Нурай

Напечатать Категория: Литература
8 августа 2011 Автор: solo_me Просмотров: 4559 Комментариев: 20
IX
Лёгкое касание теплых губ и трепетное поглаживание по щеке вернули Нурай к реальности. От удивления глаза широко распахнулись, и немой вопрос нарисовался в них сразу. Низкий потолок темно серого цвета, глухое гудение мотора и улыбающиеся стюардессы – давали понять, что они все еще в самолете. Фархад улыбнулся и, прикусив нижнюю губу замер. Поцелуй был неожиданным, как для Нурай так и для него. Соблазн прикоснуться к ее губам был так велик, что он отгонял эти мысли с начала дороги.
- Извини. – Тихо сказал он и отстранился от Нурай.
Укор совести кольнул где-то в области сердца. Она собрала разбежавшиеся мысли и натянуто улыбнулась.
- Это ты извини. Я так крепко уснула.
Брошь, плотно окутывающая ее волосы, сползла на бок. Фархад осторожно потянул ее, и кудряшки вырвались на свободу. Нурай облегченно провела рукой по затылку.
- Так мне больше нравится. – Констатировал Фархад.
Нурай покраснела. Долгое время она лишала себя комплиментов со стороны противоположного пола, сторонясь каких-либо отношений с парнями. А вот теперь, находясь лицом к лицу со своим женихом, она понимала, что избежать этого не реально, как и более личных моментов. Фархад относился к типу мужчин, которые без всяких усилий нравились девушкам. Его внешность способствовала этому. Но помимо внешности, симпатию к нему вызывали его поступки, его умение бережно и терпеливо обращаться с ней. Назвать эти чувства Любовь было бы не честно, потому, что в груди жгло от старых обид. Но его улыбка, прикосновения, теплота рук, то, как он звал ее по имени – вызывали противоречивые чувства нежности в ней. Она посмотрела на их сплетенные руки. На безымянном пальце ее руки блестело кольцо, оно являлось символом того, что этот молодой человек хотел заботиться о ней и подарить ей семью. Именно на него сейчас смотрел Фархад.
«Интересно о чем он сейчас думает» - промелькнуло у нее в голове.
- Пашаев…
-Да.- Отозвался Фархад.
- Не жалеешь? – Не обдуманно спросила она, понимая, что вопрос мог звучать странно.
Фархад вздохнул полной грудью, как будто невидимый груз давил на него. Покачав головой, он не поднимая глаз, ответил:
- Я пожалел бы потом, если бы не решился.
- Но ведь это утомительно, ждать ответных чувств от другого человека. – На одном дыханье выпалила Нурай.
Она начала разговор, основываясь на его чувствах, но сама того не ведая, говорила о себе. Пол года общения с Русланом так и не подтолкнули его к признанию. Она не услышала из его уст те заветных три слова.
- Сейчас ты рядом со мной. – Уныло продолжал он. – И это что-то должно значит.
В глазах обоих читалось смятение. Им было тяжело говорить о чувствах, которые не только приносили радость, но и огорчения.
- Может я не такой уж и страшный, и хотя бы чуточку нравлюсь тебе. – Уводя разговор в другое русло, улыбаясь, сказал Фархад.
Это было еще одним качеством, которое ценила в нем Нурай. Умение ловко менять тему разговора, дабы не обидеть кого-то. Но сам он грустил. И уже не пытался найти ответ на вопрос, «Как? Он, взрослый мужчина, в свои 33 года – стал так зависим от улыбки и хорошего настроения этой молодой, рядом сидящей девушки ».
Самолет дернулся. «Воздушная яма» - Объявила стюардесса. «Нет причин для беспокойств».
- Пристегнись, чтоб не кидало в стороны. – Посоветовал Фархад.
Нурай последовала совету и заметила, что особой тревоги это у нее не вызвало. Рядом с ним она чувствовала себя спокойно. Хотя случись, что-то в воздухе Фархад вряд ли смог бы изменить ситуацию к лучшему. Это было не важно. Она полностью доверяла ему. Он этого заслуживал.
Мысли переключились. После тряски, самолет оживился, пассажиры стали просыпаться, и можно было, услышать разборчивые диалоги между иностранцами. Нурай смотрела на пару сидящую в углу напротив. Худощавая женщина лет 40, бережно зачесывала лохматые волосики своего малыша. Мужчина сидящий рядом, примерно того же возраста, смотрел на это с улыбкой. Они были достаточно взрослыми и внешне отличались друг от друга, но что-то подтолкнуло их быть вместе. Что-то стало причиной того, что эти два разных и зрелых человека решили объединить себя навсегда, дав жизнь новому человеку. Потому, что общий ребенок-это навеки. «Там где есть общие дети, люди связанны между собой невидными нитями». - Считала Нурай.
Самолет шел на посадку. Нурай заерзала на сиденье и спонтанно положила ладонь поверх руки Фархада. Страх, не приятное чувство бессилия. Когда человек находящийся рядом является твоим утешением и защитой. Фархад поднес ее руку к щеке и нежно прижал. От его теплого дыхания становилось спокойно.
Аэропорт Хьюстон Интерконтинентал находился в 37км к северу от центра Хьюстона.
Был открыт в июне 1969 года для коммерческих авиаперевозок, а позже начал обслуживать часть пассажирских рейсов с аэропорта имени Уильяма П. Хобби. Через два года начал принимать внутренние рейсы. В 1997 году аэропорт был переименован в честь Джорджа Буша - старшего, до этого назывался просто «Аэропорт Хьюстон Интерконтинентал».
Аэропорт состоял из терминалов A, B, C, D, E. Терминалы D и Е, открытые в 1990 году, обслуживали международные рейсы. Пассажиры покидали Боинг, направляясь к терминалу «D».
Получение багажа и прохождение привычных процедур заняло минут 15. Фархад разговаривал по телефону с Травэл Агентом их центрального офиса. Нурай сидела на стуле и привыкала к новой обстановке. Глаза, оглядываясь по сторонам, возвращали свой взор к жениху. Она увлеченно засмотрелась на него. Светло серый, чуть свободный пуловер и брюки цвета индиго подчеркивали его спортивную фигуру. Легкая щетина пробилась на лице. Седоватые волосы лежали в удобном им порядке. Не смотря на это, выглядел он очень привлекательно.
Он отличался от Фархада в официальной обстановке на работе. Таким она его видела пару раз, когда они не принужденно гуляли на выходных в любимом городе.
Фархад подмигнул и, наполнив стаканчик капучино, протянул ей. Кофе был удивительно ароматный. Потоком нахлынули воспоминанья об их веселых деньках в Баку. Когда Фархад покупал разные вкусности, и они по утрам вместе с девочками из бухгалтерии пили кофе.
- Ну, всё. Багаж у нас, офисная машина нас ждет на улице. – Сказал он и, махнув головой в сторону выхода, добавил:
- Идем?!
Мужчина лет 45, типичный американец, с небесно голубыми глазами, улыбчиво встретил их, держа в руках небольшой плакат с символом их компании. Многочисленные пробки было решено избежать. Мини фургон свернув влево, помчалась по 59-му шоссе, чтоб выехать на платную дорогу - Hardy Toll Road.
