"Нурай"

Напечатать Категория: Литература
9 июля 2011 Автор: solo_me Просмотров: 4893 Комментариев: 24
V

Будильник странно продолжал бренчать под подушкой. Квартальный отчет продержал Нурай на работе допоздна. Мозг не хотел просыпаться и держал ее в неведение. «Как же не справедливо, не спать когда этого так хочется» - Сонно бубнила она. Алия буквально влетела в комнату, пощекотала ноги сестры и затараторила:
- Айка, половина восьмого, проспишь!!!
Открыв шкаф, она нашла бриджи, майку цвета хаки, и аккуратно сложив в свою дорожную сумку, заявила:
- Я возьму да, ты не против? Мы будем 2 недели в Исмайлах, мама сказала, что если папа сможет отпроситься, то вы приедете.
Нурай нащупала бренчащий предмет ее раздражения под подушкой и с удовольствием нажала «отключить». Будильник звенел уже не первый раз. Она знала, что достаточно один раз открыть глаза и это будет равносильно кнопке «старт» на компьютере. Разум взял верх над усталостью, понежившись еще пару минут, она встала. Пройдя мимо сестры, которая продолжала что-то искать, но уже в шкатулке с бижутерией - она чмокнула ее в лоб и сказала:
- Йахши йол. Постараемся в субботу с папой приехать.
- Угу. – пробубнила Алия, примеряя очки сестры. – Кстати вчера звонила Раксана. Они вернулись из Кемера наконец.
- Замечательно! – Сказала Нурай и улыбнулась, посмотрев на фото с невестой у них дома 3 Мая 2003года.
- Они еще должны в район к бабушке Мурада поехать, а на обратном пути в Щеки навестить ее тётю, она болеет, и не смогла приехать на свадьбу.
- Ну, не знаю. Про это она ничего не сказала.- Сказала Алия и последовала за сестрой.
Со свадьбы Раксаны прошло больше месяца. Подруги не виделись все это время так, как молодожены сначала были в Дубае, потом в Турции и должны были вернуться к середине июня.
Нурай сделала пару глотков чая и отломив ломтик ватрушки, взглянула на часы.
- Мамуль, я побежала. Вам хорошо доехать, позвоните, когда будите там. – Расцеловав маму на ходу, говорила она.
- Да, да доченька. Обед на вечер я приготовила, не забудь дать папе «КАПТОСПЕС» перед едой. – Крепко обнимая дочь, давала наставления мама.
- Обязательно. – Сказала Нурай и, поцеловав стоящую у двери сестру торопясь, вышла из дома.
Солнце, опаляя своими лучами, ясно светило на небе. Город за последние 3 года преобразился, начались обширные строительные проекты, как грибочки выросли много этажные здания по соседству с их домом. Деловые мамы тянули за крохотные ручки своих ребятишек, чтоб не опоздать в детский сад. Нурай помнила, как завидовала соседским детям, мамы которых не работали и они могли весь день быть рядом. Солмаз ханум после возвращения в Баку, продолжила работать Бухгалтером в местном гастрономе, который закрыли спустя полтора года и вот тогда девочки вдоволь проводили время рядом с самой дорогой и любимой мамой.
Привычное спокойствие царило на улице, названной именем одного из крупнейших деятелей азербайджанской культуры послевоенного времени, талантливого педагога и композитора Кара Караева. Здесь никогда не было шумно, не смотрят на то, что утренний Час Пик был в самом разгаре. Остановка впереди кинотеатра «Севинч» была полна людей. 131-й городской маршрут проехал, даже не остановив. Нурай достала жетон из кармашка сумки и поспешила в метро.
Инвесторы не местных компаний располагались в центре города «Ичери Шяхяр», там и находился филиал компании «Васт Сапплай Салюшен». Летом доставляло особое удовольствие спускать от станции «Баки Советы» вдоль Нархоза до центральных ворот. По левую сторону дороги не доходя магазина «Иголочка» находилась турецкая пекарня, и она частенько покупала там бублики на весь отдел. Фонтаны работали, задевая своими брызгами прохожих. Проходя мимо их, Нурай не вольно улыбалась. Поглощенные мыслями и личными думами люди подпрыгивали от неожиданности. А вот зимой наоборот скрываясь от холодных порывов леденящего ветра, все спешили пройти через Гоша Гала Гапы и побыстрее спрятаться на дорогах между жилыми домами. Минуя посольство Италии, Нурай завернула на право и прошла через турникет на входе.
Прохладный офис, наконец, открыл свои двери перед ней. Поднимаясь на 4-й этаж, арендованный их компанией, Нурай столкнулась на пороге с Фархадом:
- О, как хорошо, что я тебя увидел первым. - Поймав ее у входа в кабинет, заговорил парень.
- Привет, что-то случилось?
- Неа.- Замохал головой Фархад.
Нурай достала ключи от кабинета и открыла дверь.
- Я имел в виду, ничего плохого не случилось. – Продолжал он.
- Окей, а что хорошего? – Улыбаясь, спросила Нурай.
- Хмм, ну... а что я получу взамен? – Хитро спросил он.
Нурай наигранно задумалась и, щелкнув пальцами, сказала:
- Чашку горячего кофе.
Фархад рассмеялся. Каждое утро он старался не упустить момента, поздороваться с ней первым. Коллеги знали о его симпатии к Нурай и девочки всячески намекали ей на то, что он не плохой парнишка. Сидит на позиции Ассистента Менеджера по Стране в их компании, и они могли бы стань хорошей парой. Но такие разговоры не получали определенных ответов со стороны Нурай. Она все видела сама и до недавних пор делала вид, что принимает не поддельный интерес Фархада к ней просто за дружеское внимание. Даже завистница, из отдела маркетинга имея свои взгляды на парня, удивлялась, почему Нурай не привлекает такой симпатичный молодой человек.
Дело было не в красоте. У Фархада не было проблем с внешностью. Рост около 1,90, кареглазый брюнет с легкой сединой, что придавала ему еще больше солидности. В школьное время занимался вольной борьбой. Но, не смотря на это в его крупных мужских чертах, она не могла найти той мягкости, которой ей так давно не хватало. Не было тех медовых глаз, в которые она любила смотреть и искать ответы на свои вопросы.
