поступлю в колледж, далее в университет и в семье появится свой грамотный юрист.
Папа тоже молчал. Седина просто окутала его голову за эти годы. Но они обожали внучку и, смотря на нее, забывали обо всем, что их печалило. Нэлл стала любимицей всех. А Роберт всегда находил, о чем побеседовать с папой, что ему очень льстило. А по большей части, папе нравилось играть с ним в шахматы.
Я поражалась, что может сделать с человеком одна, случайная встреча? Такое странное ощущение поселилось в душе, как будто меня магнитом тянуло домой. Словно, там меня всё ждёт, как прежде. Хотелось верить, что эта поездка хоть как-то успокоит меня.
Нэлл радостно восприняла новость о поездке к дедушке с бабушкой. Она за неделю до вылета собрала свои игрушки и ждала с нетерпеньем, когда дедушка покатает ее на лошадке. В аэропорт нас привез шофёр Роба. Сам муж, как всегда был поглощен своей работой и улетел на конференцию в Токио. Перелет был долгий и утомительный. Более восьми часов занимало долететь без пересадок из Лондона до ближайшего аэропорта Блу Грасс в Лексингтоне. Моя малышка плохо переносила перелеты, ее тошнило пол пути. Мигрень и отсутствие аппетита так же утомили ее. В начале второго, ближе к обеду самолет пошел на посадку. Я потрогала лоб Нэлл, она была вся влажная. Сердце защемило от чувства вины. Эту поездку выдумала я, причем по своей бредовой прихоти вернуться на миг в прошлое. Совесть колко тыкала мне в области сердца, заставляя чувствовать свою вину еще сильнее.
Глаза папы блестели от слез и восторга. Он бережно взял спящую внучку на руки и ласково посмотрел на нее.
- С возвращением доченька. – Тихо прошептал он, целуя меня в щеку.
Я не сдержала слез. Они сами предательски катились, показывая отцу, как я соскучилась по дому. За рулем семейного Пикапа сидел Джэйми.
- Малыш!- Потрепав его за волосы, я принялась его смачно целовать. – Ты, когда успел получить права? – Удивлялась я.
Брат покраснел. Не отрывая глаз от племянницы, пробубнил.
- На прошлой неделе. Папа научил меня водить.
Я расстроилась еще больше. Пребывая в своих думах и страхах, я не приезжала домой и даже не заметила, как выросли брат с сестрой. Эвелин готовилась к выпускному, а Джэйми предстояли еще два года учебы в школе.
Нэлл сладко спала на руках у дедушки и даже не заметила, как оказалась дома. Увидев на пороге маму, я просто ахнула от радости. Дома она выглядела так же, как всегда. Сверху ситцевого халата с ромашками был фартук. Она оставалась такой же стройной и ухоженной. Поэтому папа всегда смотрел на нее с гордостью и любовью.
Дом заполнил запах выпечки. Неописуемый восторг заполнил всю меня. Теперь я понимала, что никакие деньги и удобства не могут заменить людям родительский дом. Сестра, громыхая, сбежала по ступенькам и, увидев спящую Нэлл на руках у отца резко остановилась. Подойдя на цыпочках к ней, она нежно провела рукой по щечке моей крошки и повисла на мне, в охапку обняв нас с мамой вместе. Мама просто молча обнимала меня, словно наверстывая упущенные годы. Ее объятья дарили мне покой и умиротворение.
Эвелин чмокнула нас обеих по очереди и я, наконец, посмотрела маме в глаза. Мои любимые глаза цвета морской волны, которые унаследовал только брат. Взгляд этой мудрой женщины мог вернуть к жизни любого. Соседи и близкие всегда обращались к ней за советом. Вот только когда ее собственный ребенок оступился, она не знала, что сказать, чтоб успокоить меня.
- С возращением доченька. – Наконец промолвила мама и повернулась к отцу, чтоб посмотреть на внучку.
Как же хорошо было дома. Я чувствовала себя, как-то иначе. У себя, в Лондоне, в большом и красивом доме я жила жизнью жены Роберта Шеридана. Муж всегда требовал от меня максимального участия в его посиделках. А тут все становилось по - другому. Я могла быть собой и оставить на время лондонскую жизнь, полную светских вечеринок, разодетых гостей и однобоких разговоров о моде и косметике.