Хьюстон четвёртый по количеству жителей город в Соединённых Штатах Америки и крупнейший город в штате Техас. Город, который был как бы и не город, а комплекс хаотично размазанных на полутора тысячах квадратных километрах жилых кварталов-деревень, медицинских центров, торговых и развлекательных центров. После долгих, дорожных пустырей внезапно появлялись ангары, рестораны, а далее и более крупная цивилизация.
Отель «Грандука» находился не далеко от центра города. Фархад долго не думал и решил, что лучше расположиться рядом с торговым центром, вблизи которого так же находился Мемориальный парк.
У 5-ти этажного здания из красного кирпича, их встретил молодой человек и, взяв багаж, предложил пройти к регистратуре. Слабость и утомление окутали все тело Нурай. Фархад крепко держал ее за руку и чувствовал ее озноб.
-Ты как? – заходя в лифт, спросил он.
Нурай повисла у него на плече и, закрыв глаза, тяжело вздохнула. Давление снизилось и мама, верно, знала наперед, когда положила ей в аптечку таблетки кофеина.
- Выпью кофеин, посплю пару часов и буду в форме.
Фархад улыбнулся, подумав о том, что пару часов на это явно не хватит. Их комнаты были напротив друг друга. Нурай полузакрытыми глазами успела заметить нежно бежевые тона комнаты, и присев на край кровати, задремала.
Фархад бережно уложил ее и накрыл пледом. Оставив включенным светильник на тумбочке, он направился в свою комнату.
В голове все перемешалось. Снился сумбурный, странный сон. Как будто отрывки из разных снов соединили воедино. Снился Руслан, улыбающийся в день их поездки в Губу. Далее сон переключился на ее обручение с Фархадом, только почему-то продолжением в этом сне была встреча с Русланом в зале торжеств. Его улыбка была уже не такой милой и теплой. Суровые глаза выдавали его гнев. Нурай испуганно подалась вперед, чтоб объяснить ему всё, но руки жениха держали ее крепко. Руслан грозно жестикулировал, и можно было понять, что он кричит. Но ничего не было слышно, как в глухом кино. Ей хотелось вырваться из рук Фархада и побежать к нему.
- Отпусти! – Вырвалось у нее из груди. Нурай проснулась.
Над головой возвышался узорчатый потолок и небольшая погашенная люстра. Капельки пота пробились на лбу, ладони взмокли. Откинув мягкий плед, она села на кровати, приводя мысли в порядок. «С чего бы это он мне приснился» - думала она, покачивая разболевшейся головой. Взгляд Руслана из сна был такой грозный, таким она его никогда не видела. Лицо Фархада так же выражало ярость. Нурай было страшно представить, что ее жениха, столь мягкого и заботливого, кто-то может вывести из себя. Озноб прошел. Спать тоже уже не хотелось. Единственным желаньем было выйти на свежий воздух и выпить горячего шоколада. Душе хотелось сладкого.
Нурай взглянула на часы и улыбнулась. По Бакинскому времени день был в самом разгаре, а за окнами отеля уже стемнело, наступил вечер. Послышалось два стука, и входная дверь открылась. На пороге стоял Фархад. Улыбка ясно освещало его лицо. Нурай нравился его спортивный стиль, он придавал ему мягкость.
-Ну, наконец, то. Я заходил уже 4 раза. Думал если и сейчас ты спишь, то придется ужинать одному.
-Голова немного побаливает. – Жаловалась Нурай.
-Это наверно от голода. Я подожду тебя в холле.
Нурай с радостью кивнула головой и, проводив Фархада, принялась за чемодан с одеждой.
Вечер был заполнен новыми впечатлениями. Они пообедали в кафе не далеко от ресторана, и пошли гулять в торговый центр. Все было таким красочным, ярким. Глаза разбегались от ассортимента товара. Толпы людей спускались по одним эскалаторам, в то время как другие поднимались наверх. Кафе были на половину заняты. Мокрая осень не пугала людей, и они предпочитали проводить время за пределами своих уютных домиков. Малыши бегали по детской площадке, кувыркались в надувных замках. Нурай не удавалось потратить даже мизер, из тех денег, которые она привезла собой. Фархад везде успевал первым, и было видно, что это смущает ее. «Наверно надо привыкнуть к тому, что кто-то обо мне теперь заботится» - размышляла Нурай.
Три больших кулька с подарками для родных, друзей и коллег по работе, покоились около столика. За которым сидели Фархад с Нурай и пили горячий шоколад.
- Этот мальчишка слева, такой задиристый, все пытается обидеть ту девочку. – Указывая на детей, сказал Фархад.
- Наверно пытается выразить так свою симпатию. Мальчики в школе дергали за косички девочек, когда им кто-то нравился. – Наблюдая за детьми, ответила Нурай.
- Да странный способ выражения. Надо было мне год назад при виде тебя дергать за кудряшки. – Пошутил Фархад.
Нурай улыбнулась. Она смотрела на то, как он наблюдает за детьми, и вопрос сам напросился внезапно:
- А ты хочешь детей Пашаев? - Смущенно спросила она.
Фархад допил шоколад и, заглянув в кружку, не поднимая глаз, ответил:
- Очень. Мечтаю о дочке, с такими же кудряшками, как у тебя.
Нурай протянула руку и, скрывая полыхающие щеки, сказала:
- Пойдем в детский магазин, руки так и чешутся купить, что ни будь, для малыша Раксаны, но ей не скажем не слова до середины февраля.
Фархад взял кульки, и рука об руку они направились на 3-й этаж торгового центра.

X
Центральный офис «Васт Сапплай Салюшен» находился в 20 минутах езды от города. Рядом примыкала рабочая база компании со всем арсеналом оборудования и техническим персоналом. В головном офисе заседали представители отделов и руководители. Талыб мяллим был в Хьюстоне уже с середины августа. Назначенные собрания, обсуждения квартальных показателей и внедрения новых технологий должны были продлиться до начала зимы. К Новому Году все вместе должны были вернуться в Баку.
Под пристальным взглядом охраны на входе, Нурай прослушала всю индукцию по безопасности от начала до конца. Постаралась визуально запомнить пожарные выходы и, прихватив регистрационную карту посетителя, прошла на второй этаж. Фархад, прошел, все процедуры раньше нее и поспешил в кабинет начальника с плановым расписанием.
Не легкий ноутбук свисал с маленького плеча Нурай. Пригладив рубашку руками, она дошла до визитёрских стоек и положила компьютер на небольшой стол. Сзади послышались легкие шаги. Как будто кто-то подкрадывался. Нурай не успела повернуться, как Мехри спонтанно обняла ее.
- Ха ха!!! Привет моя красавица!
- Привет!!! – Радостно воскликнула Нурай.
Они обнялись по-доброму, как в старые времена в Баку. И только отойдя на пару шагов, Нурай увидела маленький животик Мехри.
- Вау! У тебя будет малыш? – Слегка касаясь живота, спросила она.
- Малышка, если точнее. Доминик очень хотел дочку, в их семье одни мальчики, я так рада, что его мечта скоро сбудется. – Искренне ответила Мехри.
Нурай улыбнулась, вспомнив слова Фархада о его мечте. Она тоже очень любила детишек и очень хотела в будущем иметь большую дружную семью. Мысли медленно унесли от реальности. Она нарисовала в голове домик, с большим садом. В котором она бегает со своими малышами. Грустно было только то, что рядом собой она не видела своего мужа. Его место в мечтах было просто пустым. Так хотелось уже определиться и мечтать о совместном будущем с Фархадом. Но пока это не удавалось. Симпатии к нему было не достаточно, чтобы впустить в свое сердце, которое уже однажды разбилось. Но с ним было очень легко и спокойно. А этого ее душе и требовалось так давно.