Былая рана давно затянулась, ведь прошло столько лет. И все, как один твердили, что школьная любовь почти у всех бывает несчастной и все забывается. С первым заключением Нурай согласилась, а вот второе, как показало время, было не про нее. Не было больше бессонных ночей и апатии ко всему, слезы не напрашивались при любом упоминании о выпускном классе. Но, что-то внутри томило ее, не давало покоя и возможности начать строить новые отношения с кем-то другим. Любое ухаживание со стороны молодых людей непроизвольно пресекалось ее безразличием. За годы учебы в Университете попадались ребята готовые создать семейный уют, но ей это было не нужно. Она больше не мечтала о пышной и красивой свадьбе, о доме и детях, ведь это все было связанно с другим мужчиной, который не захотел разделить с ней это.
Думая над горечью этих воспоминаний Нурай понимала, что просто обманывает себя. Ведь нельзя забыв человека, продолжать грустить о том, что было. Нельзя беречь в памяти счастливые моменты, улыбаться, вспоминая их и продолжать твердить, что все давно забыто.
«Так сложно понять себя» - часто повторяла она маме, которая сидела с ней, иногда просто молча и слушала.
- Слышь. – Позвал ее Фархад.
- Ааа, ты еще тут. Извини, задумалась.
- В 09:15 у тебя назначен митинг с шефом.- Задумчиво сказал Фархад.
- Да, помню. Сейчас захвачу мансли планер и к нему.
Фархад улыбнулся и, прикрывая за собой дверь, добавил:
- Мансли планер придется менять на другую долготу и широту.
Нурай открыла рот, чтоб спросить, что он имеет в виду, но Фархад уже ушел. «Ну, ничего» - Подумала она. – «Пока шефа нет, я успею спросить у него до митинга, что там за тайны Мадридского двора».
Папка была в руках. Документы все в порядке и Нурай направилась к кабинету Талыба Самедова, Менеджера их филиала в Баку.
- Слушай Пашаев!- Поймав Фархада в дверях, заявила она. – Ты когда перестанешь говорить загадками.- Они часто называли друг друга официально по фамилиям, так было легче общаться.
Фархад замер, смотря на нее. Сама того, не ведая, Нурай держала его за локоть. Он медленно убрал ее руку, но не отпустил. Нурай дернулась от неожиданности, но ее ладонь все еще была в руке у него.
- Если ты хочешь, чтоб я перестал говорить загадками, то будь по твоему Ализадэ. – четко сказал молодой человек и положил их сплетенные руки себе на грудь.
-Вот тут, уже давно поселилась одна не преступная девчонка. – Указывая в область сердца, говорил он. – И она не дает мне спокойно работать, учиться, встречаться с друзьями. Всегда хочется, чтоб она была рядом.
Нурай опешила. Волна переживания нахлынула так внезапно, что хотелось поскорее вырвать свою руку и убежать. Она знала, что он хочет сказать, но не хотела этого слышать. «О Господи, почему Талыб мяллим еще не пришел» - запаниковала она.
-Подожди. – Мягко сказал Фархад и крепче сжал ее руку. – Я выполняю твою просьбу. Я хочу сказать тебе, как есть, без всяких загадок.
- Пожалуйста. – Наконец тихо прошептала Нурай. – Фархад, не надо.
Глаза, как известно – зеркало души. Это фраза была давным-давно аксиомой. Его глаза в этот момент кричали о том, что он пытался сказать. Нурай стало не по себе. Проступила слабость, на нервном фоне и в памяти совсем не в радость вырисовался образ смуглого паренька с озорными глазами цвета мёда. Образ из обычного летнего дня, дня ее рождения, когда таким же взглядом на нее смотрел ее любимый Руслан после их первого поцелуя, а она ждала, что вот-вот он скажет те заветные слова, которые так ясно вырисовывались в его глазах. Но, увы, все оказалось не так. «А, что если судьба опять сыграет злую шутку?» - Промелькнуло у нее в голове. «Что если рана в моем сердце станет больше, после этого признания» - ужасалась Нурай. «Этого не будет, только не со мной»- шептала она. Больно. В груди опять становилось больно, но не понятно от чего. Что послужило тому, что эта ноющая временами рана на сердце вернула ее обратно в те летние дни. Она знала, знала, что когда в ее жизни появится другой человек, и будет настойчиво требовать взаимности от нее, все станет предельно ясно. Маска, за которой Нурай пряталась эти года – исчезнет. И тогда придется встретиться с этим палящим чувством. Чувством, которое выбило ее из колеи после разрыва с ним, чувство которое просто называется Любовь.
- Я люблю тебя Ализадэ. – Наконец вымолвил Фархад. – И прошу тебя стать моей женой.

Казалось бы, эти слова мечтает услышать каждая девушка, но не многим удается это. Есть люди, которых женят родители, которые даже не проживают эти моменты, когда мужчина просит у своей возлюбленной оказать ему честь и стать его женой. «Ох, ну почему же все так»- думала Нурай. В той или иной ситуации кому то все равно приходилось страдать. Нурай лелеяла в душе остатки былой любви, а Фархад питал свою зародившуюся к ней любовь надеждами. Как всегда получалась дилемма.
Слезинки друг за другом покатились по щекам. Фархад наконец отпустил ее руку и смахнув их, улыбаясь сказал:
- Ты не пожалеешь Нурай, поверь. Ты будешь счастлива со мной.
- Прости. – Прошептала она.- Прости, пожалуйста, это все так неожиданно.
-Я знаю, я не буду настаивать. Я просто подожду, хорошо? – Задумчиво сказал он и усадил ее на софу.
Нурай молча кивнула и протянула руку к столику за салфеткой. Фархад ее опередил. Он очень бережно промокнул слезинки и сел напротив. «О, ну почему – же он такой внимательный, почему в нем столько хорошего, а я не могу его полюбить»- размышляла она.
- Талыб мяллим не придет. – Доставая из своей папки бумаги, сказал он.
- Не придет? – Удивилась Нурай.
- Я сам расскажу тебе о новых планах нашей компании.
Нурай не успела прийти в себя от признания, как вдруг Фархад шокировал ее новостями о том, что Талыб мяллим планирует поездку в их головной офис в Хьюстоне. Они с Фархадом этой осенью будут сопровождать его на протяжении 2-х месяцев, участвовать во всех семинарах и митингах компании, параллельно проходя плановые финансовые и маркетинг трэйнинги.