Родители устроили целый праздник. Наготовили вкусностей и оповестили всех родных, что мы с Нэлл наконец приехали. Пока было время до прихода всех близких, я покормила дочь и, как в старые добрые времена пошла с сестрой в конюшню.
Даже тут я ощущала себя намного лучше, чем в Лондоне. В ушах слышался звонкий смех сестры, когда я впервые посадила ее 5-ти летнюю на жеребца. Мы молча смотрели друг на друга, и Эви заговорила первой:
- Помнишь? – Указывая на сено, улыбнулась она.
Я протянула сестре руку, и мы с разбега плюхнулись в стог сена. Скрипнула калитка и брат присоединился к нам. Соломинки летали по всюду, наши рыжие волосы с сестрой, резко отличались от каштана брата. Джэйми был копией мамы, голубоглазый шатен. А мы с сестрой два рыжих солнышка с зелеными глазами – гордились тем, что похожи на отца.
Брат с сестрой затараторили о своей учебе и новостями в школе. Эви была очень рада, что я помогу придумать ей фасон платья для школьного бала. Сестра упрашивала меня пойти вместе с ней, я обещала подумать.
Мы дружно прогулялись по саду, по бокам дорожек которого торчали красные георгины. Вокруг беседок папа посадил белые георгины, что очень украшало ее и придавало ей какой-то свет. Цветочки были ветра и мороза устойчивые. Любоваться этой красотой, можно было до глубокой осени.
Нэлл наелась бабушкиных пирогов и удобно разместилась на руках у Джэйми. Цвет лица у нее был бледноватый. Но глаза блестели от новых впечатлений. Мой приезд обрадовал всех, но малышка, конечно, заняла первое место теперь. Создавалось впечатление, что в ней они видят меня саму. Мамин взгляд выдавал ее полностью. Так она всегда смотрела на меня в детстве.
-Девочки! Зовите брата с малышкой, тётя Бэти пришла. – Крикнул папа и позвал нас в дом.
Тетя Бэти - жена моего дяди. Все родные ее просто обожали. Она отличалась отличным чувством юмора и была душой любой компании.
-Ооо! Это чье такое чудо? – Подхватив на руки Нэлл, удивилась тетя.
Малышка испуганно отстранилась и потянула ручки ко мне. Тетя расхохоталась.
- Ну теперь понятно! Рыжая, значит наша!
Мы обнялись по-доброму и сели за стол. Я не могла нарадоваться своему счастью. Родители тоже светились. Домашняя обстановка согревала и душу переполняли только хорошие эмоции, как будто все так и должно быть в моей жизни. Дядя удивился когда не нашел среди присутствующих моего мужа. Я его успокоила, что ближе к сентябрю он приедет, и они обязательно продолжат свой шахматный турнир с папой и Робертом. Никто кроме родителей и тети Эмми не знал о том, что случилось в моей жизни. Все думали, что я уехала погостить к тете и встретила там Роберта. И все, как один твердили, что дочь похожа на меня, как две капли, а не на отца.
Я видела сходство с дочерью, но так же я прекрасно знала, что фигура у нее Алекса, длинные красивые пальцы, как у него и родилась она на кануне его день рождения 3-го марта. Нэлл вяло сидела у меня на коленях, и я поняла, что ее пора укладывать спать. Обняв меня за шею, она буквально повисла на мне и задремала. Я медленно поднималась наверх, когда мама протянула руки. Ее нежный взгляд выявлял желание заботиться о внучке. Я аккуратно отдала малышку ей, и она понесла ее в нашу с сестрой спальню. Еще в Лондоне Нэлл по вечерам жаловалась на усталость и частенько ложилась на кроватку, полежать. Я думала, что детский сад и дорога выматывает ее, терапевт сказал, что вроде ничего нет. Выписал витамины, и сказала питаться хорошо.
Уже за полночь все разъехались по домам. Мы с сестрой убрали кухню, перемыли всю посуду и, наконец, облегченно сели, напротив друг друга. Мама проводив гостей, прилегла с внучкой. Папа от усталости сразу заснул. А Джэйми по хозяйски налил нам всем чая и сел рядом.
На верху послышались шаги. Я не придала этому значения. Послышался голос папы.
- Скарлет! Поднимись доченька. – Неожиданно позвал он.
