Чего ни один стилист и блогер не советует, так это отращивать монобровь, как у Фриды Кало. Греческая модель София считает это упущение ужасной ошибкой.

Напечатать Категория: Литература
30 сентября 2017 Автор: ZEYNABKA Просмотров: 784 Комментариев: 1
Книга Эры Ершовой «В глубине души» с посвящением Вере Глаголевой названа так по одному из вошедших в нее рассказов. Во всех рассказах Эры Ершовой живые люди, со своими страхами и слабостями, проходят перед читателем, открываются ему, задают вопросы и находят на них ответы, понимают и не понимают, болеют, изменяют любимым, ухаживают за умирающими, сбегают от ответственности, спасают и губят.

Рассказы и повести Эры Ершовой вызывают ощущение настоящего чуда, несмотря на то, что никакой мистики в них нет. Перед читателем предстает вереница судеб самых обычных людей — кажется, что любого из персонажей можно встретить в переполненном автобусе или в очереди продуктового магазина. Встретить — и тут же забыть, ведь в людях этих нет ничего выдающегося, ничего, что заставило бы случайного прохожего задержать на них свой взгляд...

Но именно в этом и состоит главное различие между взглядом обывателя и взглядом художника. Тот удивительный мир, что скрывается в душе каждого «обычного человека», Эре Ершовой удаётся не только увидеть самой, но и запечатлеть на страницах своих пронзительных произведений.


По словам Виктории Платовой, «классические истории "маленького человека" обретают в прозе Эры Ершовой новое дыхание». Именно так – наследуя традиции Гоголя и Пушкина, автор рисует портреты людей XX и XXI веков, тех, чьи судьбы разворачивались бок о бок с нашими. И в этих точных и правдивых изображениях то тут, то там возникают знакомые черты: друзей, соседей, родственников, а иногда даже — нас самих. Подробнее...



Тем, кто разбирается в литературе, прекрасно известно, что жанр короткой прозы не терпит небрежности. От писателя требуется поистине виртуозное мастерство, чтобы минимальными средствами выразить то, о чем иные авторы пишут толстые романы. Этим мастерством Эра Ершова владеет в совершенстве: в её произведениях нет случайных деталей, «пустых» фраз и лишних диалогов. Каждое слово находится на своём, единственно правильном, месте. И эффект от этих рассказов сравним с выстрелами умелого снайпера: каждый попадает точно в цель.

Чего ни один стилист и блогер не советует, так это отращивать монобровь, как у Фриды Кало. Греческая модель София считает это упущение ужасной ошибкой.


Например, в рассказе «Чудны дела твои» автор наделила героиню красноречивой особенностью: её прекрасное лицо оказалось частично парализовано после неудачной операции.

«Лишенное мимики, лицо Изабеллы не утратило красоты. Даже по прошествии многих лет ни одна морщина не коснулась ее прекрасного лика, но что-то жуткое было в этой застывшей маске. Леденящую душу мертвенность излучали ее огромные, выписанные с таким тщанием глаза, и неизъяснимая обида таилась в скорбных складках ее губ».

Точно в таком же состоянии находится и её душа: полумертвая, застывшая, она ещё не потеряла способности любить, но любовь её теперь всегда будет иметь искореженные, нездоровые формы...

Чего ни один стилист и блогер не советует, так это отращивать монобровь, как у Фриды Кало. Греческая модель София считает это упущение ужасной ошибкой.


Рассказ «Чужое лицо» повествует о судьбе успешного писателя, который разменял свой талант на влекущие удовольствия красивой жизни. Его связь с божественным, иррациональным показана через любовь к поэтессе Вере, предав которую он предаёт и самого себя — и с тех пор вынужден жить в мире фальши, искусственных улыбок и вежливых фраз, а его творчество навсегда становится лишь формой, лишенной содержания...

«Человек, который живет не своей жизнью, должен носить чужое лицо как наказание».

«Я тебя разорю…» — были ее последние слова, и Артем тогда рассмеялся, потому что думал, что она говорит о деньгах. А настоящий смысл ее обещания открылся ему только сейчас, по прошествии двадцати пяти лет.