- Теперь ты понимаешь, почему я так торопился сказать тебе о своих чувствах?- Чуть жеманясь, спросил Фархад.
Нурай молчала. Такое странное ощущение, что становилось трудно дышать. И понять, почему он поторопился – она точно не могла. Ведь она тоже любила Руслана, но, тем не менее, не сказала ему этого, боясь не услышать ответа. Фархад оказался смелее. Ровно год он ходил рядом и намекал на свою симпатию, но даже равнодушие Нурай, его не остановило.
Фархад подошел ближе и присел рядом.
- Я хотел, чтоб ты успела осмыслить то, что я начну надоедать тебе со своей любовью в Хьюстоне, там никого не будет рядом, никто не будет давить на тебя, чтоб ты, наконец, обратила внимание на меня, как это делают девочки из бухгалтерии. У нас будет возможность узнать друг друга без лишних советов. Я хочу, чтобы ты всегда была со мной, понимаешь? Хочу, чтоб ты стала моей невестой.
- ООО, ну ты же совсем меня не знаешь Пашаев. – Странно проговорила Нурай. – Ты же понимаешь, что в семейной жизни мало одной любви...
-Ш-ш... - Прервал ее Фархад. - Одной любви на двоих, конечно же, мало, я это знаю и вижу. Ты меня не любишь Нурай. Ты не пытаешься зацепиться за меня, как за хороший вариант выскочить замуж, как это пытаются сделать другие. Это мне и нравится в тебе. Я буду ждать, сколько ты попросишь, только не руби сгоряча, не делай поспешных выводов, ведь я тоже полюбил тебя сам не заметил как. – Фархад по дружески дернул ее за подбородок и протянул папку с планом на будущую поездку. – Почитай дома, там подробно описаны все маршруты, место нахождения, трэйнинг плэйсы и все, что могло бы тебя заинтересовать.
Уже находясь у двери, Нурай обернулась. Фархад сидел, опустив голову и можно было сразу понять, что этот разговор дался ему не легко. Таким подавленным она его еще не видела. «Ведь Любовь должна приносить людям радость. Почему же ни я, ни Фархад не можем порадоваться этому чувству?». – Мысленно задавалась вопросами Нурай.
VI
Тишина с не привычки царила дома. Слабый звук телевизора из гостиной, передавал новости по местному каналу АНС. На кухне никто не хозяйничал посудой, из комнаты сестры не доносились отрывки песен ее любимого певца «Таркана». Отец как всегда поужинал и с газетой в руках сел на любимое кресло. Нурай поставила стакан с водой и таблетки на журнальный столик, и, выходя из гостиной, набрала на мобильный маме. «Мама – это самый чуткий человек на свете»- зачастую говорила она подругам. Ее мама была как раз такой, она могла по обрывкам фраз понять, что ее детей, что-то беспокоит. Но печалить эту прекрасную женщину Нурай совсем не хотела. Максимально вживаясь в роль на ходу, она весело смеялась над словами Солмаз ханум, когда раздался звонок двери.
- Мамуль, в дверь звонят, пойду, посмотрю, кто там пришел.
- Хорошо милая, скажи отцу, что Салим дайы, ждет его на выходных.
- Папа сказал, что постарается. Мы дадим вам знать. Целую мам.
-И мы тебя дочка. Пока.
Преодолев путь от кухни к коридору, Нурай испугалась:
- Дадаммммм!!! – Набросилась на подругу Раксана.
- Ах ты, врунишка!!! – завопила Нурай - Ты же сказала, что вы уезжаете в район.
- Уффф, ну надо же было как-то сделать тебе сюрприз!!! – Обнимая, оправдывалась Раксана.
- У тебя получилось йаланчишка!!!
Нурай тихо закрыла дверь в комнату отца, щелкнула кнопку на чайнике и по старой привычке потянула Раксану к себе.
- Ну, как я тебе? – Кружась, спрашивала Раксана.
- Как шоколадка. Так и хочется укусить и попробовать. Ну, рассказывай, тебе понравилось в Дубае?
- О, там было просто замечательно, даже к этой постоянной духоте можно привыкнуть. Мурад каждый день водил меня в какие-то красивые места, у него была целая папка с планом на две недели.
- Ну, еще бы, у тебя такой деловой муж, что это сто процентов была судьба. Ты у меня лентяй и кроме своих 4-х стен не любишь выходить куда-то, а вот с ним ты научишься любить здоровый отдых.
- Ну, эти 4-ри стены я тоже очень люблю.- Оглянувшись по сторонам, сказала Раксана.
- Кто бы сомневался.- Улыбнулась Нурай.- Ну, рассказывай, как тебе замужество?
- Пока отлично. - Засмущалась Раксана. - Так приятно когда за тобой ухаживает муж. Ох, не думала, что Мурик будет такой романтик. А у тебя как дела? Как на работе? – Раксана взяла фото с комода и проникновенно улыбнулась:
- Ооо, какие мы тут с тобой грустные. Как будто сейчас заплачем.
- Так и было. Турал назвал это фото «немой диалог», думаю, он был прав.
Нурай присела на краю кровати рядом с подругой и взяла обратно протянутую рамку. Из души рвался крик о помощи, но она не знала, правильно ли так поступать, завалить новобрачную подругу своими душевными терзаниями, когда Раксана вся светится от счастья.
- А теперь может, скажешь, что случилось. – Прямо в точку попала Раксана.
Нурай пыталась услышать голос разума, но тот молчал. Молчал, давая ей подсказку, что одна она не справится с этими переживаниями:
- Ох, ты как всегда видишь меня насквозь.- Уныло пробормотала она.
-Ну а как, же?! Кто должен видеть тебя насквозь, если ни я? И почему столько грусти в голосе?
Нурай медленно и по порядку начала свой рассказ о том, что происходит в ее жизни. Она приближала момент того, когда ее хороший коллега и просто любимчик всего женского пола в их офисе сделал ей предложение.
- А вдобавок он сказал, что хочет, чтоб я стала его женой.- Тяжело вздохнув, закончила она рассказ.
- Ну, это не так грустно, как ты это изложила Айка. По твоим словам я понимаю, что парень хороший, его чувства к тебе настоящие и мысль о замужестве не так ужасна, как тебе кажется, поверь.
