Мне очень понравилось,конечно грустно(

Напечатать Категория: Литература
19 июля 2011 Автор: Irani-kiz Просмотров: 4083 Комментариев: 10
Я почитала,не пожалела!и Вам советую почитать!

ИСТОРИЯ МАДИНЫ ЭЛЬМУРЗАЕВОЙ И ЕЕ СЕМЬИ -
ИСТОРИЯ СЕГОДНЯШНЕЙ ЧЕЧНИ
В холодные февральские дни 1995 года бомбимый и рушащийся Грозный облетела весть о гибели Мадины Эльмурзаевой - самоотверженной медсестры, которая, не покладая рук, оказывала помощь раненым и хоронила убитых. Она и погибла при исполнении этого высокого долга человечности.
О таких людях пишут книги и слагают легенды. "Женщина, ставшая легендой" - так называлась единичная публикация о Мадине Эльмурзаевой в газете "Грозненский рабочий" в 1997 году. Две-три кратких публикации в малотиражных грозненских газетах - вот все, что написано до сих пор о Мадине. Сильнее этого то, что ее помнят в Грозном. И если с кем-нибудь из жителей Грозного вы заговорите о ней, он вероятнее всего скажет: "А, это та, которая подорвалась, вытаскивая убитого…"
В начале января этого года во время поездки в Грозный я довольно случайно познакомилась с родной сестрой Мадины, Людой Атуевой. Она показала мне дневниковые записи Мадины, познакомила с женщинами, работавшими с ней. Мне открылась картина удивительной жизни и судьбы.
ДУШУ СВОЮ - ЗА ДРУЗЕЙ СВОИХ
Мадина Эльмурзаева родилась в 1958 году в селе Лермонтов-Юрт в многодетной семье Сайдали Ельмурзаева, ветерана войны. Есть люди, в которых с самого отрочества проявляется и ключом бьет неистощимый источник светлой энергии. Такой была Мадина. Отличница в школе, помощница в семье, любимица окружающих. Она любила поэзию, писала стихи и рассказы, хотела поступать на филологический, но судьба сложилась иначе. Мадина стала медсестрой. Работала в больнице № 1 Грозного, полностью отдавая себя делу сострадания и милосердия.
"Она очень любила эту профессию, - вспоминает Шукран Илаева, медсестра. - Она такой была… Матерью Терезой. Я ее всегда ругала, нельзя так уж, чересчур, все отдавать…Она перешла к нам из Республиканской больницы. Сразу коллектив ее полюбил, человек отзывчивый, добрый. Как говорится, будь проще, и люди потянутся к тебе, вот она была из таких, как магнит тянула к себе людей. Себя не жалела. К ней шли, по всякому поводу, даже личное свое что-то доверить… У нас были случаи - надо что-то сделать, грязную работу какую-то, медсестры брезговали, а она ничем не брезговала, все делала. Врачи ее уважали. Если бы у нее была возможность учиться, она далеко пошла бы, она бы и в аспирантуру пошла. Но у нее даже не было специального образования. Она не стыдилась этого. Врач в любой момент мог подменить ею операционную медсестру, она все могла сделать. Все сразу запоминала, хватка у нее такая была, что не надо долго объяснять: раз, показал, со второго раза она уже сама все делает… Мадина жила на квартире у бабушки одной, бабы Маши. Больная старушка, уход серьезный был нужен. Мадина ее обстирывала, убирала за ней, все делала. А когда съехала с квартиры - все равно приходила к ней, навещала, помогала. Я говорю: "Зачем тебе это? У нее ведь там дед, сын есть, пусть смотрят". Она: "Не могу, надо помочь…" Жалость какая-то у нее была непреодолимая…"
Когда в декабре 1994-го на Грозный обрушились ракетно-бомбовые удары, Мадина не покидала своего рабочего поста и не допускала для себя мысль куда-либо выехать из Грозного. В больницу поступали раненые. 30 декабря Мадина ушла на дежурство, где и оставалась до Нового года. В новогоднюю ночь - в ночь штурма - жители города перебрались в подвалы. Из больницы невозможно было выйти, все пространство вокруг простреливалось. Новый год медсестры встретили в больнице.
