Ю. Эстес: "Жизнь, основанная на истине..."

Напечатать Категория: Ислам
25 апреля 2009 Автор: Kuliev Просмотров: 2303 Комментариев: 0
Ю. Эстес: "Жизнь, основанная на истине..."


Ю. Эстес: "Жизнь, основанная на истине. Вера, основанная на доказательствах" Целая семья христиан и католический священник приняли Ислам


Меня зовут Юсуф Эстес. В настоящее время я – мусульманский проповедник. Мне приходится много путешествовать с лекциями по всему свету и рассказывать о том, что говорится в Коране о миссии Иисуса (Исы) (мир ему).

Мы проводим диалоги и дискуссии с приверженцами любых религий и используем все возможности, чтобы работать рука об руку с раввинами, священниками и проповедниками по всему миру. Наши мероприятия чаще всего проводятся в университетах, различных учреждениях, военных частях и тюрьмах. Мы стремимся донести до людей подлинный образ Ислама и мусульман.

Несмотря на то, что Ислам постепенно догоняет христианство по количеству своих приверженцев, многие из тех, кто называет себя мусульманами, сами неправильно понимают послание Ислама, суть которого заключается в подчинении своих страстей и желаний божественной воле и в следовании божественным заповедям (это и означает арабское слово «Ислам»).

Однако я несколько тороплюсь. Сначала мне необходимо рассказать о том, какой путь я прошел и как я пытался искать ответ на некоторые вопросы, еще будучи христианином.

Я родился в христианской семье на Западе Соединенных Штатов. Наша семья и ее предки не только строили здесь церкви и школы, но и фактически были одними из тех, кто первыми приехал сюда.

Когда я учился в школе, наша семья переехала в Техас (это было в 1949 году). Мы регулярно посещали церковь, и в 12 лет меня крестили.

Но уже будучи подростком, я интересовался различными конфессиями. Мне довелось общаться с баптистами, методистами, католиками, пресвитерианцами, прихожанами Епископальной церкви, Церкви Христа, Церкви Бога, Церкви Бога во Христе и т. д. Но мои духовные поиски не ограничивались лишь христианством. Я изучал индуизм, буддизм, метафизику и даже традиционные верования индейцев - коренных американцев. Я пропустил, пожалуй, один лишь Ислам. Почему? Интересный вопрос.

На протяжении 30 лет мой отец и я вместе работали над различными деловыми проектами. Мы устраивали развлекательные программы, аттракционы и шоу. Нам приходилось открывать магазины музыкальных инструментов – пианино и органов – от Техаса и Оклахомы до Флориды. В те годы я заработал миллионы долларов, однако так и не смог достичь душевного равновесия, поскольку оно дается только тем, кто знает истину и находит путь к спасению.

Я уверен, что и Вы задавались вопросами: «Зачем Бог создал меня?», «Чего от меня хочет Бог?» и «Кто этот Бог?», а если Вы – христианин, то Вас наверняка также мучили вопросы: «Почему мы верим в первородный грех?», «Почему сыны Адама вынуждены взять на себя его грехи и нести за них вечное наказание?» Однако если Вы пытались задать эти вопросы кому-либо, то Вам, скорее всего, отвечали, что следует верить без лишних сомнений, или же – что все это – «тайна», постичь которую человеку не дано.

Кроме того, я никак не мог понять концепцию Троицы. Ни один из священников так и не дал мне вразумительного ответа на вопрос о том, как один может стать тремя, и почему Бог, Который может делать все, что только захочет, не мог всего лишь простить людям их ошибки, а вместо этого вынужден был стать человеком, спуститься на землю и взять их грехи на себя.

В один прекрасный день (это было в 1991 году) я узнал, что мусульмане веруют в Библию, и был потрясен этим открытием. Как могло быть так? Однако выяснилось, что и это не все. Кроме этого, оказалось: они верят, что Иисус (Иса) (мир ему):
• является подлинным посланником Бога;
• является пророком;
• родился чудесным образом без отца;
• тот самый Мессия, о котором говорится в Библии;
• сейчас находится вместе с Богом;
• вернется перед Судный Днем, чтобы помочь верующим сражаться с Далжалем (Антихристом).
Ю. Эстес: "Жизнь, основанная на истине..."



Всего этого было для меня слишком много, особенно – учитывая то, что я обращался в той среде, где ненависть по отношению к мусульманам является почти нормой. Для того, чтобы люди боялись Ислама, некоторые евангелисты даже говорили заведомую ложь.

Мои отец и мачеха знали многих знаменитых проповедников-евангелистов, которые выступали по телевидению. Среди них был и такой закоренелый исламофоб, как Пат Робертсон.

Но в 1991 году обстоятельства сложились так, что отец начал вести дела с египетским бизнесменом. Он хотел, чтобы я встретился с этим человеком. Конечно же, мне как предпринимателю понравилась возможность выйти на международный уровень. Общение с человеком из страны пирамид, сфинксов и реки Нил также придавала нашему делу особый колорит. Но вслед за этим отец упомянул, что этот египтянин – мусульманин.