- Я не могу понять, как можно выйти замуж, когда любит только один человек? Для меня сложно так быстро принять решение и еще сложное понять окажется ли оно верным.
- Иногда можно пожениться, испытывая, просто симпатию друг к другу. А после этого пышного процесса со свадьбой, когда все расходятся, и вы понимаете, что теперь пришло время найти общую дорогу вместе, чувства приходят сами, на сердце бывает так тепло, что, проводя минуты, врозь хочется, чтоб он всегда был рядом.- Мечтательно заговорила Раксана.
- Я так рада, что в твоем случае все так и оказалось. Но я...
- Я знаю, что ты все еще грезишь своим прошлым. – Перебила ее подруга. – Знаю, что ты не можешь попрощаться с ним навсегда, но ты должна это сделать, ты должна найти силы и сказать «прощай», ведь жить мечтами о нем это же самоистязание Нурай. Это было так давно, что пора посмотреть правде в глаза. Ты видишь, что я молчала долго. Тетя Солмаз тоже переживает за тебя. Ты думаешь, она не видит, как ты бережно хранишь всё, что тебя связывает с ним?
Нурай чувствовала, как ком подступает к горлу. Перед глазами пронеслись те пол года, которые были заполнены его смехом, их прогулками, долгими телефонными разговорами. Осознание того, что все это уже кануло в историю, наконец, настигло ее. Что-то кольнуло в сердце от одной мысли, что надо с этими воспоминаниями проститься, что пора начать новую жизнь, в которой будет возможность создать семью и постараться быть счастливой. Будет другой мужчина, с другим голосом, улыбкой и даже тепло его рук будет иным. Но он будет настоящим, а не воспоминаньем из прошлого.
«Но, как? Как кто-то другой может стать настолько дорогим и важным, чтоб вытеснить эту боль из сердца»- Печалилась Нурай.
- Ты всегда буйно реагировала, когда мой папа говорил, что сам найдет мне жениха. Ты пыталась вразумить меня, чтоб я нашла работу и там может быть я встречу своего любимого. Я сама осознанно бежала от этого, потому что знала, что не смогу перечить отцу, а если бы я встретила его на работе или где-то на трэйнинге, то это был бы конец нашим спокойным семейным отношениям дома, так как папа привык принимать решения за меня, я не стала лезть на рожон. – Говорила Раксана, смотря в глаза подруге. – В твоем случае все иначе, ты встретила свою первую любовь случайно и очень жаль, что эта встреча так отпечаталась на тебе, я бы очень хотела, чтоб ты стала опять той жизнерадостной Нурай, которую я так люблю.
Нурай спонтанно обняла подругу, роняя слезы и всхлипывая, сказала:
- Не могу, меня как - будто тяжелым грузом держат эти чувства.
- Дай ему шанс, я думаю, он не обидит тебя. Ты совсем скоро поймешь, что ему можно верить. Нельзя узнать человека на расстоянии. А самое главное, дай себе шанс быть счастливой, ты этого заслужила подружка. – Тихо говорила Раксана, успокаивая Нурай.

VII
Отодвинув нижнюю полку комода, Нурай порылась в глубине и вытащила бледно розовую коробочку.Розовый маленький бантик соединял две половинки и прятал внутри кусочек ее жизни, который каким-то образом не хотел ее отпускать.
Желание посмотреть на эти беззаботные месяца своей жизни оказалось сильнее разума, и она дёрнула за бантик. «А вот и боль»- Констатировала Нурай, опустившись на коврик. Альбомчик удобно расположился на ее ногах, и от первой страницы повеяло теплом. «Ах, как же давно это было».- Глотая слезы, улыбалась она. Их первый снимок, во дворе дома Шахлы ханум. Руслан загорелый, худенький, с широкой улыбкой на лице, сидит рядом с ней, а между ними дворовой пёс.
Сердце постепенно окутывала тоска, пока боль со всей присущей ей силой не атаковала. Нурай замерла, держа в руках альбом, пережидая пока дышать станнит легче. Она знала, как приходит это ноющее чувство и как постепенно после первых слез оно отпускает, это случалось так часто после их разрыва. Только спустя 3 года она научилась сдерживаться и запрещала себе прикасаться к этим былым воспоминаньям.
Страницы медленно переворачивались, и тяжелый груз обид сменился легким прикосновением бабочек. Каждая из них трогала ее сердце до глубины, неся за собой ту радость первой любви, которая смотрела ей в глаза со страниц альбома.
Нервный смех пробрал Нурай на одном из любимых снимков, где Руслан смущенный, дарит ей цветы на последнем звонке. В нем было столько любимого и не достающего ей. Временами было очень сложно понять, как она могла полюбить его, такого, как оказалось чужого и обманчивого. Теперь будучи взрослее чем тогда, она поняла, что ему молодому пареньку нужно было долгое время, чтоб наверстать то упущенное в армии, что он, по сути, не виноват в том, что хотел прожить тот период своей жизни, как многие ребята в его возрасте. Но от этого осознания, почему-то не становилось легче.
«Может Раксана права? Может пора дать шанс своему сердцу освободиться от этих палящих воспоминаний?» - Задавалась Нурай. «Попробовать полюбить другого, единственный способ забыть его» - Эхом отдавались слова мамы.
Нурай посмотрела на часы, было начало 11-го вечера. Бережно проведя рукой по альбому, она вытерла слезы и взяла мобильный телефон. Душа как будто разрывалась на части, что-то внутри не давало ей сделать то, что положит конец этой грусти. Ветхие обломки ее несчастной любви изо всех сил пытались выиграть это сражение с разумом, которому уже давно хотелось найти рациональный подход ко всему. Сердцу так хотелось легкости и трепетания, вместо груза старых обид и воспоминаний, которые ничего не могли изменить, не могли ожить со страниц альбома и избавить ее от этой печали.