"Как сейчас помню - я танцевала... Бомбят. Думаешь, вот-вот разлетится это бомбоубежище, вот уже последняя минута, и каждой минутой живешь, вот сейчас все равно тебя не будет, надо жить! И проживаешь каждую минуту больше, чем надо". - Вспоминает Шукран Илаева. - "Потом, где-то на третий день, голодно в больнице стало, кончилась пища… Мадина вызвалась: я пойду. Я говорю: "Ты что, тебе больше всех надо? Куда ты, под пули лезть…" Она: "Да ладно, что суждено, то суждено..." Ладно, думаю, я-то не полезу туда… А она пошла. И нашла, как можно пройти, представляете? На следующее утро первую партию людей за собой под белым флагом вывела…"
2 января Мадина Эльмурзаева, рискуя жизнью, вышла из больницы, нашла расположение войск, объяснила, что в больнице мирные люди. Затем под белым флагом вывела медперсонал и ходячих больных. Часть людей она провела к консервному заводу, откуда отправляли беженцев. Вернулась домой, но там никого не было. Детей, племянников и сестру отыскала в подвале детского сада № 25, где, спасаясь от бомб, собралась вся округа: семьи со стариками и детьми со всех близлежащих многоэтажек. В садике был запас продуктов, кроватки и матрацы, что очень выручало людей.
Но так просто отсиживаться в подвале Мадине было невмоготу. На улицах трупы, в домах раненые. Для начала Мадина попросила мужчин помочь ей захоронить трупы вокруг садика. Захоронили, предварительно описав отличительные черты, взяли, при ком нашли, документы. Затем Мадина стала ходить по окрестным домам - узнавать, не нуждается ли кто в первой медицинской помощи. Таких оказалось много. И Мадина организовала небольшую бригаду для такой вот повседневной работы - оказывать под обстрелом помощь раненым и хоронить убитых. Бригада получилась интернациональная. В нее вошли и чеченец Рулан Исаев, и русский парень Валера Кривошеин, и армянин Карен Дадаян - все, встретившиеся волей судьбы в одном бомбоубежище. Из белых простыней им сшили балахоны, из красных лоскутов нашили знаки креста. Такая одежда защищала их от пуль, от произвольных задержаний.
"Сначала ходили по окрестным домам, по девятиэтажкам, находили очень много людей раненых, помогали, - вспоминает Наваль Акуева, родственница Мадины. - Один случай помню. Ингушка, девочка, ей меньше 14 лет было, из многодетной семьи. И только отец у них был, матери не было. Пуля ранила девочку выше локтя и прошла насквозь. Помню, как Мадина делала ей дренаж: обмотать, дезинфицировать и прочистить эту рану надо было. Я посмотрела и убежала оттуда. А девочка бедная даже не пикнула. На живую, без всякого обезболивания Мадина ей сделала. Слава Богу, спасла девчонку…"
В середине января российские военнослужащие стали выгонять людей из подвала детского сада. Угрожали, что закидают гранатами.
"Вот тогда она перепугалась и сказала: увози детей, уезжай! Я спросила: "А ты?" "Нет, я должна остаться, я должна помогать раненым" - вспоминает сестра Мадины.
В подвале садика обосновалась российская военная часть. А Мадина со своей командой перебралась поближе к Консервному заводу, этому "глубокому тылу" федералов. Небольшой домик, в котором они разместились, стал местом, куда люди шли за помощью. Каждый день Мадина оказывала помощь раненым. Лечить приходилось всех: и российских солдат, и боевиков, но главным образом тех, кто больше всего страдал от войны: мирных жителей.
В конце января группа Мадины получила официальный статус Красного Креста ЧР, им выдали удостоверения, легче стало проходить через блокпосты.