На этот призыв отреагировали все сразу, голос папы был тревожным. Дверь в нашу спальню, была открыта. Папа держал на руках малышку и успокаивал.
- Что случилось? – Ринувшись вперед, спросила я.
Руки Нэлл были холодными.
-Доченька. Что у тебя болит! – Обеспокоено продолжала я.
Нэлл не открывая глаз, чуть слышно ответила.
- Ма, все кружится вокруг. Мне холодно.
Я присела на кровать и закутала ее в плед. Мама нервно рылась в чемодане, доставая теплую пижаму. Кое-как мы натянули кофту на нее, а когда я попыталась поставить дочь на ноги, чтоб надеть штаны, она просто попятилась назад и чуть не упала. Джэйми, как ошпаренный помчался вниз за ключами. Отца тряс нервный озноб. Эви схватила мою сумку и еще один плед со своей кровати.
Я не знала, что мне делать. Все как-то реагировали в данной ситуации, а я просто тупо не могла сообразить, что следует дальше. Отец поднял меня за плечи и потянул к выходу. Мои руки становились еще холоднее, чем у Нэлл. Я крепко прижала ее к себе, и мы сели в машину.
Все как будто происходило не со мной. Казалось бы, это счастье не должно кончаться, ведь я была дома, рядом моя семья. Но моя девочка плохо себя чувствовала, и это было не нормально.
Ближе всех находился «Лексингтон Медикал Центр». Всю дорогу мы ехали молча, словно что-то оборвалось. Прежняя радость улетучилась в миг. Брат быстро, но аккуратно ехал по ночной дороге и вскоре мы были на месте. В приемной нас встретила мед.сестра.
-Доктор, Ричардс сейчас подойдет. – Сказала она, помогая уложить Нэлл на носилки.
Я не могла равнодушно смотреть на происходящее. Моя непоседа, смысл всей моей жизни, моя маленькая девочка лежит на носилках бледная. Пока мы ждали врача, оперативная мед.сестра успела записать все, что мы ей рассказали о том, как себя чувствовала девочка на кануне и вообще.
Моя подруга детства Саманта появилась на пороге. Она всегда водила меня в театр, не смотря на то, что я была младше нее лет на 5. Мне нравилось с ней общаться, она относилась ко мне хорошо. Увидев меня, на ее сонном и уставшем лице вырисовалась широкая улыбка.
-Скай! Неужели это ты?!
Она так крепко обняла меня, что мое материнское сердце не выдержало, и я расплакалась.
-Так не пойдет. Перестань Скарлет! – Говорила она, вытирая мои слезы.
- Сэми, что с ней? Пожалуйста, скажи, что все будет хорошо. – Умоляла ее я.
Мое сердце разрывалось, словно весь мир перестал для меня существовать. Я не могла понять, почему так случилось с моим ребенком. Что и где я упустила?
-Сейчас возьмем кровь на анализ и все будет ясно. Ты не паникуй! Ребенку страшней, чем тебе, посмотри на нее, она даже не плачет.
Я посмотрела на дочь. Она улыбнулась мне. Моя маленькая девочка была сильнее меня. Ей было плохо, ее тошнило и все вокруг кружилось, как она говорила. Но, тем не менее, она не рыдала, как я. Мама бережно взяла меня за плечи и повернула в сторону окна, когда Саманта сама брала кровь на анализ. От слез всю меня трясло.
-Надо позвонить Роберту. Я буду с Нэлл, иди. – Тихо сказала мама.
Я кивнула головой и словно не живая поплелась в холл. Муж был в шоке. Его голос дрожал от волнения. Путь из Токио до Лексингтона займет, как минимум два дня, он был вне себя.
-Скарлет! Ало! Ты меня слышишь!? – Повторил он.
-Да Роб.
-Я постараюсь, как можно скорее вылететь.
-Да, да. – Тихо плача, продолжала я.
-Скарлет, все будет хорошо. Я тебе обещаю. Ты только не плач! Слышишь!
Роберт был просто в бешенстве. Его голос звучал так, потому, что его не было рядом, и он не мог помочь мне. Не мог поддержать меня, как он это делал прежде. Как он это сделал, когда я осталась одна, с ребенком под сердцем.
-Я жду тебя Роб. – Безнадежно ответила я.