Заплаканные глаза сфокусировались на снимке, который крупным планом отображал лицо Руслана. Нурай хотела сопоставить лица этих двух молодых людей, которые занимали не маловажное место в ее жизни, но вдруг в голове, что-то щелкнуло. Как будто она смотрела какой-то фильм, и он закончился. Перед глазами остался только образ Фархада. Именно он был сейчас рядом, он хотел, чтоб она улыбалась и была счастлива. Он, а не Руслан, с которым их уже ничего не связывает кроме бумажных отображений их прошлого. Бледно розовая ленточка в обратном порядке соединила альбом, и он погрузился на дно полки, где пролежал последние 3года. Нурай взяла папку с планом поездки и увидела надпись на ярко малиновом стикере:
«Ализаде, тебе очень подойдет моя фамилия. Пашаев»
Она улыбнулась. Слезы продолжали капать на бумаги, размывая цветной план аварийного выхода их офиса в Хьюстоне. Грусть отходила на второй план и улыбка становилась все шире. Фархад умел ее рассмешить, даже будучи не рядом.
Из большой чашки с надписью «LEO» клубился пар от душистого чая. Фархад сидел на кресле и прижав к себе вазу с конфетами, угрюмо пялился в экран телевизора. Повторяли финал лиги чемпионов и напряжение не сходило с его лица. Все эти эмоции он пережил еще месяц назад, но все равно смотрел так, как будто не знает исхода матча. Не поверив своим глазам, он привстал. На экране мобильного телефона светилось имя «Нурай».
- Нурай? – Удивился он.
- Пашаев, не спишь? – Устало спросила она.
- Ты, что? Повторяют игру «Порто», разве можно это променять на сон? – Уменьшая на ходу звук телевизора, сказал он.
- Хотела тебя спросить.- Сказала она и поняла, что не знает о чем же его спросить.
- О чем? Решила поменять фамилию? – Опередил ее Фархад.

Месяц спустя.

Серебристый Мерседес класса «Е» W211 медленно проехал во двор 5-ти этажного здания и остановился у блока номер 3. Следом проследовали еще 4-ри иномарки и выстроились в ряд. Нурай подбежала к окну, на ходу подхватывая свое длинное и необычайно легкое платье, цвета морской волны. Фархад выбирал его сам, охарактеризовав это тем, что Нурай очень подходил этот цвет. Решение далось ей не легко. Долгие бессонные ночи и душевные беседы с мамой крутились в голове даже за работой. На миг, когда сомнение тихонько подкрадывалось к ней, сразу же появлялся Фархад, как будто чувствовал ее настрой и заполнял ее мысли своим приятным лепетом.
«О, Господи, неужели это все происходит со мной?» - Мысленно ужасалась она.
Было 27-е Июля, день рождение Нурай и день их обручения с Фархадом. Ей до сих пор не верилось, что это наяву и что через пару часов она официально станет его невестой.
- Ты чего прилипла к окну?- потянула Нурай за руку сестра. – Мама сказала, что они уже поднимаются.
-О Боже. – Тяжело вздохнув, прошептала Нурай.
Сердце казалось, сейчас просто взорвется от переживаний и эмоций. Столько всего в избытке было слишком для этой хрупкой девушки.
- Где Раксана? – Волновалась Нурай.
- Мурад сказал, что они будут с минуты на минуту, но, увы. - Пожав плечами, ответила Алия.
Нурай смотрела на сестру не видящими глазами. Хорошо мама заставила ее что-то съесть, а то сногшебательный обморок невесты ей был бы гарантирован. И тут зрачки, кажется, начали реагировать на образ сестры.
-Хмм, Алия. Ты выглядишь просто обворожительно.- Внезапно констатировала Нурай.
- И ты стала еще больше похожа на маму. - Все тем же голосом продолжала она.
Алия расхохоталась от выводов сестры.
- Наверно ты находилась в состоянии транса все эти года, хорошо, что Фархад сделал тебе предложение, ты хоть стала хорошо видеть.
- Нет, я, правда, только заметила, что помимо зеленых глаз у тебя все черты лица, как у мамы. – Рассматривала сестру Нурай.
- Ох, ну и смешная же ты.
Дверь в спальню Нурай открылась и отец одним жестом руки, дал им понять, что уже пора.
Жених, его два друга и родители прошли в комнату и встали рядом. Тоже самое должна была сделать Нурай с сестрой и Раксаной, но подруга, увы, еще не приехала.
Фархад стоял молча, с маленьким букетом белых роз, когда Нурай с сестрой появились на пороге гостиной в сопровождении мамы.
- Хошбяхт олсунлар! – Воскликнула мама Фархада и засияла от радости.
- Аминь. – Продолжила Солмаз ханум.
Отец подтолкнул Нурай вперед, а Фархад в свое время протянул ей руку. Глаза жениха блестели от восторга, он не мог налюбоваться своей очаровательной невестой.
Одну из больших корзин со сладостями открыли и начали раздавать на месте. Только в период этого процесса Нурай поняла, что дома было достаточно много людей. Она летала где-то далеко и даже не замечала своих тётушек с обеих сторон, любимого даишку с женой, двоюродных сестер с мужьями. Малышей, которые уплетали конфеты за обе щеки. Все улыбались и поздравляли друг друга. От куда то появились родственники Фархада, которые успели станцевать пару танцев и весело протолкнуть жениха с невестой в круг. «От куда взялись музыканты?»- удивлялась Нурай. Она настолько была напряжена от переживаний, что упустила из виду всех приходящих. Теплая рука Фархада коснулась ее руки, и ноги сами понесли ее вслед за женихом. Рядом шла Алия и два друга Фархада - Самир и Эльмар; Раксана так и не появилась.
Обручение планировалось провести в доме торжеств «Нурай», это была задумка жениха. Пригласили только самых близких людей, количество которых составило 50 человек. Фархад долго упрашивал невесту выбрать обручальное кольцо, но она предпочла оставить это сюрпризом. Кольца были у Самира, который по плану должне будет подать их, как только тамада официально пригласит жениха и невесту в центр для торжественного момента.
В маленькой сумочке запищал телефон. Нурай торопясь, вытащила его и, увидев СМС от адресата «Раксана» обрадовалась. «Мы уже подъезжаем. Прости, объясню все на месте.»
- Они тоже уже подъезжают. – Сказала она сестре. И, наконец, улыбнулась.
Машины подъехали к ресторану буквально одновременно, звучала спокойная и любимая многими бакинцами песня «Севгилим». Фархад помог невесте выйти из машины и развернул ее так, чтоб она могла увидеть идущую на встречу подругу.
- Ну, наконец, то! – Воскликнула Нурай, обнимая Раксану.