Вера выполнила свое обещание и разорила его полностью, дотла. Она унесла с собой все, оставив только самые ничтожные вещи: тщеславие, деньги и безразличие».


В рассказе «Букинист» главный герой пытается заполнить пустоту в своей душе, собирая книги. Коллекцию он начинает с прижизненного издания Гоголя — эта деталь крайне важна, ведь постепенно он и сам превращается в гоголевского персонажа!

«Он брал в одном месте, сдавал в другое, на вырученные деньги приобретал что-то редкое в третьем месте и нес в четвертое. На заработанные таким образом деньги он неустанно расширял свою библиотеку.
Тем временем в двух комнатах их коммунальной квартиры становилось тесно.
Книги были повсюду: на столе, под столом, на
кровати, под кроватью.
Книги заполонили все места общественного
пользования: коридор, кухню, опасно провисала набухшим животом антресоль».


Страсть к коллекционированию полностью поглощает человека, лишая его всего ценного и дорогого, что было его в жизни, и в конце концов даже рассудка...

Чего ни один стилист и блогер не советует, так это отращивать монобровь, как у Фриды Кало. Греческая модель София считает это упущение ужасной ошибкой.


Рассказ «Горячая дружба» тоже посвящен судьбе «незначительного» человека: юная Галя, всегда находившаяся в тени яркой и прекрасной подруги, однажды получает доступ в такой желанный мир любовных страстей, громких признаний и красивых жестов... И отвергает его.

«Галя силилась и никак не могла понять, для чего этим людям нужно такое хитросплетение нитей судьбы. Зачем они запутывают такие простые и ясные вещи? Чтобы потом страдать, любуясь нелепостью получившегося узора?»

Эта история — об обретении собственной значимости, которую невозможно найти во внешнем мире, а только лишь взрастить в своем сердце.

Повесть «В глубине души», давшая название всему сборнику, неожиданно делает скачок во времени и географии. Мы переносимся в Германию военных лет и видим людей, ставших жертвами творящегося кошмара — пусть и с другой, вражеской нам стороны. В глухой немецкой деревушке жизнь не менялась много столетий подряд, но ужасы фашизма сумели разрушить даже то, что казалось незыблемым: человеческую общность. Юная Лизхен становится свидетелем того, как люди меняются под воздействием страха, как в них просыпаются самые мрачные, необъяснимо жестокие стороны...

«Для чего люди делали это? Их же никто не заставлял! Никто не требовал от них такой животной покорности системе, особенно здесь, в глуши, где власти не имели такого пристального контроля над происходящим. С этими вопросами Лизхен стремительно взрослела. Она хотела понять, почему темные, потаенные стороны человека обретают силу именно в такие тяжелые времена, когда вокруг столько горя и требуется сочувствие».

Эта повесть — в первую очередь о том, что у души нет гражданства. Мы оказываемся по какую-то сторону баррикад лишь по воле случая, но главный выбор всё равно должны сделать сами...

Чего ни один стилист и блогер не советует, так это отращивать монобровь, как у Фриды Кало. Греческая модель София считает это упущение ужасной ошибкой.


Проза Эры Ершовой напрочь лишена дешевой сентиментальности, морализаторства и высокомерного менторского тона. Мир, предстающий перед читателями на страницах книги «В глубине души», — настоящий, без деления на черное и белое, правильное и неправильное. Но нейтральная позиция автора лишь усиливает воздействие произведений: местами от них хочется смеяться, местами — плакать навзрыд, а главное — становиться лучше и поступать в соответствии с сердцем, с тем внутренним чувством, что хранится в глубине нашей души.





Recommend us



Ключевые теги: Zeynabka655

Пока не благодарили.
  • img
  • img
  • open.az
MIAJso (10 октября 2017 05:10)
Сейчас: оффлайн
http://tribestop.com/games/arcade2/profile/hassiecrowehttps://lazilyyo
ungfun.tumblr.com/post/166003751890/buy-xanax-online-without-prescript
ion


Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.