Нэлл поставили капельницу с глюкозой, и ей стало лучше. Цвет лица приобретал более живой оттенок. Было начало 7-го утра, когда Саманта вернулась с результатами анализов.
- Вы побудьте с малышкой, она сейчас заснет после капельницы, а мы выйдем. – Сказала Сэм и повела меня к двери.
Мы прошли по холлу, и зашли в ее кабинет. Саманта посадила меня на стул и положила бумаги рядом.
-Слушай внимательно Скай. – Сказала она и села напротив.
-Во-первых, все излечимо и поверь, скоро твоя дочь поправится.
-Саманта. – Перебила ее я. – Говори, не томи, пожалуйста.
-У малышки железодефицитная анемия.
Мои глаза широко распахнулись. Я понятия не имела, что это такое и как это лечиться.
- Главным влияющим фактором является переливание крови, и потом хорошее питание.
-Питание? Она как раз стала плохо кушать, как пошла в садик. – Машинально ответила я.
-Это тоже могло сказаться. Но сейчас глупо гадать, что повлияло на это. Дети такие непоседы, им лень лишний раз хорошо покушать, когда хочется поиграть во, что-то.
-А сейчас, что делать Сэм? – Спросила я от безысходности.
-Пару дней полежит под системой, дадим ей насыщение глюкозой и железом, а потом подготовим к переливанию. Сдайте кровь на совместимость, у девочки отрицательный резус.
Я была удивлена новостями. За пять лет я даже не поинтересовалась, какой резус у моей дочери. Знала, лишь что группа 3-я, у меня, к сожалению, была 2-я, у Роба тоже.
Саманта рассказывала случаи из жизни детей больных анемией, в данный момент все они ведут обычный образ жизни, и ничего страшного с ними не случилось. По ее словам, через месяца 3 после переливания, моя малышка будет чувствовать себя отлично и сможет вернуться к привычной жизни.
Баланс моего сотового был пуст, я проговорила все деньги с мужем. Мама пошла домой переодеться, а Эвелин осталась с малышкой. Я спустилась во двор больницы в поисках карт оплаты телефона.
Как и любая мама на моем месте, я перебирала в голове прожитое время и пыталась найти тот момент, когда я упустила из виду болезнь дочери. Но мое подсознание не выдавало мне конкретного эпизода, когда педиатр сказала мне, что у нее есть показания на анемию. Наверно это проявляется постепенно, я не врач, но понимала, что к определенной болезни люди идут постепенно. Наверно решающим для нас стал момент, когда Нэлл пошла в детский сад. Не хотелось кого-то винить, потому что по себе в этот момент я знала, что чувство вины это очень тяжелое и колкое чувство, а тем более, когда это испытывает мать.
Я завернула за угол больницы и перешла через дорогу. Найти карту я не надеялась, хотя бы положу деньга на баланс. Пэй Пойнт в холле больницы был занят, и стоять в очереди мне не очень хотелось. Мысли и без этого атаковали, как могли. Впереди виднелась эмблема местного банка и я поспешила туда. Сумбур в голове приводил меня в ужасающее состояние. Мне просто хотелось забыть обо всем и убежать далеко, где мою малышку не смогут настичь болезни.
-Эй! Ты, что на дорогу не смотришь! – Буквально загромыхал голос рядом.
Я задумалась и уже была на пол пути переходной зебры на красный свет. Меня словно током отбросило назад, и я прижалась к остановке.
Мужчина в очках продолжал смотреть на меня в упор. Потом машина свернула на обочину, и он вышел.
- Скарлет! – Настиг меня знакомый голос. – Ты, что тут делаешь и почему не смотришь на светофор? – Возмущался он.
Я думала, что судьба ограничиться с сюрпризами, но, увы, даже дома меня настигало отчаянье и тоска.
Алекс потряс меня за плечи. Мой стеклянный взгляд его обеспокоил.
- Скай. – Тихо продолжил он.- Ты меня слышишь?
Сейчас мне было еще хуже, чем было. Я понимала, что все эти встречи с ним были не спроста. Что я совершила огромную ошибку, я знала какую. Я не сказала этому мужчине пять лет назад о том, что у него родилась дочь. А теперь судьба просто грубо бросала меня в крайность, в которой, мне без его помощи не обойтись. Переливание Нэлл требовало 3-ю группу, отрицательного резуса, это она унаследовала от отца. Я не знала этого наверняка, но иначе быть не могло.