- Прости Айка. Приехать домой, совсем не получалось. – Оправдывалась Раксана.
Нурай еще крепче обняла подругу и увидала позади ее обеспокоенного мужа.
- Все в порядке? Мурад какой-то грустный.
Раксана взглянула на мужа и улыбнулась:
- Все лучше, чем могло быть. А сейчас улыбайся, фотограф смотрит на нас.
Началась фото сессия и все как будто оживились. Улыбки так и светились на лицах друзей жениха и невесты. Сам Фархад не упускал момента и поближе прижимал к себе свою возлюбленную, что в свою очередь очень смущало Нурай.
Как и было запланировано ранее, Нурай с Фархадом исполнили свой первый отрепетированный танец, далее был традиционный обмен кольцами. Мама Фархада, женщина пожилого возраста, смахивая слезы на ходу, аккуратно перерезала ленточку, соединяющую кольца и принялась раздавать конфеты рядом стоящим. Невесте символически накинули на плечи белый платок с вышитыми узорами, и началось самое настоящее веселье. Никто не хотел сидеть, в центре танцевальной площадки смешались, как представители старшего поколения, так и молодежь. После привычной национальной музыки началась вторая часть праздника, в которую были включены элементы западной музыки.
Фархад подхватил невесту под руку и повел вперед, где было менее людно. Зазвучала спокойная песня в исполнении певца русской эстрады Александра Серова «Я люблю тебя до слез».
Фархад заглянул в глаза Нурай, и на миг ему показалось, что она сейчас расплачется. Она знала, что эти страхи самое обычное состояние для невесты, но было так сложно скрывать свое
волнение, а тем более, когда не удалось избежать его прямого взгляда.
- Ты такая красивая Нурай. – Чуть шепотом сказал он, прижимаясь щекой к ее голове.
Щеки невесты запылали румянцем от комплимента. Она продолжала мизинцем крутить обручальное кольцо и любоваться им. Фархад, как всегда превзошел все ее ожидания. Кольцо было просто загляденьем. Нежный ободок платины соединялся в узкую, высокую корону из двух рядов усыпанных бриллиантами. Они переливались в полу темном помещении ресторана.
Странное чувство волнения постепенно проходило. Они продолжили танцевать под лирическую композицию Селин Дион. Нурай не могла подобрать правильных слов, чтоб как-то поблагодарить жениха за все, что он сделал. За платье, кольцо, за всю эту красоту и организацию в ресторане. Она даже не знала, что и как будет, все оставалось для нее сюрпризом. Но слова как будто застряли, и ей стало не по себе от своей не ловкости.
- Раксана машет рукой.- Заметил Фархад. - Кажется, они уходят, пойдем.
Фархад не отпускал руки невесты. Вместе они прошли между танцующих пар и достигли Мурада с Раксаной.
- Ох, Айка, прости, что не могу остаться. – Виновато говорила Раксана.
- Ты мне все-таки скажешь, что случилось? Почему вы оба такие обеспокоенные сегодня? – Заволновалась Нурай.
- Случилось то, что ты скоро станешь тетей, и меня мутит буквально каждые пять минут, а голова…
Нурай не дала подруге договорить и набросилась на нее с объятьями.
- Ах ты, скромница! Господи, как я рада!!! – Визжала от счастья Нурай.
- Да, да, а я как рада! – Кружась в обнимку, сказала Раксана и ласково посмотрела на мужа.
Воображение сразу нарисовало любимую подругу с маленьким крохой на руках. Такое теплое чувство умиления окутало сердце Нурай. «Это должно быть одной из счастливейших чувств на свете». - Думала она.
Попрощавшись с Раксаной и Мурадом, виновники торжества вернулись к гостям и продолжили танцевать. Нурай кружила непринужденно с отцом в вальсе, в свое время, как Фархад вёл какие-то деловые переговоры по телефону. Отец то и дело поглядывал на дочь и в глазах его читались чувства радости и печали одновременно. Его маленькая копия, любимая доченька и гордость собиралась вступить на новую тропу своей жизни. По которой она будет идти уже не с ним, и он не будет рядом, чтоб помочь, посоветовать или просто обняв, помолчать с ней.
В лирическую мелодию внезапно вклинились национальные нотки, которые плавно перешли в традиционный танец «Йаллы». Фариз Ализаде передал руку дочери ее жениху и отошел назад, чтоб молодые остались в кругу одни. Вокруг них в хороводе взявшись за руки, дружно ходили родные и друзья. Фархад танцевал напротив Нурай и не поддельный блеск его глаз стал еще более явным; выражая восторг оттого, что эта девушка, наконец, дала ему шанс проявить свою любовь. Он рисовал в своем воображении их свадьбу, которую он собирался сделать незабываемой для нее. Фархад решил, что лучше всего сыграть ее сразу после их возвращения из Хьюстона зимой или максимум в начале весны, если вдруг невеста захочет что-то изменить в его квартире.
Время пролетело быстро за веселыми танцами и беседами с родными и близкими. Уже начинало темнеть, кто-то уже поспешил к привычному для домашних людей быту, а остальная часть гостей ловила каждый удобный момент поплясать, прежде чем тамада объявит финальную часть «нишана». Хватило достаточно времени, чтоб все натанцевались и приятно провели время. В начале 10-го жених и невеста исполнили еще один подготовленный национальный танец, и пришло время прощаться с гостями. Все разъезжались по домам, желая молодым бесконечного счастья и любви. Жених обязался довезти невесту с ее сестрой до дома, пока родители совместно провожали оставшихся гостей и должны были подъехать попозже.
- Вот и приехали. – Сказал Фархад, подъезжая к блоку.
Алия попрощалась с зятем и поспешила домой первой. Фархад помог невесте выйти из машины и они, взявшись за руки, медленно пошли по ступенькам.
- Может, стоило подождать твоих родителей? – Ослабив галстук, спросил Фархад.
- Ну, так у меня было бы мало времени поблагодарить тебя за все. – Не отрывая взгляда от ступенек, ответила Нурай.
- Я сделал мизер того, что может сделать мужчина для любимой девушки.- Сжав крепче ее руку, сказал Фархад.
- Все было просто замечательно. Ты просто молодец, что успел это все с твоим то графиком работы. – Все, также смущаясь, продолжала Нурай.
