Nessun dorma

Напечатать Категория: Литература
21 декабря 2011 Автор: Тамилин Просмотров: 2852 Комментариев: 6
Nessun dorma

[left]- Знаешь, у твоей внучки в марте свадьба? - Положив телефонную трубку, сказала жена бывшего хормейстера Аслана Гумбатова.
Мужчина отвлекся от телевизора, и посмотрел на жену.
- Кто сказал? – спросил бывший хормейстер.
- Чимназ,подруга моя! Она Самире преподает. И её уже на свадьбу пригласили.
Айдан ханум была второй женой Аслана Гумбатова, и поэтому болезненно воспринимала его прошлое, которое было до неё. Она любила хормейстера до того, как он влюбился в свою первую жену.
Долгие годы аккомпанируя оперному хору на рояле, Айдан ханум ждала того дня, когда разительное несоответствие между супругами, приведет первый брак солиста оперы Аслана Гумбатова, к краху.
Красивая прима балета из той же самой оперы - Зивар, однажды увлекшись одним народным артистом, попросила своего мужа- солиста Гумбатова простить её и примериться с позором. У них к тому моменту, уже была общая дочь.
Аслан не простил и повяз в одиночестве.
Маленькая Дильбар просила отца вернуться в семью. А он продолжал пить, и чувствовать измену всем своим любящим сердцем.
Прошли годы и прима Зивар, на нервной почве потеряла форму, и преждевременно состарилась. А маленькая Дильбар выросла и удачно вышла замуж. У неё родилась дочь, но она так и не простила отца. Месть за мать была ужасной. Дильбар наложила запрет на встречи деда с внучкой.
И так девятнадцать лет дед любит внучку на расстояние, гордится красотой и успехами молодой певицы.

- Вот так, Аслан, опять про тебя забыли. И по – моему, о тебе там никто никогда не вспоминает, - запричитала женщина в годах. И ты тоже не прав. Столько лет следовать запрету - не попадаться на глаза внучки.
Аслан повернул голову в сторону телевизора и уткнулся в новости.
- Сколько лет прошло, а эти женщины не могут остыть и забыть прошлое. Мало им того, что они сделали все, чтобы ты не попал на свадьбу собственной дочери, так они еще на внучке решили отыграться.
Аслан молча слушал жену, но в глубине души не соглашался с фактами. Он помнил обстоятельства и считал их объективными. Мужчина оправдывал всех и винил только себя.
Образовалась пауза. Слышен был только телевизор.
- Ей 19 , а её уже замуж выдают, - тихо сказал Аслан. – Рано ей еще.… Выйдет замуж, забросит пение. А у неё талант.
- Ты был на её последнем выступлении?
- Да, был. У неё хорошо получается. Спрашивал у преподавателей. Говорят, она талантлива.
- А никто не задается из этих женщин вопросом, а в кого эта девочка такая уродилась с таким голосом?! - Возмутилась женщина.
Аслан не ответил и снова уставился в TV.
Мужчина не смотрел TV. Он мысленно искал оправдание дочери, но никак не жене- изменнице.
Ночь была беспокойная. Аслан ворочался, не мог заснуть. Ему хотелось наверстать упущенное. Он очень хотел сблизиться с внучкой. Ибо, в них текла одна кровь, и они обладали одним даром – петь настоящим оперным голосом.
Когда - то Аслан Гумбатов пел и был почитаем ценителями Бакинской оперы, но карьеру так и не успел сделать. Топил измену в водке и вине. И получилось так, что он стал хормейстером. А позже, ушел на пенсию и сразу стал стариком.