"Мы жили, как одна семья, - вспоминает Наваль Акуева. - Я в основном сидела дома, стирала, готовила, следила, чтобы печка была горячей к их приходу. Руслан и Мадина с Валерой за рулем каждый день выезжали, собирали трупы, помогали людям. Однажды сосед нам говорит: какой-то парень пришел, раненый, посмотрите. Звали его Асланбек. Без обуви, весь побитый, замерз, холодно ведь было очень. Ранение было в ногу. Мадина оказала ему первую помощь. И он уже оставался с нами. Очень много было ситуаций, когда они по лезвию ножа ходили. Я помню такой случай. Из домов ведь все вышли, в чем придется, лишь бы добежать до первого подвала, Руслан одет был кое-как, квартира его сгорела. И я дала ему отцовский тулуп. Однажды он возвращается, говорит: "Ой, меня из-за этого тулупа чуть федералы не расстреляли". А сам он смуглый, похож на араба. "Ты наемный, такой-сякой…" Еле-еле, говорит, спасся".
Из дневника Мадины Эльмурзаевой.
"16 января. Бои не прекращаются ни на минуту. Город превращают в руины. Русские солдаты уже хозяйничают в городе, на улицах лежат трупы, их грызут обезумевшие собаки. Начала работать, но не знаю, чем все это закончится. Со мной рядом оказался сильный и смелый парень Руслан. Сестру, сына и племянника отправила в Толстой-Юрт, не знаю, как они, доехали или нет.
17 января. Я оказалась в самом деле очень сильной женщиной. Сегодня в поселке Калинина за гаражами захоронила 14 трупов мусульман. Спасибо людям этого поселка, особенно парню по имени Эмин. Мы находились в подвале детсада № 25 на улице Патриса Лумумбы. Но сегодня нас оттуда выгнали. Там поселились русские солдаты. Не знаю, что с родителями и с детьми. И не знаю, что будет со мной. Но я начала что-то делать, и хочется весь этот ужас пережить и остаться живой.
…Точно не знаю, какое число, день недели. Издевательства и надругательства этих вандалов продолжаются. Как у меня хватает сил видеть все это - не знаю. Люди - как затравленные звери. Я не могу понять их психологию, их души. Вместо того, чтобы смириться и обратить свои молитвы к Всевышнему, они грабят все подряд: магазины, частные предприятия, склады. Лезут под перестрелку, на мины, чтобы взять. О Аллах, когда этому будет конец? Скоро месяц, как мы находимся в этом аду, а впереди только неизвестность.
…С каждым днем все страшней… Позавчера чеченские парни сделали засаду. Аллах спас, я поговорила с ними, объяснила миссию, которую я выполняю, и все обошлось. А сегодня под ноги стрелял пьяный солдат. С ним нельзя говорить, он матерится, он видит в каждом мирном жителе врага…
30 января. Война продолжается, и никто не знает, когда все это кончится. Просыпаешься, и каждый раз гул тяжелого орудия, автоматные очереди, матерщина солдат. Это жестоко, я приемлю все от Аллаха, Он Всемогущ и Справедлив.
3 февраля. Опять начался артобстрел. Со свистом пролетают снаряды, и неизвестно, в какой момент они разорвутся над твоей головой. Вчера пьяный солдат стрелял на консервном заводе. Вчера же пьяный солдат, требуя водки, стрелял в старую женщину.
6 февраля. В Грозном в данный момент центром является Консервный завод. Все начинается отсюда, здесь так называемый "глубокий тыл", как говорят российские солдаты. Конца этой ужасной войне не видно. Временное правительство пока не представляет ни один порядочный и твердо знающий, что надо для города, человек. Хаджиев Сулумбек - он умный и грамотный человек, но сегодня этого мало… Вчера 23 трупа отвезли на русское кладбище. Каждый второй пропал без вести. Пристреливают просто так детей и женщин.