Мехри помахала рукой перед ее глазами, возвращая Нурай к действительности.
- Ау! Айка! Вернись на грешную землю!!!
Нурай слышала голос подруги, но как будто сквозь какую-то глухую стену. Даже образ ее казался слегка мутным. По коридору шел Фарахад, обсуждая что-то с рядом идущим мужчиной. По мере того, как они приближались, звуки становились все чётче и чётче.
Нурай набрала воздух в легкие и попыталась вздохнуть, но не получалось. Улыбка Фархада стала еще шире при виде невесты. Он рукой приглашал молодого человека поближе, планируя познакомить их.
- Это Нурай Ализаде, Финансовый Анналист Бакинского офиса. – Указывая на нее, говорил Фархад.
Нурай протянула ему в ответ руку и ухватилась за нее, чтоб не упасть. На голову словно свалилась тяжелая ноша. Сложно было стоять, но и двинуться с места не получалось. Медовые глаза с ухмылкой смотрели на нее. Та же милая улыбка, коротко остриженные волосы, стиль больше похожий на иностранцев – изменил Руслана до неузнаваемости. Но только не для нее, она узнала бы эти глаза и улыбку даже во мгле. Он стал взрослее, черты из мягких, перешли в более мужественные. Руслан кинул беглый взгляд на их сплетенные руки и озорной огонь в его глазах погас.
- Очень приятно Нурай. – Выдавил он хрипло. – Я буду вести ваши финансовые и маркетинг трэйнинги, зовут меня Руслан Сафаров.
Нурай стояла молча. Никакой реакции не последовало после его слов. Фархад заметил смятение невесты и быстро нашел этому оправдание.
- Мы еще не пришли в себя после перелета. Моя невеста не важно себя чувствует. – Разряжая обстановку, сказал он.
Слова Фархада звучали словно эхом. Разобрать, что точно он сказал, не получалось. Нурай все также не двигаясь, стояла. Попытка сделать шаг оказалась тщетной. От шока неожиданности, все тело оцепенело и единственным, ярым желанием было – не зарыдать. Медленно разжав руку Фархада, она натянуто улыбнулась жениху:
- Я буду в кабинете Мехри. Зайдешь за мной, когда трэйнинг начнется.
Фархад, как прежде одарил ее улыбкой и, указывая на визитерскую стойку, предложил Руслану:
- Давай присядем земляк. Расскажешь, как тебя занесло так далеко от Баку.
Ни единый мускул не дрогнул на лице его собеседника. Медовые глаза не выражали ничего, кроме отрешенности. Он был не менее удивлен, чем Нурай.
Плотно закрыв за собой дверь в кабинет Мехри, Нурай склонилась к диспенсеру с водой. На одном дыхании она осушила стаканчик и наполнила его еще раз. Мехри внимательно смотрела на нее со стороны. Говорить о чем-либо в этот момент не хотелось. И, тем более что-либо объяснять. Тактичность не позволила Мехри задавать вопросы, которые не желала слышать Нурай. Она молча присела на стул и, обхватив голову руками, ушла в свои переживания. Одна за другой проносились мысли. «О чем они сейчас говорят?», «Как это возможно?», «За что мне все это?».
Хотелось кричать. Но это не поможет в данной ситуации. Впереди были долгие 2 месяца и учеба под руководством Руслана. Нурай подняла голову. Мехри стояла, рядом молча и лишь взволнованно смотрела на нее. Глаза наполнились и эмоции взяли верх над ее сдержанностью. Подруга обняла ее за плечи, и медленно гладя по голове, сказала:
- Все проблемы в жизни разрешимы. Все будет хорошо.
Плач перешел в рыданье. Душу раздирало отчаяние потому, что опять эта рана начала ныть. Даже будучи в Баку она сторонилась тех мест, где могла бы случайно встретить его. Все было настолько болезненно, что долгие годы одиночества, казалось бы, уже не закончатся. Но, встретив Фархада, она дала себе слово, что попытается быть с ним счастливой, что эта былая любовь всего лишь отголосок прошлого. Она переступила через обломки прошлого и дала себе еще один шанс. Но, как быть сейчас? Когда он смотрел на нее этими до боли любимыми глазами не со страниц альбома? Как пройти через эту боль, не потеряв все, чем она начала дорожить. А самое главное, не потерять доверие человека, который был бальзамом для ее души.
Единственным желанием было вернуться домой. Там где его нет, где он не появлялся долгое время. Где было легче дышать. Долгожданная поездка обратилась в рок судьбы. Легкий душевный настрой, как будто ветром сдуло. Наступало тупое забвенье.
«Отлично» - Подумала Нурай.- «Тушь потекла, глаза красные. Идеальное начала дня». Просидев в кабинете Мехри больше полу часа, она с большим умением привела в порядок разлетевшиеся мысли и вышла в холл офиса.
Фархада не было по близости. Кабинет, который временно занимал Талыб мяллим, находился этажом выше. Нурай оглянулась в надежде, что сейчас увидит приветливое лицо жениха, но в конце левого крыла шли два иностранцы. Узнать где находился Фархад, было не сложно. Обычно охрана и регистратура знали каждый шаг работников. Это легко проследить по камерам наблюдения.
-Нурай. – Тихо послышалось позади.
Она обернулась, не имея понятия как поступить в этой ситуации. Голова, которая пару минут назад болела от избытка мыслей, словно в раз опустела. Руслан протянул ей руку в знак приветствия.
- Рад тебе видеть. – Добавил он.
Все происходило, как во сне. Ее рука машинально поднялась и соприкоснулась в обжигающем рукопожатие с его рукой. Та же теплота, тот же манящий взгляд, он мог обезоружить сразу. Руслан стал еще более привлекательным. Нурай молчала. Ладонь словно горела от его прикосновения. Сердце гулко стучало в груди, предвещая беспокойные дни. Так часто она мечтала о том, что встретит его случайно по дороге, и они объяснятся, как цивилизованные люди. Но, в мечтах это было туманным, а в реале – все оказалось сложнее.
- Ты не изменилась. Как будто передо мной та прежняя Нурай. – Улыбаясь, говорил Руслан.
Руслан внимательно рассматривал ее. В его голосе слышались нотки печали. Говоря о том, что она не изменилась, он подчеркнул то, что все еще помнит ее образ семилетней давности. Подсознание четко вырисовывало их последний разговор по телефону. Руслан помнил, что не заслуженно обидел, тогда еще юную и ранимую девушку. Но в то время он сделал свой выбор и предпочел респектабельную жизнь с карьерой, прежде чем связывать себя узами брака. Нурай же долго оплакивала свою несчастную любовь, в надежде, что эта боль скоро пройдет.
- Ты все время молчишь. Даже когда Фархад нас представлял друг другу, ты молчала. – Желая услышать ее голос, продолжал Руслан.
Нурай вздохнула. Никакой легкости на душе больше не осталось. Ей так нравилось это трепетание сердца при встречах с Фархадом, когда она думала, что вот уже совсем скоро он станет для нее самым важным мужчиной в жизни. Почему все так изменилось и почему опять тяжело дышать, она не понимала. Почему судьба не дает ей возможности забыть его навсегда?
