На обрыве

Напечатать Категория: Литература
23 ноября 2011 Автор: Тамилин Просмотров: 3716 Комментариев: 13
На обрыве


Внук пастуха Афлатуна киши(почитаемый человек), на днях получил в подарок от деда щенка кавказкой овчарки.
Сейран носился за щенком, не замечая обрывов.
Родственники жили в горной местности.
Обрывы были повсюду, а щенок бегал, как щенок – куда попало.
Афлатун киши беспокоился за внука. У пастуха не было сыновей, и как назло, его четыре дочки рождали ему одних девочек. И только одна, последняя дочь, подарила ему внука, не представив пастуху своего мужа и, следовательно, отца Сейрана. Она вернулась из Баку и 8 лет пыталась забыть этот город. А дед восемь лет пытался затмить этого мальчика от солнца, защитить от дождя и снега. На пастбище они были друзьями, а на людях они вели себя как сын с отцом и, как дед с наследником.
Афлатун киши выглядел молодо, как отец, и рассуждал мудро, как дед. Сейран называл его, так, как Афлатуна называла его дочь(отец), которая очень хотела забыть Баку.
Маленький мальчик никогда не выпадал из жизни своего деда. Глаза старика следовали за ним по пятам с самого пробуждения до сумерек, когда склоны гор покрывались туманом, и мальчик под «лайлай»(колыбельная песня) матери засыпал.
Афлатун киши, немного знал о мире большом и далеком. Но простой мужчина знал простые вещи, как выжить и выжить достойно. С родной природой он был на «ты», но никогда не забывал, что она (природа) его кормилица, тот колодец, в который плевать не надо. И еще, Афлатун киши знал, что такое мужчина в горах. В Сейране он видел продолжателя рода и семейного ремесла.
- Сейран, далеко не уходи, это горы, а не двор родной. Будь осторожен, повсюду острые камни и высокие обрывы.
- Не беспокойся, отец, я уже взрослый, - успокаивал деда восьмилетний мальчик. – И у меня есть защитник, мой Игит, - подняв на руки своего пса – кавказца радуясь, говорил Сейран.
- И все равно, будь осторожен. Горы не прощают, когда их недооценивают.
Щенок убегал, и только лай подсказывал Сейрану местонахождение любимца. Неразумное существо увлекало мальчика за собой, и отдаляло маленького и беспомощного человечка от любви и защиты деда.
- Игит! Игит! – Закричал мальчик. Его обеспокоило внезапное поскуливание щенка. Сейран побежал к обрыву, откуда в последний раз щенок дал о себе знать.
Большой волк, прижав лапой щенка к земле, терзал маленькое тельце клыками.
- Пошел, негодяй, отсюда! Не тронь мою собаку! – Сейран бесстрашно бросился на волка.
Угрозы мальчика не помогли, волк продолжал своё убойное дело.
Подняв увесистый камень, Сейран обрушил его на серую мерзость.
Волк отскочил, и щенок высвободился от вероятной смерти.
Смелый мальчик взял свого покалеченного любимца в руки. Но на этом спасение слабого друга не закончилось. Волк оказался не один. Теперь они наступали на Сейрана оба. Два больших хищника дышали смрадом и смертью.
Мальчик пятился назад к обрыву к невидимой стене, за которой его ждала смертельная бездна.
Камни под ногами пришли в движение, и мальчик упал. Медленно сползая к самому краю обрыва, Сейран думал не о себе и не о волках. Его заботила жизнь щенка, у которого не было ни семьи, ни близких.
Одной руки было не достаточно, чтобы удержаться на краю пропасти, другой рукой Сейран крепко прижимал к себе щенка, который извивался от страха и лаял.
Один из волков вцепился в руку малыша, тем самым, усложнив положение мальчика до невозможности.
Второй зверь пытался вырвать у него щенка.
Рычание волков окончательно напугало мальчика, и он был близок к тому, чтобы сдаться.
Рука ныла от усталости и клыки волка были близки, чтобы добраться до плоти ребенка. Одежда на руке малыша была разорвана.
Еще не сорвавшись,Сейран, вдруг, представил себе ту страшную боль, с какой он столкнется на дне пропасти.
- Ата!!!(отец) – Крикнул мальчик. – Ата!!! – Крикнул еще.
Слезы рекою выплеснули из глаз. Обессиленный мальчик больше знал про страх, как ребенок, и меньше знал про смерть, до осознания, которой он еще не дорос.
В глазах стало темнеть, и рука сдалась.
Но мальчик вдруг испытал взлет, а не падение.
В следующую секунду, мальчик ощутил землю и увидел деда, как тот, подняв одного из волков двумя руками над головой , обрушил зверя на голову другого.
Пока животные были в замешательстве, Афлатун киши вцепившись в шкуру обоих волков, одним движением, смел зверей в пропасть.
Позже, в объятиях деда Сейран первый раз в жизни ощутил силу, которая защищает. И первый раз увидел человеческую силу, которая может убить ради близкого человека.
-Ай,ай, больно! – Выкрикнул Сейран. – Жгёт, очень…
- Терпи, ты же киши (мужчина)! – Приговаривал Афлатун киши, посыпая горячую золу на царапины внука.