Оставалось только схватиться за голову и бежать от ужаса осознания всего, что я сделала. Я позволила своему ребенку дойти до такого состояния, я не могу прямо помочь ей сама, без участия ее настоящего отца. Я не смогу ограничить Роберта от той боли, которая ему предстоит. Если донора не найдут скоро, выход будет только один.
Алекс взял меня под руку и посадил на скамейку остановки. Я все еще не могла поверить, что это все происходило со мной.
-У тебя все в порядке? – Спросил он.
Я не понимала, его интереса. Может по старой дружбе ему просто хотелось узнать, как поживает его очередная, бывшая. Но грубить ему мне не хотелось. Алекс странно заерзал и снял очки. Наверно он думал, что мне не приятно общаться, не видя его взгляда. Он ошибался, мне сейчас весь мир был неважен, лишь бы моя девочка поправилась.
-Ты пару недель назад была в Лондоне и вдруг я встречаю тебя тут.- Продолжал удивляться он.
-Мы приехали в гости и моя девочка, внезапно заболела.
Алекс участливо посмотрел мне в глаза:
-Девочка? У тебя есть дети?
Я проглотила ком слез, душащих меня. Смотря на него, я вспомнила момент, когда мы сидели на берегу и я наивно, мечтала о детях. Он часто говорил на эту тему и спрашивал меня, хочу ли я детей. На, что я говорила, что очень хотела бы иметь большую и дружную семью. Тогда он сказал, что не знает, как бы назвал сына, но ему очень нравилось восточное имя Наллема. Так я назвала дочь в день ее рожденья. Боль так странно пульсировала в области сердца. Казалось, что ее становилось все больше и больше. Мне не хватало воздуха.
III
-Скарлет. Я могу чем-то помочь? – Внезапно спросил он.
Я больше не могла терпеть это давящее чувство. Я не могла продолжать лгать самой себя, что поступила правильно. Чувство обиды и жалости к самой себе на тот момент лишило меня возможности здраво мыслить. Если бы не Роберт, то я бы потерялась в этом круговороте событий.
-Спасибо Алекс. Я жду мужа, он прилетит, и мы подумаем, что нам делать дальше.
-А что с твоей дочкой?
-Анемия.- Не привычно ответила я.- Это не очень страшно, но она такая маленькая, чтоб переживать все эти процедуры.
Алекс странно улыбнулся.
- Я тоже пережил такое в детстве.
На меня как будто ведро воды вылили. Услышать такое, я точно не ожидала. Я была удивлена, когда Нэлл взрослея, становилась четко, похожа на меня. Я думала, что от отца ей не досталось ничего, кроме этого редкого имени. Но я, как всегда ошибалась. У моей дочери, как, оказалось, было, больше общего с ним, чем со мной.
-Мама рассказывала, что когда я пошел на сольфеджо…
Я не вольно рассмеялась. Алекс рассмеялся в ответ.
-Да, да. Представь меня на сольфеджо. Это был кошмар для меня. Мне это настолько не нравилось, что на нервном фоне я плохо ел, практически не спал в ночь перед уроком, не хотел даже играть во дворе с друзьями. Все боялся, что мама еще, куда ни будь меня отдаст, и я не буду ее видеть.
-Нэлл тоже трусишка. – Выскочило у меня.
Алекс поднял голову.
-Нэлл?- Странно спросил он.
Какое-то новое чувство медленно разливалось по моему телу. Мне казалось, что он сердцебиения я сейчас упаду в обморок. Мне так легко было с ним общаться. Находиться рядом и не думать о чем-то. Я даже забылась и позволила себе назвать имя дочери.
-Скай. Твоя дочь зовут Нэлл? – Переспросил он.
Я не могла представить дальнейших последствий. Но переборов страх я взяла себя в руки.
-Да, ее зовут Нэлл.
-А полностью? – Насторожился он.
Глупо было умалчивать это. Глупо было вообще позволять ему принимать хоть какое-то участие в моей жизни, после того, как он бросил меня.
-Ее зовут Наллема. – Четко сказала я.
Алекс отодвинулся от меня, как ошпаренный. Я могла представить его реакцию заранее. Он был удивлен таким ответом.
-Наллема? – Странно повторил он. – Ты назвала дочь этим именем?