Жалость к самой себе сменилась неприязнью. Нурай было не выносимо видеть себя такой беззащитной перед ним.
- Ты извини, я пойду. – Обессилено проговорила она и пошла прочь.
Коридор казался бесконечным. Идя по направлению стрелок в поисках выхода, Нурай молила только о том, чтоб не разрыдаться при людях, это был бы пик унижения для нее.
- Ах, вот ты где?! – Буквально поймав ее, воскликнул Фархад.
Нурай облегченно вздохнула. Становилось так хорошо, когда Фархад был рядом. Он никому не позволит ее обидеть, она полностью ему доверяла. В голове эхом пронеслись слова Раксаны. Когда обычным летним вечером она уверяла подругу в том, что наступит время, и она начнет ему доверять. Нурай взяла его за руку сама и радостно заявила:
- Пойдем в буфет. Хочется чего-то сладкого.
Фархад улыбнулся, он успел заметить, что его невесте хочется сладкого, когда она из за чего-то нервничает.
XI

Трэйнинг начался по расписанию после обеденного перерыва. Как и первый, так и последующие уроки должны были занять пару часов. Каждому из работников выдали папки с материалом, который они собирались изучать. Руслан Сафаров очень грамотно и доступно доносил материал стратегий по маркетингу до коллег. Нурай привыкала заново к его голосу, который звучал теперь на другом языке общения. Было странно слышать его по иному. Было странно смотреть на него, как на учителя. Всё, в этой ситуации было для нее странным. Пытаясь контролировать свой интерес к нему, она не поднимая головы, склонилась над конспектами. Руслан не однократно проходил мимо их ряда и Фархад пытался привлечь ее внимание.
- Сейчас он подумает, что тебе не интересно.
- Мне интересно. Я же его слушаю. Тут схемы есть, их тоже интересно изучать. – Оправдывалась Нурай.
Аудитория была не большой. Ярко освещенная комната, с круглым конференс столом на 15 человек максимум. Помимо представителей из Баку, задействованы были работники из филиала Германии, Казахстана, Москвы и Арабских Эмиратов. Нурай лгала жениху и в первую очередь себе, что ей было интересно. Перелистывая страницы огромной тетради, она смотрела на них невидящими глазами. Главным было не встретиться с ним взглядом. Этого он и добивался, проходя не однократно мимо нее.
Наконец когда Руслан подошел к доске, чтоб нарисовать схему, Нурай подняла голову и взглянула на него. Но и тут он оказался хитрее. Указав на нее рукой, он сказал:
- Нурай, вы, кажется, успели изучить все схемы, помогите мне в воспроизведении первой, самой основной.
Фархад подтолкнул ее, и она встала. Щеки запылали румянцем от внезапной растерянности. Руслан видел, что с ней происходило в его присутствие. Он понял, что его внезапное появление практически выбило ее из колеи. Но обижать ее еще раз он не хотел. Нурай была обручена. Ее жених находился рядом и он просто не имел никаких прав на нее. Но, эта встреча так же изменила и его настрой. Только в случае Нурай она старалась избегать его взгляда, а он хотел посмотреть в ее глаза еще раз. Она хотела сдвинуться с места и подойти к доске, как здравый смысл опередил эгоизм Руслана:
- Вы можете с места помочь мне. Просто подскажите мне, в какой последовательности идут схемы.
Преодолев свой страх и скованность, Нурай слегка запинаясь, прочитала процесс построения схемы из конспекта. Жених смотрел на нее с удивлением. Не понимая причину ее волнения. Ведь ее речь на английском языке прежде была четкой и уверенной. Никто из коллег не обращал на нее внимания, принимая это за обычное волнение в незнакомой обстановке.
Руслан смотрел на нее, словно впервые видит. Прямой взгляд, отображал его интерес. Фархад протянул руку и улыбнулся Нурай.
- Поскорей бы вечер. Погуляем по городу.
Нурай улыбнулась в ответ, ощущая на себя пристальный взгляд. Печаль не покидала ее, так же, как эта реальная неизбежность.
После окончания урока, она словно готовя побег, торопливо потянула Фархада к выходу.
- Подожди, мой лап топ в кабинете Самедова остался. – Останавливая ее, говорил он.
- Зачем тебе лап топ в городе. Завтра поработаешь, пойдем гулять.
Руслан стоял на ресепшен, выписывая себя из листа посещаемости.
- Земляк! – Позвал его Фархад. Будь добр, выпиши нас из списка визитёров.
Руслан молча кивнул. Постоянная приветливость Фархада начинала его раздражать. У него не было желания общаться с тем, кто сейчас держал за руку девушку, которая как оказалось, все еще волновала его сердце.
Всегда собранный и невозмутимый Руслан, начинал терять сноровку. Машина плавно двигалась по загородной дороге, направляясь к квартире в которой он жил. Путь разделился на темный асфальт с подсветкой и образ Нурай, смущенный его присутствием. Не удавалось вспомнить тот момент, когда он отказался от нее, когда и что он сделал не так, что эта улыбчивая девушка перестала даже здороваться с ним на улице. Тогда, при их встречах, он твердил ей, что ему не важно будет его жена работать и сможет ли построить удачно карьеру. А теперь, видя ее, такую деловую, ему хотелось именно такую. Чтоб она могла поддержать любую беседу с ним, разбиралась бы в своей работе хорошо. Нурай была именно такой, она могла составить хорошую пару, любому образованному парню. И им, в данный момент являлся не он. Что было печально и не приятно.
Погода располагала к прогулке и катаниям на каруселях. Нурай запретила себе думать о том, что ее беспокоило. Ее голове нужен был полный покой, иначе она даже представлять не хотела. Развлекательный парк Zuma Fun Center, находился в 14 км от центра города. Площадью в 2 гектара он включал в себя огромное количество аттракционов – детских, семейных и экстремальных, а также порядка, таких как тир и игровые автоматы. В парке находились различные кафе и рестораны, а также киоски с сопутствующими товарами, игрушками и сувенирами.
Парк жил своей жизнью, гудел, звенел и переливался разными красками. Повсюду было светло, не смотря на вечернее время. Попадая в такое место, человек начинал себя чувствовать, как в сказке. Нурай хрустела поп-корном и с большим интересом выбирала, куда же отправится для начала. Идеальный выбор-это комната смеха.
Смеясь над собой, она увидела приплюснутое отражение лица жениха и захохотала громче. Большинство аттракционов и каруселей были не для слабонервных. Самым оптимальным для нее были карусели в виде привычной орбиты, большая раскачивающая лодка с выгравированным силуэтом древнего викинга, скутер и подобие американских горок, только с минимальным разбегом и ограниченным количеством виражей. Фархад выиграл в тире маленького плюшевого бельчонка, который помещался на ладони и радостно вручил трофей невесте.
- Еще поп-корн?- Спросил он, ласково теребя ее пальцы.
Нурай отрицательно замотала головой:
- Неа, ваты сладкой хочу.
Фархад встал в небольшую очередь за ватой, а Нурай купила два билета на скутер и ждала его на лестнице ведущей к белым скоростным кабинкам. Становилось прохладно. Она дважды обмотала легкий шарфик вокруг ворота куртки и сунула руки в карманы, вместе с новой игрушкой.
- Кончик носа тоже спрячь, он как всегда розовый. – Почувствовала она теплое дыхание в затылок.