- А ты молодец,отец. Ты сильный и смелый.
- И ты будешь таковым. Мужчины нашего рода все такие… .
- Я тоже тебя когда - нибудь спасу, не дам упасть.
- Куда? – Рассмеявшись, спросил дед.
- В пропасть.
- Я уже взрослый,для того, чтобы лазить там, где не следует.
- Но вдруг, ты упадешь с обрыва. И я тебя спасу.
- Нет, сынок, в этой округе нет такого обрыва, которого я не знал бы, чтоб упасть. Есть только один обрыв с которого я, в конце концов, упаду.
- Отец, что это за обрыв такой….?
- С него падают в конце жизни.
- А где он находится?
- Никто не знает. Для каждого он открывается в свое время.
Сейран хмурил лицо потому, что не понимал витиеватые мысли деда.
- Это обрыв, после которого наступает небытие, то есть смерть. Ты же знаешь, что люди стареют, а потом умирают.
- Ты не умрешь! Никогда не умрешь!
- Я тоже умру, потому что Аллахом так заведено. Есть жизнь, и должна быть смерть. У всякого начала должен быть конец, как у этого пастушьего посоха есть два конца. Один конец в руках, пока ты жив, а другой упирается в землю, куда мы все уходим после смерти. У всякого пути есть конец. Не бойся, сынок. Жизнь милосердна, она готовит человека к небытию. Ведь всякий путь чего – то стоит.
- Нет, все это не так, как ты говоришь. Нет смерти, и ты не умрешь! – Сбросив с себя телогрейку деда, кричал Сейран.
- Вернись, сынок, и сядь рядом, - успокаивал дед внука.
- Ты не должен умереть, пока я жив. Я так хочу, слышишь?
- Хорошо, малыш, не умру.
Сейран успокоился и сел рядом с дедом.
Костер горел ярко. И после треска из него вылетали маленькие угольки.
- Но только дай мне слово, что сделаешь то, о чем я тебя попрошу.
Сейран прижавшись к деду, одобрительно закивал головой.
- Обещай, выучиться и стать ученым. Выдать сестер замуж, если они у тебя будут, и вернуться домой, в деревню.
- Хорошо, отец, сделаю…, только давай вместе….
- Вместе может и не получится… Я уже в возрасте для того, чтобы все успеть. Мне главное, чтобы ты вырос и встал на ноги, а после, можно и….
- Что и…? – Дрожащим голосом спросил Сейран.
- Ничего, сынок, буду тебя ждать, чтобы ты меня проводил.
- Куда?
- В ту дверь.
- В какую?
- Еще мой отец говорил: «Старость – это та дверь, в которую мы входим дважды. Первый раз вместе с родителями, а последний…, сами и навсегда». Я когда – то, однажды, уже открыл её. Так, что, Сейран, я буду ждать тебя.
- А я никуда не уеду,- заявил мальчик - Я останусь с тобой, и вместе будем пасти овец.
- Нет, сынок, овец буду пасти я сам, раз в своё время не отучился. А ты станешь большим ученым. И будешь жить в Баку. Каждый день будешь ходить на службу, в Академию наук.
- Пусть другие ходят, я буду с тобой пасти овец, - зло буркнул несознательный малыш.
Дед мило улыбнулся, и сказал: «Пусть будет так, как ты хочешь», и после небольшой паузы добавил: «Ты только возвращайся».
***
- Здравствуй, сын.
- Мама? Что случилось?
- Ничего, все в порядке.
- Как в порядке, если ты мне в пять утра звонишь!
- Сейран, с дедом творится что – то неладное.
У Сейрана от волнения свело горло, и он еле выдавил: «Что с ним?».
- Он часто спрашивает тебя и ходит на тот обрыв, где на тебя напали волки. А вчера слег и не хочет вставать с постели.
- Мама, я сегодня же приеду.
Сейран гнал машину, не обращая внимания на скорость. Он уже давно жил в Баку. Стал известным, но только не ученым, а предпринимателем. Выдал всех сестер своего рода замуж, и только не вернулся ни к деду, ни к пастбищам, где провел детство и дал обещание не уезжать.
- Что с тобой отец?
Афлатун киши улыбнулся и тихо сказал: «Молодец, что приехал, я рад тебе. Только выгони из комнаты всех этих женщин. Нечего им на это смотреть»
Два дня внук заботился о своём дедушке сам, не подпуская к нему ни дочерей, ни внучек и не других мужчин рода. Такова была воля главы семейства – Афлатун киши.
Два дня Сейран держал руку своего деда в своих руках. Он боялся не удержать деда над пропастью, или упереться в дверь, за которой зияла бездна небытия.
На утро, третьего дня Афлатун киши высвободил руку из крепких рук внука и, улыбнувшись, сказал: «Спасибо сынок, теперь я один…»
Мир в одночасье изменился в красках. Сиротство заполнило душу Сейрана.
Днем того же дня, Афлатуна киши похоронили по всем мусульманским правилам, но только не на кладбище, а на том самом обрыве, где Сейран не верил в смерть и обещал деду не уезжать.
Семь дней и ночей деревня слышала ружейные выстрелы. Так внук отгонял диких зверей от могилы деда. Это было его горе, с которым он справлялся подобным образом.
На восьмой день, Сейран уехал в Баку - в будущее, оставив за спиной, высокий обрыв памяти.

Recommend us

Рейтинг '+' (3)


Поблагодарили 16 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.