Маска равнодушия окутала моё лицо полностью:
-Да, а что тут такого?
-Это же то имя. – Чуть слышно пробубнил он.
-Да, мне оно тоже понравилось. Оно необычное.
Алекс встал. Меря шагами автобусную остановку, он думал.
Внезапно порывшись в карманах, он достал ключи и сказал:
-Вставай. Пойдем, посидим в кафе. Я уже не могу, от этого шума голова трещит.
-Извини. Мне надо в больницу. – Посмотрев на часы, ответила я.
Мне не хотелось продолжать этот разговор. В данный момент мне вообще ничего не хотелось. Просто быть рядом с Нэлл и все. Я знала, когда приедет Роберт, мне станет намного легче, он всегда умел облегчить мою боль, у него отлично получалось успокаивать. Порой мне было стыдно за то, что он нянчиться со мной, как с ребенком.
- Пойдем в кафетерий больницы, там поговорим. – Внезапно предложил Алекс.
Я замешкалась в своём решение. Перед глазами стоял образ дочки. Ее милое, маленькое личико с широкой, светлой улыбкой. Точно так, сейчас напротив меня, улыбаясь, стоял Алекс. Сердце защемило от тоски. Я опять находилась в безвыходном положение. Надо было составить четкий план разговора, в котором я должна буду его подвести к бескорыстному поступку помочь моей девочке. Я не могла открыть все карты, как есть. Я просто не видела смысла в этом. В моей жизни был муж, а у него наверняка своя канитель отношений. Да, и чего ради? Все давно закончилось. Я почти уже забыла о том, что он был в моей жизни.
Я боялась. Стояла перебирая в голове аргументы, но не признаваясь себе в том, что эта ситуация меня пугала. Отнекиваться и оправдывать себя я умела, но оправдать свой поступок тогда, я даже сейчас не могла. Ведь ребенок это навсегда. Эта прочная, невидимая связь между двумя адекватными людьми. Но, моя нить вела меня от дочери к совершенно другому мужчине. Именно его я благодарила за все, что у меня сейчас есть. Он тот, кто спас нас обеих тогда. Мой муж являлся добрейшим человеком.
-Скай? – Открывая дверцу машины, спросил Алекс.
Я поймала себя на мысли, что смотрю на него, не отводя глаз. Мне стало стыдно. Он реально привлекательный мужчина, а я замужняя женщина, без права на ошибку.
Мы поехали обратно к больнице. Я аккуратно строила свою речь, чтобы она не показалась ему подозрительной или нелепой. За семь месяцев моего общения с Алексом я толком не успела его узнать. Мысли мои были полностью поглощены им, я тогда не могла без него и дня прожить, казалось, что сердце остановится. Но, сказать, что я знаю его - я не могла с уверенностью. Хоть я и безумно тосковало по нему, но он был мне чужим человеком. По крайней мере, я считаю, что близких людей не бросают. Я не была ему настолько близка видимо.
Блуждая в своих мыслях, я мельком замечала, как мы уже оказались в больнице, далее проследовали в кафетерий на 1-м этаже. И вот он сидит напротив меня, странно теребя свои руки.
-Прости, что из-за меня ты теряешь время. – Как-то не обдуманно, начала я.
Алекс пожал плечами.
-Я в отпуску. Так что никакого потерянного времени.
На его лице появилась странная улыбка. Потому, что глаза его далеко не отражали радости.
-Так, ты мне расскажешь, почему так стало с твоей малышкой? – Поддавшись вперед, спросил он.
Я поникла. На этот вопрос я сама не знала точного ответа.
-Я не знаю. Пыталась вспомнить, что и где я упустила, но наш семейный врач, ни разу не намекал на то, что она плохо выглядит.
-Да, анемия сразу не выдается. Это следствие долгого процесса. Детишки забавные. И когда они говорят, что уже наелись, или что хотят шоколадный мусс вместо обеда, родители зачастую с этим соглашаются, лишь бы не травмировать ребенка. А в итоге получается, как раз наоборот. – Грустно заключил Алекс.
Я смотрела сквозь него. Словно мой разум просто работал в режиме «отстань». Я пока не привыкла к реальности того, что у меня проблемы, причем серьезные и рядом нет мужа.
- А у тебя есть дети? – Спросила я, будучи уверенна в том, что дочь у него точно есть.