Он как будто был повсюду. С той минуты, как они встретились вновь, Нурай не могла избежать хаотичных мыслей о нем и что хуже, взгляда его медовых глаз. Слова эхом отдавались в голове, в его присутствие она словно не чувствовала опору под ногами. Лицо Руслана светилось. Его улыбка была непринужденной, не наигранной.
- Я знаю, ты тут с женихом, он как раз сейчас нам машет.
Испуганные глаза Нурай, нашли Фархада в очереди. Рука рефлекторно поднялась и помахала в ответ.
- Где вы познакомились? – Неожиданно спросил Руслан.
- Что ты тут делаешь?- Встречный вопрос прозвучал от Нурай.
Руслан пожал плечами и, оглянувшись по сторонам, сказал:
- Судьба играет со мной злую шутку. Я хотел прогуляться, отвлечь себя от мыслей о тебе, но, как видишь, и тут мы встретились.
Руслан смотрел на нее и осознание того, что эта уже не та Нурай – школьница, которую он знал, постепенно доходило до него. Она уже не была маленькой, беззащитной девочкой. В свои двадцать с небольшим она, как и мечтала, смогла стать не плохим специалистом своего дела, и даже стиль ее одежды контрастом отделял ее прежнюю и настоящую. Но и эта Нурай из реального времени нравилась ему не меньше чем тогда. Ее наивно детские глаза и шелковые кудряшки, все так же импонировали ему.
Нурай удивило такое прямое заявление. Она не думала, что он насмехается над ней. В его голосе она слышала ту грусть, которая долгое время не отпускала ее. Как странно было осознавать то, что они оба пытаются избегать мыслей друг о друге и в итоге одной дорогой пришли в этот парк.
- У моего друга Тома, двое прекрасных малышей. Мы пришли сюда вместе. – Продолжал Руслан, указывая на карусель рядом, где катались два мальчугана с молодым мужчиной.
Нурай очень хотелось поддержать беседу с ним. Поговорить о том, где он был все это время. Что происходило в его жизни. Как дела у его мамы. Но что-то внутри сдерживало ее, не позволяя перейти эту границу времени между ними. Она сделала пару шагов вперед и поняла, что надо, как можно скорей уходить от него подальше. Руслан отошел в сторону, пропуская ее. Практически сбежав по лестнице, она направилась туда, где все еще стоял Фархад. Руслан видел, как заблестели его глаза при виде ее, как он нежно взял ее за руку и она, максимально сдерживая свое волнение, торопясь, что-то говорила и потянула его из очереди в сторону другой карусели.
Она бежала от него, в надежде, что, не видя его, не слыша его голос, она сможет, находясь рядом с Фархадом, сдержать себя и не позволит ему еще раз взбудоражить ее жизнь.
Сам Руслан так же пытался избегать общения с ней. Видеть ее рядом с другим, ее официальным женихом, было крайне не приятно.
Он грустил. Стоял тихо в стороне и вспоминал времена, когда они ходили рука об руку, и она своим звонким смехом заставляла его сердце пылать огнем. Почему он тогда выбрал легкий путь и отказался от нее - он не понимал. Только увидев ее спустя столько времени, неприятное беспокойство поселилось у него в душе.
Ни одна из его временных девушек никогда не занимала ее место в сердце. После их разрыва, ему нужна была легкость отношений и независимость. А теперь, когда он вновь мог смотреть на нее и слышать ее смех, просто хотелось провалиться сквозь землю от стыда и безвыходности. Нурай была полна света и позитива, она могла безвозмездно дарить счастье любимым людям. Он когда-то был одним из них, а теперь она собирается создать семью с другим и подарить ему это бесконечное счастье.
Руслан устало потёр в висках. В груди кипела непонятная злость. Вот уже почти 4ри года как он жил и работал в Хьюстоне. Его сердце не жаждало близких и длительных отношений, хватало пустоты и одиночества.
XII

Фархад крепко прижал ее к себе и странно замолк. Они стояли на пороге ее номера в отеле. Нурай слегка сомкнула руки вокруг его широкой спины и вздохнула.
- Обещай мне, что никогда не оставишь меня. – Тихо сказал он.
Нурай подняла голову и посмотрела на своего жениха. Фархад выглядел уставшим, с ясными тёмными кругами под глазами. В самих глазах читалась недосказанность.
- Нурай, обещай, что будешь рядом всегда. – Настаивал он.
Сердце сжалось от боли, от грусти, переполнявшей его просьбу. Он что-то чувствовал. Любящее сердце предвещало какую-то тревогу.
- Я обещаю. Что не оставлю тебя Пашаев. – Дрожащим голосом сказала она, и слезы потекли из глаз.
Только когда Нурай осталась одна в своей комнате, она дала волю своим чувствам. Казалось, что стены по оба бока надвигались на нее, глаза туманились. Нервное напряжение сковывало ее, было сложно размышлять и трезво оценить всю ситуацию. Фархад о чем-то догадывался, но его излишняя тактичность не позволяла задавать ей вопросы. Проплакав до глубокой ночи, Нурай в замешательстве чувств, надела обручальное кольцо обратно на безымянный палец и сомкнув глаза, уснула.
Расплывчатые образы жестикулировали во сне. Слышались голоса родителей, сестры и любимой подруги. Нурай не могла понять, что они говорят, но было ощущение гнёта, как будто ее в чем-то обвиняли. Она мотала головой в ответ, но ей не давали открыть рта, чтоб сказать что-то в свое оправдание.
Будильник зазвенел. Спасительные гудки нарушили эту цепочку не приятных снов. Она огляделась по сторонам и тяжело вздохнула. Все было на самом деле. Чужая кровать, чужая ванная комната, где на стеклах нет посланий от любимой сестры. Нурай смотрела на свое отражение. Она все еще была в Хьюстоне, а это значило, что появление Руслана ей тоже не приснилось. Кудряшки, копнились на голове, как шапочка цветка одуванчика. Бороться с ними, было бесполезно и желания особо было.
Не присущие ее характеру растерянность и невнимательность, привели к тому, что Нурай заснула в одежде. Тщательно погладив белую рубашку и бежевый брючный костюм, она оделась и поспешила в буфет, где ее, как обычно ждал жених.
Фархад сидел за их привычным столиком и теребил в руках маленького плюшевого бельчонка. Подняв глаза, он улыбнулся:
- Ты вчера его выронила на пороге.
Нурай присела рядом и виновато ответила:
- Извини, я стала такой не внимательной.
- Чужая страна, разница во времени. Со мной так было по началу. – Положив перед ней блюдо с омлетом, ответил он.
Нурай ценила его заботу, ей было очень стыдно за, то, что ее какое-то поведение навевало на него такую грусть. Даже прежний огонь в его глазах уже не так теплился. Фархад собирался в эту поездку с большим желанием, а в итоге поник и загрустил.
- Я не особо голодна. – Сказала она, и протянула руку за чашкой кофе.
Хотелось бодрости. Хотелось, чтоб, эта надоедливая печаль отпустила, и стало так же легко, как было в Лондоне. Ни один из них не говорил о своих страхах открыто. Нурай боялась сорваться и окунуться в свои прежние переживания, а Фархад понял, что привести ее в Америку было большой ошибкой, а не идеальным планом, как он считал ранее. К завтраку никто не притронулся. Молодые люди оставили недопитый кофе и поспешили к офисной машине, которая ждала у ворот отеля. Молчание объединяло их весь путь до работы и все остальное время.