Однозначно не спалось. Аслан встал, оделся и вышел на веранду.
Они жили на даче, у берега моря. Здесь было лучше, чем в городе. Вдали от людей и тяжелого прошлого. Море негодовало. Шумело всем своим буйным норовом.
«Как пойти на свадьбу? Что сказать? Как угодить?» - терзал себя тяжелыми мыслями хормейстер.
Надышавшись свежего морского воздуха, Аслан вернулся в теплую спальню. Айдан спала и не могла ему помочь советом.
Мужчина, отчаявшись, взял в руки радиоприемник, подключил наушники и погрузился в мир музыки.
Современная музыка бодрила, но Аслан грустил и искал выхода из многолетней ситуации.
Хормейстер закрытыми глазами искал музыку мудрости и покоя.
- Nessun dorma, Nessun dorma, - сперва повыше, потом пониже, в радио зазвучал голос тенора .
Голос великого Паваротти, стал успокоительно действовать на состояние хормейстера.
Величие мастера изумляло бывшего певца. Изумительный голос тенора вдохновлял на пение даже безголосого человека. Но Аслан Гумбатов умел петь и ему, вдруг захотелось спеть арию Калафа из оперы Пуччини «Турандот», спеть, чтобы затушить многолетнюю боль совести.
И когда в финале арии великий тенор применил всю силу своего грандиозного дара – изумительный голос, в голову бывшего хормейстера пришла дерзкая идея.
Аслан не стал ждать утра, хотя оно вот – вот должно было наступить. Он спешно стал будить жену.
- Просыпайся! Слышишь, просыпайся!
- Что случилось, Аслан?! В чем дело?! – Айдан хлопала сонными глазами.
- Где все наши старые либретто? – тихо прошептал взволнованный Аслан.
- Какое еще либретто?! - женщина отмахивалась ото сна, и от одержимого идеей мужа.
- Турандот.
- Не знаю. Где – то там, на чердаке.
- Ладно, спи.
Солнце проявляло побережье и чердак, который ворошил бывший хормейстер.
« Вот оно!» - обрадовался взволнованный Аслан. « Как хорошо, что не выкинули. Ну, все, пора за дело браться».
Айдан волновалась и не переставала набирать на мобильном номер мужа.
- Ты где был?! Я чуть инфаркт не получила, когда утром не нашла тебя дома! - Взволнованно выдала Айдан вошедшему в прихожую мужу.
– И почему ты кашляешь? - Спросила женщина, услышав сиплый кашель мужа.
- Так, просто,- отбился от взволнованной жены Аслан.
- Не просто…. Где ты был?
- На берегу гулял.
- А зачем тебе ночью либретто было нужно? И сейчас оно при тебе, - увидев в прихожей пожелтевший блокнот, спросила Айдан.
- Я хочу…, - мужчина хотел было признаться, но любящая жена догадалась сама.
- Ты что, на старости лет сдурел? Ты что петь стал?
- Я хочу спеть у неё на свадьбе, - гордо выпрямившись, сказал хормейстер.
- И ты пел на берегу, в такую погоду? Ты сумасшедший, Аслан! Ты просто выживший из ума старик. Ты что хочешь на старости лет потерять голос?!
Мужчина, сидя, молча листал блокнот.
- Тогда помоги мне…, давай репетировать! - Взорвался Аслан.- Я хочу пойти на её свадьбу и спеть арию Калафа.
Айдан от неожиданности, точнее от степени дерзости мужа, рухнула на стул.
- Ты, ты…, думаешь что говоришь? Как ты себе это представляешь? – Айдан мысленно представила себе ту сцену и зрителей, перед которыми собирался выступить её муж. – А как ты организуешь музыкальное сопровождение? Ты знаешь, во что это тебе сядет? И вообще, я себе всего этого представить не могу.
- Просто! – Решительно заявил хормейстер. – Фонограмма, вот что нам поможет. В наше время этого добра в мире много.
- Не знаю, Аслан, не знаю…
Аслану Гумбатову повезло. Соседи вокруг его дачи, зиму( как деятельные Бакинцы) проводили в городе. Они избежали участи, 4 месяца подряд под громкую фонограмму, слышать арию Калафа в исполнении одного певца, который задумал удивить мир или опозориться на весь город Баку.
В промежутках, между репетициями, Аслан на восходе солнца отправлялся на берег, и пел арию Калафа бушующему Каспию.
Ему казалось, образ разгневанного моря будет схож с публикой, которая о нем противоречиво думает.
- Ну, все Аслан, ты готов. Можешь выступать, выключив фонограмму, - сказала Айдан. - Но только имей в виду. Тебя ждут неожиданности, которые могут привести тебя к разочарованиям. Я со своей стороны сделала все, ты готов. Думаю, споешь достойно. Но те люди, которые будут тебя слушать, могут это просто не оценить должным образом.
- Знаю, дорогая, - улыбаясь, ответил хормейстер. Я очень хочу с ней сблизиться. Мы с ней очень похожи.

Наутро, следующего дня Аслан уехал в город, надев костюм, и традиционную бабочку.
Бывший певец всю дорогу трясся от волнения. Его ждала небывалая доселе премьера. Он решился на дерзкий поступок ради человека родного, но незнакомого.
Подружки невесты, тоже певицы, сменяя друг друга на сцене, пели песни- и народные, и эстрадные. Молодежь к незабываемому событию подошла творчески. Устроили шоу на профессиональном уровне.
- Меня зовут Аслан Нусратович Гумбатов. Я хочу поздравить невесту песней, - представился бывший хормейстер девушке – подружке, устроительнице шоу.
- А вы кто?
- Я родственник.
- И что будете исполнять?
- Арию Калафа из оперы «Турандот».
Девушка загадочно прищурилась.
- Аксакал, вы точно уверены, что хотите это исполнить?
- Да! – Решительно ответил мужчина.
Девушка подозвала подружек, что - то шепнула им на ухо, и они все мило улыбнулись.
- ОК, предоставьте тогда фонограмму, - не переставая улыбаться, сказала девушка.

Приход бывшего родственника, гостям свадьбы остался незаметным. Но Аслан, стоя за сценой видел всех.., тоже бывших , но не забытых когда – то ему близких людей.
Бывшая жена сидела рядом с дочерью и через очки пристально обозревала гостей.
Дочь, Аслан заметил сразу. Она светилась от счастья. Ибо, в центре зала перед сценой на тронном помосте, сидела самая красивая внучка на земле.
Увидев внучку, Гумбатов растерялся. Её грациозность и красота заставила его задуматься, а сможет ли он её удивить? Но было уже поздно, номер был объявлен и Аслан вышел на сцену.
Его имя и фамилия воцарили тишину в большом зале.
Фонограмма воспроизвелась, и Аслан представил себе бушующее море.
Аслан пел, громко и самозабвенно. Ему было легко. Люди казались ему волнами, а их прикованное к нему внимание, казалось ему морским бризом, освежающее его волнение.
И вот настал финал арии и бывший певец,ныне хормейстер, вложил в него и сердце, и душу, и своё нелегкое прошлое.
Слезы выкатились из глаз певца, и потекли по его щекам.
Мужчина закрыл глаза, чтобы скрыть слабость, но отчетливо слышал, как море бушует аплодисментами.
Чьи - то нежные руки, вдруг, обвили старика, и вернули его воображение от берега моря к ликующим людям.
- Вот теперь я знаю в кого я такая…. А ты прикольный, дед! Идем, сядешь с нами. А знаешь, у меня появилась идея, - подняв руку
Аслана вверх, как победителю, Самира увела деда со сцены. [/left][/font]

Recommend us

Рейтинг '+' (5)


Поблагодарили 7 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.