Алекс задумался. Словно я попросила его найти азимут определенной долготы.
-Нет. – Печально ответил он.
Я пожалела о том, что спросила. Жестоко было задавать такой вопрос.
-Ну, значит у тебя все впереди. – Попыталась разрядить обстановку, я.
Алекс ничего не ответил. Боковые скулы на его серьезном лице, дрогнули. Знала по мужу, что так мужчины делают, когда их тяготят какие-то не приятные думы. Роберт тоже часто думал о чем-то, но я так и не осмелилась его спросить, что его угнетает. В школе я была открытым ребенком и могла спокойно спросить подругу, друзей или Эви, что у них не так и, как я могу помочь. Но, сейчас я другая. Во мне больше рамок, чем свободы. И лезть в чью-то душу я отныне не могла.
-Тебе повезло. – Внезапно сказал он.- Это наверно неописуемое счастье, когда есть ребенок.
О, да. Я знала, что значила для меня Наллема. Этот маленький человечек является для меня всей вселенной. Она мой воздух. Без которого, я просто себя не представляю.
-Да, это очень приятное чувство, когда есть маленькая частичка тебя.
-Расскажи мне о ней. – Попросил Алекс.
Я получала умиление от рассказов о дочери. Вспоминая все ее шалости и маленькие победы, которые ее так радовали, я понимала, что вся моя жизнь основывалась на ней.
-Она спокойная. Очень мудрая не по годам девочка. Любит когда с ней разговаривают тихо, без всяких эмоций. Иногда она задумчивая, но друзья ее любят. Я вижу, как к ней тянутся детишки, даже старше нее. Еще у нее есть хорошее качество, она очень быстро прощает людей, долго не обижается. Даже я пересмотрела свои жизненные позиции и научилась этому у нее.
Алекс смотрел мне в глаза. Если бы я могла как-то облегчить боль, которую четко отражали его глаза, то я бы помогла. Сделать шаг и спросить, я не могла. Я была не проницательна, мне сложно читать чужие души, так как я всегда боялась ошибиться еще раз. Поэтому, я не стала расспрашивать мужа о его прошлом, хотя женская интуиция мне подсказывала, что все было не так просто в его жизни. Вернее, его прежний брак был не прост. Но это было уже не важно. Он никогда не печалил меня пережитым. Он просто старался сделать меня счастливой.
-Скай, какая группа у твоей дочки? – Оборвал мои мысли Алекс. – Я знаю, что глупо это спрашивать и что вы с мужем первые кто сможет ей помочь, но мне хотелось бы…
-Ни я, ни Роберт не можем помочь Нэлл. – Прервала его я, странно ликуя внутри, потому, что он сам начал этот разговор.
-Почему? Что такого страшного есть у вас? – Взволнованно продолжал Алекс.
-Страшное то, что у дочки группа крови и резус не те. – Сказала я и осторожно добавила. – У нее 3-я группа, отрицательный резус.
Алекс засиял, словно ему подарили долгожданный подарок. Я не могла понять его рвение так помочь моей дочке, ведь он же не знал фактами, что к чему.
-Так это же здорово! – Воскликнул он. – У меня тоже 3-я отрицательная!
Я корила себя за тот стыд, что я испытывала. Он, похоже искренне радовался, а мне надо было разыграть сцену о внезапной счастливой находке донора для моего ребенка. Это было низко, но изменить что-либо сейчас я уже не могла. Влиять как-то на его жизнь и жизнь Роберта спустя столько лет, просто жестоко. Роберт любил нас дочкой, а Алекс вполне вероятно любил свою жену или девушку.
-Да, это реально здорово. Судьба не просто так закинула тебя сюда именно в это время. – Искренне отметила я. Я верила в то, что судьба всегда знает что и когда делает. Вот так и сейчас, она не упустила шанс дать мне по заслугам, за мою ошибку. Мою девочку будет спасать ее родной отец, который даже об этом не подозревает. Жестокая реальность.
-Да, наверно ты права. Пойдем наверх, поговорим с врачом. Наверно надо сдать анализ крови прежде.
Я кивнула в знак согласия, и мы встали из-за стола, на котором осталось два не тронутых кофе.

Recommend us

Рейтинг '+' (3)


Ключевые теги: Рассказ

Поблагодарили 17 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.