Руслан, как и прежде, ходил вокруг ребят и спокойно объяснял последовательность в построении стратегий маркетинга. Периодически задавая вопросы всем присутствующим. Фархада на этом уроке не было. Важное совещание, на которое его вызвал Талыб мяллим, позволяло ему пропускать трэйнинги в любое время.
Начался 10-ти минутный перерыв. После него оставалось одно практическое задание. В аудитории оживленно заговорили все. Нурай предпочла эти 10 минут провести с Мехри.
- Тебе здесь не интересно Нурай? – Внезапно спросил Руслан, преградив дорогу.
Почему-то когда он начинал разговаривать с ней, она не могла достойно ему ответить. Слова, как комочки застревали в горле, и появлялась непонятная скованность.
- Мне интересно, я скоро вернусь.
- Скучаешь без жениха. – Спросил он, и в медовых глазах отразилась неприязнь.
- Что тебе надо от меня Руслан? – Выпалила она нервничая.
Молодой человек виновато опустил голову и развел руками:
- Я просто спросил, извини, если обидел.
- Извинения принимаются. А теперь позволь я пойду. – Сказала она и попыталась обойти его стороной.
-Нурай. – Остановил ее он, за руку.
- А ты примешь извинения за другие обиды? – Тихо спросил он.
Нурай смотрела на его руку, которая держала ее ладонь, так что вырываться было бы смешно. Рука была холодной, даже влажной. Руслан нервничал.
- Я знаю, что опоздал с этим. Все уже на много серьезней, я это вижу. – Продолжал Руслан. – Но если я это не скажу, то буду жалеть всю жизнь. После тебя не было ни одной, к которой я так относился. После тех прошлых обид, я понял, что без тебя я становлюсь хуже, и теперь я в этом убедился.
- Относился? А как ты ко мне относился Руслан? Ты пол года ходил за ручку с влюбленной школьницей и она, как показало время, ничего для тебя не значила. – Говорила Нурай.
- Я знаю, знаю, что поздно, прости. Но когда ты появилась, вся моя жизнь утратила былой смысл, понимая, что в ней не было тебя.
Нурай замотала головой. Дернув рукой, она потерла ладонь. Лицо Руслана выражало реально сожаление, он говорил правду.
- Молчи, пожалуйста. Не говори ничего. – Взмолилась Нурай.
- Ты никогда меня не простишь, да?
- Как ты не понимаешь?! – Сквозь зубы шипела она. – Ты не имеешь никакого права так поступать с людьми. Ты обижаешь, топчешь чувства человека, а когда я, наконец, спустя 7 лет дала себе шанс, попытаться быть счастливой ты просишь прощение за то, что бросил 17-ти летнюю девчонку перед вступительным экзаменом. Ты размышлял о том, что жена не должна работать и зачем ей в принципе учиться в ВУЗ-е, не замечая, что рядом с тобой, как раз та, которая хотела достичь в жизни чего-то. Каждое твое слово обижало меня, но, не смотря на это, я продолжала мечтать о нашем будущем. А ты? Что делал ты? – Говорила она, смахивая катившиеся слезы.
- Я был полным глупцом. Думал, что не смогу содержать семью не имея работы. Мне было страшно, и время так странно рассудило нас. Мама долго не разговаривала со мной. А когда я пару раз пытался спросить о тебе, она мне просто запретила это делать.
Нурай не могла даже представить, что когда-то услышит эти слова от Руслана. Шахла ханум тоже была шокирована поведением сына, ей было очень не ловко за него. Всё выходило из под контроля. Ее представления о том, что жизнь началась заново, и теперь рядом есть такой заботливый человек, как Фархад, могли вот-вот рухнуть.
Сердце окутывала прежняя боль. Образ из старого альбома уже был не просто бумажным отражением, он был настоящим.
XIII

- Пашаев отличный парнишка. Я ему ужасно завидую. – Сказал Руслан и широко раскрыл глаза от удивления.
Тот самый Пашаев стоял на пороге аудитории. Его лицо не выражало ничего. Пустые глаза, как будто их глубокий смысл канул в лету. Попятившись назад, Фархад пошел прочь.
Не понятно, как Нурай оказалась у выхода из офиса. На улице уже порядком стемнело. Она сбежала по ступенькам, нарушая офисные правила спокойной ходьбы, в надежде успеть за женихом.
Картинки одна за другой выстраивались в голове Фархада. Их первый день в офисе, их знакомство с трэйнером и все становилось предельно ясно. Руслан был тем, кого не могла забыть его невеста. Он привез ее в Хьюстон, он своими руками разрушил свое счастье. Такси успело притормозить неподалеку и Фархад облегченно сел на переднее сидение.
Офисный Ниссан-Пикап выехал с парковки и направился в след за такси. Нурай умела водить машину, но не имела особой практики. Руслан выехал следом. От нервов она дрожала. Ее жених все теперь знал, и она могла представить, как ему не приятно. Хьюстон был городом машин, пешеходы редко ходили по дорогам среди пустыря. Впереди, у выезда на бесплатную автостраду 59-го маршрута, образовалась пробка. Нурай притормозила на обочине и выглянула из окна. Пересчитать машины было не возможно, в самом конце виднелись патрульные. Нурай вышла и прикрыла дверцу. Кто-то из пассажиров американцев с сожалением обсуждал ДТП. Она наклонилась к окну рядом стоящего форда и спросила:
- Извините. Что там случилось впереди? Почему движение остановили?
Молодая девушка сидевшая за рулем, восклицая, затараторила:
- У водителя, который вёл автобус со студентами Западного Университета, случился приступ, а идущий по встречной полосе таксист, чтоб не столкнуться с ним, вырулил вправо, и такси перевернулось.
- Ох. – Ужаснулась Нурай. – И слезы хлынули фонтаном.
- С детьми из автобуса все в порядке мэм, водителей и пассажира такси сразу госпитализировали. – Успокаивала девушка, видя реакцию Нурай. Она поняла не так, как было на самом деле. В эту минуту Нурай не думала ни о ком другом, кроме Фархада. Это было его такси, она была уверена.
Торопясь, пробираясь сквозь толпу зевак, Нурай дошла до желтых лент, которыми полицейские ограждали место аварии, и увидела смятый капот такси, а рядом у колес валялся бельчонок, которого она опять забыла. Ужас сковал ее сердце. Она закрыла лицо руками.
- Их увезли в местную больницу, по дороге Литл Йорк мэм. – Сказал страж порядка.- Вы родственница?
Нурай глотая слезы, махала головой, в знак согласия. Полицейский поднял предупредительное ограждение и провел ее вперед. Озноб колотил все тело. Мужчина, посадил ее в патрульную машину и сказал коллеге отвести ее в «Хьюстон Комунити Госпиталь».
Сердце сжималось от тревоги за Фархада. Нурай корила себя, за то, что из-за ее глупого поведения, с ним случилась такая беда.
- Спросите в регистратуре, какой этаж мэм. – Сказал полицейский и попрощался.
Ясное мышление начало потихоньку возвращаться. Она дошла до приемной и спросила, в какой палате находился Фархад.
- Нурай! – Окликнул ее знакомый голос.