9 февраля 1995. Сегодня нас остановил офицер - меня и моего водителя Валеру. Он передернул автомат и направил на нас. Но, чувствуя нашу уверенность, засомневался. Он отпустил нас и сказал: "Вы знаете, я вчера здесь потерял 60 человек…" Завтра в Ачхой с трупом брата едет Абубакаров. У меня возникло желание прорваться с ним к себе домой. Это связано еще с тем, что сегодня передали, что бомбят Бамут.
10 февраля 1995. Поехать в Ачхой не смогла. Сегодня найдена машина ЗИЛ-131. Водителем был парень, уроженец Грозного, армянин, ему 23 года, Дадаян Карен. Машину подорвали. Карен и Асланбек, который вместе с ним находился в машине, сгорели. Сегодня просто без всякой причины расстреляли 16 парней из поселка Старая Сунжа. Идет истребление народа. С ума можно сойти, не знаю судьбу родителей, детей, братьев. Великий Аллах, не обойди нас своей милостью!"
Роковым образом не состоялась поездка Мадины в Ачхой-Мартан. Делая эту последнюю запись в своем дневнике, Мадина не знала, что за Кареном и Асланбеком наступает ее черед.
Вспоминает Наваль Акуева: "10 февраля, как обычно, работа у них бурлила, был очень большой поток народа. Приходили - кто с чем: кто за медикаментами, кто с вопросами, за советом. Довольно рано, часов в девять, они уехали. И, как обычно, жду их к четырем, и приезжает Руслан, расстроенный весь, как убитый. Я спрашиваю: "Руслан, в чем дело?" Он говорит: "Так вот…Мадина попала под взрыв". А получилось так. Приехали какие-то люди и попросили поехать с ними в поселок им.Войкова за тяжело раненым родственником. Им нужен был человек в белом халате. Мадина тут же согласилась. Хотя Руслан пытался ее не отпустить, поселок Войкова все-таки страшное место, там стреляли, и ехать туда далеко, и очередь не ее была ехать - у них очередность была. Но Мадина сказала: "Нет, Руслан, я поеду, если люди просят, я должна им помочь". Мост через Сунжу был разбомблен, перебирались чуть ли ни на лодке. Нашли тот двор, нашли труп - тот человек уже умер. Мадина положила труп на носилки, склонилась над нам, чтобы накрыть покрывалом, и тут прогремел взрыв. Труп оказался заминирован. Двое случайных мальчишек, которые присоединились к Мадине, чтобы доехать вместе до Консервного, остались калеками. Мадина умерла сразу".
"Что будет, то будет", - так говорила Мадина и не боялась идти под пули. Однако сознавалась, что не хочется умереть от случайной пули, что если уж умирать, то лучше при исполнении своего долга. Но еще больше хотелось остаться живой.
"Брат мой был среди тех, кого Мадина вывела из больницы. А мы остались, - вспоминает Шукран Илаева. - Потом федералы пришли, закрыли нас, сказали: "Вы поедите с ранеными". И нас вывезли всех, погрузили в одну машину и в Толстой Юрт отвезли. С тех пор я Мадину не видела. А 16 февраля я приехала сюда, узнать пришла, и мне сказали, что случилось. Я не верила, говорю, нет, не та, мне нужна вот эта Мадина…Когда объяснили мне наконец, я не могла встать, зрение на мгновение пропало, не знала, где нахожусь… …Она не умерла для нас, глаза закроешь - вот она перед тобой, эти впавшие глаза, эти брови… Мне кажется, живи она сегодня, и не было бы всего этого, что творится сейчас…"

Трое детей Мадины - Билал, Хеди и Азамат - остались сиротами.
Ни депутатские запросы, ни заступничество общественных организаций не дали пока результатов. Азамат Успаев, сын Мадины Эльмурзаевой, сегодня за решеткой. Предположительно он подписал самооговор после применения пыток.Он не пропал без вести, как часто это бывает с задержанными в Чечне. Он жив. И я надеюсь, что найдется силы у общественности и добрых людей добиться его освобождения из неволи. Хотя бы во имя памяти о Мадине.

Recommend us

Рейтинг '+' (5)


Ключевые теги: Грустные истории

Поблагодарили 17 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.