Они остановились у дверей квартиры. Фархад немного помедлив, протянул маленькую синюю коробочку и сказал:
-С днем рожденья. Сегодня в первую очередь твой день рожденья, а потом уже нишан. Я думаю, что тебе они очень подойдут.
Как будто сценарий из прокрученной серии прошлого. Но главным героем был другой. Нурай зажмурилась и попыталась прогнать грустные воспоминания. Фархад не должен был расплачиваться за ее грусть.
Она удивленно смотрела, и когда он еще ближе протянул футляр – взяла его. Внутри лежала пара серёжек. Мерцающие по ободку бриллианты, в теплом сиянии золота обрамляли темно красные рубины, которые свисали дрожащей капелькой. Фархад выбирал их сам, представляя, как они подчеркнут ее белоснежную кожу и цвет волос. Получилось, как раз, кстати, потому что рубин был ее камнем по гороскопу, которому девушки придавали так много значения. Нурай позволила ему их надеть. Крепко сжав ее руку, Фархад улыбнулся. Ему было приятно делать подарки и радовать свою любимую. Нурай встала на носочки и, дотянувшись до него, нежно поцеловала в щечку.
- Спасибо Па…- Хотела она сказать и рассмеялась, прежде чем он понял причину.
- Никак не могу отучиться звать тебя по фамилии. – Краснея, оправдывалась она.
- И я тоже кстати.
Молодые люди попрощались, проводя друг друга молчаливым взглядом, предвкушая долгую беседу по телефону.

VIII
Бакинский международный аэропорт «Бина» — один из пяти международных аэропортов, обслуживающих Азербайджан. Находится в 25 километрах к востоку от Баку. Благодаря своему весьма благоприятному географическому расположению он стал аэропортом номер один в регионе для транзитных рейсов.
Для начала осени погода была прохладной. Обычно она приходила в Баку в раннем октябре, а то и в ноябре. Моросил мелкий косой дождь. На улице уже стемнело. Фархад читал табло с расписанием вылетов. Ничего не изменилось, рейс Баку – Лондон – Хьюстон вылетал в 19:05. Общая дорога составляла больше 20 часов, с одной пересадкой в столице Великобритании и прибытием в аэропорт «Интерконтинентал» имени Джорджа Буша в 13:30 по местному времени.
Объявили о посадке на рейс. Взволнованная Нурай спонтанно обняла маму.
- Ох, мамочка, я понимаю, что тебе трудно, но я обещаю, что ни на шаг не отойду от Фархада. – Виновато говорила она, видя, как тяжело было маме отпустить дочь так далеко.
Солмаз ханум держалась, как могла, чтоб не расплакаться. Она долго думала, когда узнала о предстоящей поездке. Успокаивало то, что она уезжала всего на 2 месяца, с малой вероятностью продления и рядом с ней был Фархад, которому такие поездки давно были не в новинку.
-Да, да. Я знаю доченька. Берегите себя. – Дрожащим голосом сказала Солмаз ханум.
Объятья с отцом, как всегда заняли больше времени, так как они оба без слов знали, что хотели сказать друг другу. Фариз Ализадэ посмотрел дочери в глаза и сказал:
- Сах саламат гызым.
Нурай улыбнулась, скрывая страх перед поездкой, чтоб еще больше не печалить родителей.
Помахав на прощание около посадочного туннеля, они с Фархадом сровнялись с толпой и скрылись из виду.
Нурай помнила последний раз, когда они летели всей семьей, из Киева в Баку ей было так же страшно, в отличие от сестры, которую это все забавляло. Фархад настоятельно советовал закрыть глаза и попытаться уснуть. После маленького «кофи-брэйка» она опустила сиденье и задремала. Дорога предстояла долгая, плюс три часа ожидания рейса в Лондоне.
Чувство тревоги постепенно покидало и она, ощущая рядом сильного и заботливого мужчину, погрузилась в глубокий сон. За семь часов перелета Нурай успела выспаться, но все равно чувствовала себя, как после квартального отчета. Самолет приземлился в аэропорту Хитроу, который являлся самым крупным и загруженным аэропортом в Европе, находящийся примерно в 30 километрах к западу от центра Лондона и имел в наличие четыре терминала, обслуживающие европейские, межконтинентальные и внутренние рейсы.
Уставшая и потерянная Нурай шла за Фархадом не задавая никаких вопросов. Единственным желанием было выбраться на улицу и глотнуть свежего воздуха. Заблудиться в аэропорту было не возможно, повсюду были указатели, голосовые объявления, бегущие строки. Паническое чувство высоты она переборола еще в Баку, сконцентрировавшись на разговорах с женихом, но в данный момент оно возвращалось с прежней силой перед очередным полетом.
Лондон — столица Соединённого Королевства Великобритании и Северной Ирландии, а также Англии, крупнейший город на Британских островах. Площадь мегаполиса составляет 1706,8 км². Население более 8 млн. чел. По населению город занимает 17-е место в мире, 2-е в Европе, и первое в Евросоюзе и Великобритании. Аэропорт располагался в 25 километрах к западу от центра Лондона.
Бакинский прощальный дождик, казалось бы, настиг их и тут. Подняв ворот куртки, Нурай сжалась от пронизывающего ветра. Перед поездкой они узнали прогноз и были готовы к этому. Кончик ее вздернутого носа сразу приобрел розоватый цвет, что рассмешило ее жениха.
- Ну, что дед мороз, красный нос, поедем в центр? У нас еще 3 часа. – Заманчиво предложил Фархад.
- Куда угодно, где тепло и есть горячий чай. – Согласилась Нурай.
- Чай и булочка, единственное, что тебе тут понравится, поверь. Для не любителя «фаст фуда», тут можно просто склеить ласты.- С усмешкой сказал Фархад.
- Ну, спасибо за поддержку Пашаев. – Улыбнулась Нурай.
Лондонское такси или «кеб» как его называли между собой иностранцы, представляющее собой не большую машинку, похожую на фургон, являлось дорогим удовольствием для туристов. Самым быстрым и выгодным способом добраться до Лондона был поезд «Хитроу Экспресс». Модернизированный и оснащенный даже местами для пассажиров в инвалидных колясках. «Хитроу Экспресс» мчался по рельсам, почти не создавая шума. Нурай сидела у окна и пыталась запомнить все попадающееся по дороге. Англия была для нее новым впечатлением. Она думала, что после ухоженных улиц Германии, с множеством цветущих клумб и зелени – увидеть подобную красоту ей больше не удастся. Поезд от Терминала 5 Аэропорта Хитроу доставил всех пассажиров до вокзала Паддингтон через 15 минут.