- О Боже! Что ты тут делаешь? – Ее голос опять перешел в плач.
- Я ехал за тобой, но не успел догнать, ты уже села в патрульную машину. – Прости, я не видел Фархада, я очень сожалею, что так получилось.
Нурай обессилено опустила руки. Она устала. Устала от этих переживаний. Голова не хотела воспринимать все, как есть. Хотелось закрыть глаза и очутиться дома. Не ответив ничего, она побрела к лифту. Тошнотворный запах медикаментов, был повсюду. Из палаты номер 21 вышел доктор и к нему подошел полицейский с бумагами. Подписав пару документов, они попрощались, и Нурай заговорила с врачом:
- Простите. Я хочу повидать пациента из этой палаты.– Указывала она на дверь.
- Вы можете его увидеть, но ему вкололи снотворное, он сейчас спит.
- А как вы оцениваете его состояние? – Сдерживая себя, продолжала она.
- Рану на голове зашили. Главная опасность исходила от нее, ссадины на лице тоже заживут. Через пару месяцев снимут гипс правой кисти и все со временем забудется. – Улыбчиво говорил доктор.
От перечисленных травм, Нурай еле удержалась на ногах. Мужчина открыл дверь в его палату и сказал:
- Лучше пройдите, сядьте. Вы сами не важно выглядите.
Бра на стене, слегка освещал палату. Огромное сооружение в виде больничной койки, стояло не далеко от окна. Голова Фархада на половину была забинтована, сломанная рука покоилась на маленькой специальной подушке. Ссадины на лице были свежими, но уже не кровоточили. Нурай прикрыла рот рукой, чтоб приглушить ужас, рвущийся из глубины души. Ее жених, этот сильный и всегда уверенный в себе мужчина, лежал неподвижно, с зашитой головой и сломанной рукой.
«Как же все так получилось?» - Роняя слезы, размышляла она. «Зачем он опять вернулся?» «Почему Фархаду сейчас больно из-за меня?» Физическую боль можно было приглушить лекарствами, а то, что она чувствовала сейчас к сожалению было не излечимо. Руслан, о котором она так долго мечтала, по ком она проливала слезы долгие годы - вернулся. Но вернулся когда, в ее жизни случилось важное событие, о котором свидетельствовало нежное колечко на левой руке.
Нурай сложила голову на железные холдеры кровати и коснулась руки жениха. От руки, как всегда полыхало жаром. «Обручальное кольцо наверно сняли при перевязке» - думала Нурай. Левая рука тоже была в ссадинах и порезах от лобового стекла машины. Сдерживая слезы, она смотрела в одну точку на стене и молила Бога, о том, чтоб он помог Фархаду.
Наступила ночь. Нервный озноб не оставлял Нурай. Накинув на Фархада еще один плед, она вышла в коридор в поисках горячего кофе. Руслан сидел напротив палаты и обеспокоено вскочил на ноги, когда Нурай вышла из дверей. Оба замерли, не зная, как реагировать и что сказать. Руслан выглядел уставшим. Все эти 5 часов он просидел там, в ожидании Нурай.
Она набрала воздух полной грудью и попыталась вздохнуть. Но душащие слезы не давали ей этой возможности. Руслан подошел ближе и, нарушая все невидимые границы между ними, обнял ее. Нурай уткнулась ему в плече и заплакала. Все крепче и крепче он прижимал ее к себе, боясь, что она исчезнет.
-Прости, пожалуйста. - Шептал он. – Прости, что так получилось. Нурай обняла его крепче, и они вместе опустились на рядом стоящие стулья. В глазах Руслана блестели слезы. Он согревал ее ледяные руки своим теплым дыханьем.
Нурай плакала от обиды. Что в жизни все так не справедливо. Что из-за ее прошлого, сейчас Фархаду так больно. Именно он, попросил начальника о том, чтоб в эту поездку отправили ее тоже. Фархад сыграл важную роль во всем этом. Но какой ценой? Ценой страшной аварии и разочарования.
- Ты меня простишь, когда ни будь? За все, что я сделал?– Умоляя, говорил он.
Нурай подняла голову. Медовые глаза ласково смотрели на нее.
- Я так долго этого ждала. – Тихо прошептала она и сквозь слезы улыбнулась.
Лёд на сердце начал тихо таять. Как будто лучи солнца проникали в саму глубину и согревали ее изнутри. Словно жизнь преображалась и обрела более яркие краски. Захотелось жить с новой силой. Новые чувства не испугали Нурай, ей стало хорошо, как никогда. Она так долго мечтала и оплакивала свою несчастную любовь, что теперь в душе, казалось бы, не осталось былой грусти. За дверью послышался шум.
- Прости. Я должна быть рядом с ним сейчас. – Сказала она и встала. Руслан уныло опустил голову, понимая, что он не в силах, что-либо изменить. Она была невестой другого человека и вполне возможно никогда к нему не вернется.
Фархад медленно повернул голову в сторону двери и зажмурился о боли. Их взгляды встретились, они оба молчали. Он не мог подобрать нужных слов, а она не решалась начать первой.


XIV
Он с усилием приподнял менее пострадавшую руку и чуть вытянул ее:
- Ты не знаешь где мое кольцо? – Хрипло спросил он.
Нурай пожала плечами.
- Наверно в приемной. Думаю, его сняли при перевязке. – Тихо ответила она и подошла ближе.
Фархад улыбнулся.
- Кольцо вернут, я уверена.
-Да, конечно. – Однозначно ответил он и поник.
Нурай подошла ближе к кровати и, теребя свои пальцы, замолкла.
- Видишь, да, как бывает в жизни? – Внезапно спросил он.
Нурай молча смотрела ему в глаза. Уставший и измученный, он не мог выдавить правильные слова дальше.
-Фархад, я не знаю, какие слова подобрать, чтоб выразить то, как мне стыдно. – Запинаясь, сказала Нурай. Она впервые назвала его по имени.
Он приподнялся с кровати. Улыбка засияла на его лице, как прежде. Понимая, что это конец и дальше будет только больнее, он тяжело вздохнул.
- Ты ни в чем не виновата Нурай. Мы не можем знать заранее, как и где мы споткнемся. – Он протянул ей руку.
Нурай взяла ее и присела рядом с ним.
- Тогда в самолете, я сказал правду. Я ни о чем не жалею. Я пожалел бы, если бы не сделал первый шаг. Видимо судьба устала от твоих переживаний и просто моими руками привела тебя туда, где тебя, как я понял, ждали.
После разговора с Фархадом, Нурай не почувствовала особой легкости. Вся эта ситуация с ее последствиями угнетала ее. Она спустилась в холл на первом этаже и оглянулась по сторонам. Руслана там не было. В больнице было тихо, что даже не много пугало. Глаза устали от бесконечных слез, а ноги сами повели к выходу, подышать свежим воздухом.
Охранник остановил Нурай, предложив свою помощь. Но она уверила его, что все в порядке и ей просто надо на воздух.
Шел проливной дождь. Руслан одиноко сидел на скамейке в конце больничной аллейки, опустив голову. С его подбородка стекали капли дождя, он насквозь промок.
Почти одинаковое расстояние разделяло ее с прошлым и настоящим. Сердце гулко стучало, толи от нервов то ли от усталости. Никогда в жизни, ей не было так тяжело, как в этот момент. Остаться с Фархадом, когда она нужна ему больше всего или дать шанс Руслану, она ни как не могла решиться. Молодые люди были почти равны друг перед другом. Умные, перспективные, взрослые. Как первый, так и второй могли обеспечить безоблачное будущее для нее, но Нурай не думала о чем-то другом, кроме чувств, которые связывали ее с ними.
Руслан был ее первой любовью, который так ранил ее юное сердце. Фархад был ее надежным тылом, который помогал ей справиться с этой былой грустью. Сердце как будто поделилось пополам в предательском заговоре.
Два образа засели в ее голове и сердце. Смотря на Руслана, Нурай чувствовала жалость, он споткнулся по молодости, и сейчас встретив ее, ему захотелось исправить ошибки. Но если прежде она могла смело нарисовать его образ и мечтать о нем, то после появления Фархада, этот образ из прошлого стал оттесняться и отходить на задний план.
Нурай не хотелось гадать, как бы сложились их отношения, если она к нему вернулась бы. Не хотелось по одной простой причине, то теплое чувство, что грело ее душу теперь, как солнце обволакивало ее всю и представить себя без Фархада, она уже не могла. Он смог найти путь к ее сердцу. Смог своей заботой и любовью доказать ей, что любимых людей не бросают, не смотря ни на, что.
Нурай торопясь, пошла обратно, как будто сильный ветер, подстегивая подгонял ее. Подойдя к регистратуре, она попросила сонную дежурную, дать ей вещи пациента из палаты номер 21. В маленьком кулечке блестело обручальное кольцо Фархада. Обернувшись, она увидела Руслана, идущего прочь от больницы. Все становилось ясным, как этот новый рождающийся день. Она поднялась в палату, и едва оказавшись на пороге, была удивлена увидев, как Фархад весь перекошенный от боли встал на ноги и шел к двери.
- Ты куда собрался? – Насупив брови, спросила она.
Фархад остановился.
- Я хотел найти тебя. Думал, что ты ушла. – Тихо проговорил он.
- Я нашла твое колечко. – Показывая кулечек в руках, сказала весело Нурай. – Нурай взяла его руку и натянула на опухшие пальцы кольцо.
- Оно всегда должно быть тут и я всегда буду рядом. Хочу, чтоб наш сын был такой же сильный и заботливый, как ты. – Добавила она и почувствовала, как пламя огня сковывает ее губы в сладком поцелуе.
Фархада выписали спустя 5 дней. Из-за не предвиденных обстоятельств было решено вернуться в Баку раньше времени.
Возвращаясь, домой тем же маршрутом, они с любимой невестой успели вдоволь нагуляться по Лондону и посмотреть премьеру нескольких фильмов сразу. Нурай как будто ожила заново. Ей хотелось постоянно смотреть в глаза своего жениха и видеть в них то, что всегда помогало ей быть сильной.
В Баку их встретили любимые родители и неотложные дела, в подготовке к свадьбе.
За неделю до свадьбы сняли гипс.
Нурай сидела молча, откинув голову слегка назад в одном из городских салонов. Парикмахер аккуратно крупной накруткой завил каждый и без того волнистый локон, и принялась умело цеплять их по бокам. Нурай не хотела делать громадных причесок на голове, ее жениху нравились кудряшки, и она решила, что это, как минимум оптимально и как максимум естественно.
Следующая над ней работала мастер визажист. На лицо был нанесен естественный тон, золотисто коричневые тени создавали контраст с белыми, светло персиковая румяна подчеркивала щеки невесты. Завершением был блеск, цвета молочного шоколада. Взволнованный отец ждал дочь у дверей салона. Фаризу Ализаде все не верилось, что вот и наступил день, когда его гордость, любимая доченька выходит замуж. Нурай накинула пальто, взяла отца под руку, и они торопливо пошли к машине, припаркованной впереди.

На часах было половина пятого. Оставалось меньше часа до приезда жениха. Фата была прикреплена к прическе еще в салоне. Сестра помогла Нурай застегнуть белоснежный атласный корсет, усеянный мелкими камнями и атласную юбку, с боку которой россыпью шли такие же камни. Туфельки на маленьком каблучке, Фархад купил невесте в Лондоне. Алия расправила подол юбки и отошла.
- Кажется все. Ты готова.- Умиленно сказала сестра.
Нурай прошла к большому трюмо в середине родительской спальни и замерла. Даже в мечтах она не могла представить себя в этом белом обличии в день своей свадьбы. Вспоминая Раксану, она поняла, что чувство тревоги подруга испытывала потому, что была едва знакома с женихом. Нурай беспокоило только то, чтоб ее внешний вид соответствовал ее планам. К удачному совпадению, все так и было. Она надела любимые серьги, с рубинами и такое же колье, подаренное женихом на днях, и прошла в гостиную.
Четко слышались сигналы подъезжающих машин. Алия, как свидетельница стояла рядом с сестрой и перебирала складки своего платья. Раксана с заметным животиком, стояла, обняв за плечи Солмаз ханум, которая вытирала слезы. Та же знакомая мелодия зазвучала вдалеке и продолжилась у порога их дома. Жених, одетый в темно синий костюм с темно синей атласной бабочкой и таким же широким поясом, держа в руках букет алых роз, переступил порог, с той же солнечной улыбкой. «Мой любимый Фархад» - Подумала Нурай.
20 декабря 2003 года Нурай Ализадэ в окружении родных и друзей, стоя лицом перед представителями городского ЗАГС-а в «Саадят Сарайы» официально стала Нурай Пашаева. Выходя под руку со своим мужем, она не чувствовала, ничего кроме любви на сердце и бесконечно греющего ее тепла, которое ей дарил Фархад.

Год спустя.

Тихий зимний вечер стоял за окном. В конце января выпал долгожданный снег. Во дворе толпились детишки, сооружая снеговиков и радостно хохоча от попавших в цель снежных комков. Нурай сидела за столом, над головой горела настольная лампа, а под рукой лежала стопка пригласительных открыток. Пока рука плавно выводила каждую букву на бумаге, в голове строился план похода по магазинам, в поисках дополнения к купленному в Хьюстоне подарку, на первый юбилей дочки Раксаны – Марьям.
Список близился к концу, и она с радостью вписала еще раз имя сестры, и ее жениха и положила пригласительное в конверт.
Сердце переполняла радость за Алию. Она не знала, какой она будет женой и сможет ли везти хозяйство по дому. Сможет ли она уступать мужу, когда это будет не обходимо, Но одно она знала уверено. Сестра, как и она, выбрала чуткого, сильного и достойного мужчину, который окружил ее своей любовью и заботой. Нурай была благодарна Руслану за то, что он помог ей понять и оценить нужного человека. Ее сердце радовалось любви, волны которой окутывали ее нежно.
После занятий в Хьюстоне, они больше не виделись. Руслан не вернулся в Баку, а полностью обосновался за границей.
Фархад дремал на диване, покачивая одной рукой колыбель с сыном. Двойняшкам Айдан и Орхану едва исполнился месяц. Малышка заерзала во второй колыбельке, и выронила соску. Нурай наклонилась и взяла дочку на руки. Крохотное создание возмущенно запищало и открыло свои еще не ясные глазки. На нее смотрела ее обожаемая девочка, маленькая копия ее любимого мужа.

Recommend us

Рейтинг '+' (6)


Ключевые теги: Рассказ

Поблагодарили 21 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.