Далее последовала посадка на метро Паддингтон – Лондон. Метро в своем роде тоже являлось достопримечательностью Лондона. 13 веток – более 300 станций, вместо эскалаторов – узкие лестничные переходы и лифты, вместо просторных совковых вагонов – низкие и уютные кабинки с мягкими диванами. Оглянувшись по сторонам, Нурай вопросительно посмотрела на жениха. Лондонские пробки на дорогах вынудили пользоваться метро и офисных боссов, и подростков, и босоногих Панков исполняющих ретро хиты легендарных «Битлов», и домохозяек, независимо от статуса и количества денег в кошельке. Это был один из очередных визитов Фархада в Англию, и он тихонько объяснял удивленной невесте на родном языке, что для иностранцев статус и зарплата не показатель в данном аспекте, важнее всего было не опоздать на работу или успеть к семейному ужину. Через какое-то время все пассажиры, оказавшиеся в самом сердце Лондона разбежались, кто, куда и Нурай осталась в буквальном смысле с открытым ртом от контраста красок.
Речь мимо проходящих людей только начала доходить до слуха Нурай. Привычный язык, на котором они общались в офисе, отличался от этого. Не было того привычного мурлыканья со съеданием окончаний и фраз, так свойственное коллегам с работы. Речь местных англичан и шотландцев была более четкой, гортанной. Нурай не смогла сразу охарактеризовать ее, но потом дала ей странно определение, которое повеселило Фархада.
Через какие-то пару минут она с горячим стаканчиком кофе и круасаном, оказалась вместе с женихом в дабл - даккере, деревянном двухэтажном автобусе, ярко красного цвета. Который курсировал по маршруту номер “8" и всего за час объезжал все знаковые достопримечательности Лондона, расположенные в центральной части города.
Сидеть на 2-м этаже было очень удобно, сверху городские улицы выглядели совсем по-другому, было видно все чётче. В маршруте был путеводитель на русском языке, все дружно слушали реплики характеризующие город в наушниках.
Желающие могли сойти по дороге, посмотреть, что-то вблизи и снова сесть в том же месте на следующий автобус, с интервалом 10-15 минут. Объехав галерею «Tate», театр «Globe», мост «Миллениум», собор Святого Павла, ярко красная машина направилась к «Oxford Circus».
-Ты только послушай! – Воскликнула она. – Ну, разве это не язык роботов! Они говорят, как Питер Уэллер из фильма «Робокоп».
Фархад разразился смехом и, указывая рукой вперед, сказал:
- Смотри! Это площадь Пикадилли.
Площадь была полна пестрящих рекламных щитов. Нурай привстала и радостно забубнила, как ребенок:
- Ты видишь? Это же премьера «Дети Шпионов-3». В странах бывшего СНГ ее покажут только в ноябре, кажись. – Автобус медленно обогнул огромный рекламный плакат с Антонио Бандерасом и его звездной командой по фильму.
- Жалко времени мало. – С сожалением сказал Фархад.
Посмотреть все возможные монументы и достопримечательности не удавалось. Соскочив с автобуса на очередной остановке, Фархад, торопясь, вел за собой Нурай к станции метро. По его подсчетом они должны были приехать обратно в аэропорт, как раз к посадке. Нурай в свою очередь одной рукой крепко держала жениха, а в другой диск с долгожданной премьерой. Тот же маршрут от метро до Хитроу Экспресс и спустя пол часа, они, наконец, попали в аэропорт.
- Извини. В следующий раз Иншаллах сами приедем, и я покажу тебе, все, чем славится Англия, ту столько красивых мест, нужна как минимум неделя. – Улыбаясь, сказал Фархад, отвлекая Нурай от волнений связанных с взлетом.
Сердце одновременно переполнял восторг от увиденного, и чувство благодарности, этому замечательному человеку, за все, что он делал.
- Спасибо Пашаев. Ты самый лучший на свете жених. – Тихо сказала она.
Фархад медленно провел рукой по ее щеке и, прикоснувшись губами к ее уху, ответил:
- Таким меня делаешь ты Нурай.
Мурашки пробежали по коже, и ей стало не по себе. Диалог между ними остался не законченным. В спикер фон объявили о взлете самолета. Фархад нежно обнял Нурай за плечи. Как только голова коснулась его плеча, тяжелые веки сомкнулись, и сон унес ее за собой. Полет до Хьюстона составлял чуть более 10 часов долгой дороги.
Фархад любовался спящей Нурай и, заметив веснушки на ее лице, улыбнулся. Она спала, держа в руке все тот - же диск, который Фархад успел купить по дороге. Ей нравились смешные фильмы, с легким сюжетом, она в душе была еще совсем ребенком. Приятно было видеть, что она не пренебрегла его подарком и носит серьги. «Они могли ей просто, очень нравится» - Искал оправдание Фархад. Когда люди становятся чуть ближе друг другу, то начинают замечать то, чего не видели раньше и может быть после этой поездки она начнет относиться к нему иначе. Ведь даже после обручения, он видел, что их отношения все еще находились в ранге «дружеские» для нее.
Его день рожденья 17-го августа они справляли вместе в ресторане в кругу его друзей, и там он впервые заметил, что статус невесты никак пока не повлиял на их отношения. Большинство его друзей были уже женаты и обручены. В отношениях последних и их отношениях с Нурай, был заметен контраст не вооруженным глазом. Но он знал, на, что идет, когда решил завоевать сердце этой девушки. И план вовлечения ее в эту поездку в Хьюстон был его козырной картой.
Вопрос за вопросом выстраивались в его голове, но задать их, он пока не решался. Потому, что обещал не торопить ее. Всему свое время и это время придет. Время, когда между ними будут более ясные отношения и Нурай сама расскажет ему, кто так обидел ее, что она утратила веру в любовь.

Recommend us

Рейтинг '+' (7)


Ключевые теги: Рассказ

Поблагодарили 19 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.