Мусульманин? – я не мог поверить своим ушам. Никоим образом! Я напомнил отцу о разных страшных вещах, которые слышал о представителях этой религии – о том, что они – террористы, захватчики, похитители людей, смертники. Кроме того, как полагал я, они не веруют в Бога, целуют землю по пять раз в день и поклоняются черному ящику в пустыне.

Нет! Я не хочу встречаться с мусульманином! Ни за что на свете! – думал я.

Тем не менее, мой отец настаивал, чтобы я встретился с ним, и заверял, что это – очень приятный человек. И, в конце концов, я согласился.

Однако поставил при этом свои условия. Я встречусь с ним в субботу после посещения церкви, чтобы мой духовный уровень был на высоте. Под мышкой, как всегда, я буду держать Библию. На мне будет мой большой сияющий крест и шапочка с надписью спереди «Иисус – Господь наш».

На встречу с мусульманином вместе со мной пошли моя жена и две дочери. Когда я зашел в магазин и спросил отца, где египтянин, он указал: «Вон там».

Я ожидал увидеть огромного человека в свободной мантии и большом тюрбане на голове, с бородой до пояса. Вместо этого передо мной стоял почти лысый человек без бороды. Он был очень любезен, тепло встретил меня и пожал мне руку. Все это выглядело, на мой взгляд, как-то нереально. Я думал, что мусульмане – террористы и бандиты. Но он никак не подходил под этот образ.

Ну что ж, это неважно. Мне предстоит поработать с этим человеком. Его нужно спасать, и я вместе с моим Господом собираемся сделать это.

После быстрого знакомства я стал осыпать его вопросами:
- Вы верите в Бога?
- Да. (Это уже хорошо! – подумал я)
- Вы верите в Адама и Еву?
- Конечно.
- А что Вы думаете об Аврааме? Верите ли Вы в историю о том, что он готов был пожертвовать своим сыном во имя Господа?
- Да.
- А что Вы думаете о Моисее? О Десяти заповедях? О том, что Красное море расступилось, чтобы пропустить народ Израиля?
Он снова ответил, что признает все это.
- А верите ли Вы в других пророков: Давида, Соломона и Иоанна Крестителя?
- Да.
- А в Библию?
- Да.
Итак, настало время задать самый важный вопрос:
- А Вы верите в Иисуса? И в то, что он – Мессия?

Он снова ответил утвердительно, и я подумал, что моя задача – намного проще, чем казалась сначала. Этот египтянин, похоже, уже готов принять крещение, только не знает, как сделать это, подумалось мне. День за днем я приводил людей к христианству. Но для меня станет большой заслугой спасти мусульманина, считал я.

После расспросов я предложил ему выпить чая. Мы пошли в небольшое кафе в торговом центре, где была возможность спокойно поговорить о нашем любимом предмете: вере в Бога.

Пока мы сидели за столиком и разговаривали (причем говорил в основном я), стало очевидно, что мой собеседник – очень приятный, спокойный и даже немного застенчивый человек. Он внимательно слушал каждое слово моей речи и ни разу не перебил меня. Мне понравилось, как он себя ведет, и я решил, что он уже сделал свой выбор и станет хорошим христианином.

Однако я не знал, какой оборот примут события на самом деле.

После той беседы я согласился вести дела с этим человеком и даже выразил желание, чтобы он сопровождал меня в моих деловых поездках по северной части Техаса. Мы проводили день за днем в путешествиях и обсуждали различные верования, которым следуют люди. Конечно же, я все время старался донести послание христианства до моего спутника. Мы говорили о понимании Бога, о смысле жизни, о цели творения, о пророках и их миссии и о том, как Бог ниспосылает Свою волю человечеству. Мы также делились друг с другом личным опытом.

В один прекрасный день я узнал, что мой новый друг Мухаммад вынужден покинуть дом, который он снимал совместно с приятелем, и некоторое время пожить в мечети. Тогда я пошел к отцу и попросил у него разрешения пригласить Мухаммада в наш большой загородный дом. В конце концов, он мог бы что-то делать по хозяйству и участвовать в наших расходах, и его всегда легко будет найти, когда понадобится куда-то ехать вместе. Мой отец согласился, и Мухаммад переехал к нам жить.

Конечно же, я по-прежнему находил время побеседовать с моими друзьями – проповедниками и евангелистами, живущими в Техасе. У одного моего знакомого проповедника был огромный деревянный крест – размером больше автомобиля.

Он носил его так, что основание креста волочилось по земле, а боковые стороны лежали у него на плечах. Когда он шел по шоссе с этим крестом, люди часто останавливали машины, чтобы спросить его, что и зачем он делает, а мой друг раздавал им листовки и брошюры о христианстве.

Однажды у моего приятеля с крестом случился сердечный приступ, и он был вынужден провести довольно долгое время в больнице для ветеранов. Я навещал его несколько раз в неделю, и при этом брал с собой Мухаммада в надежде на то, что сообща нам будет легче беседовать с ним на религиозные темы. Однако это не произвело большого впечатления на моего друга, который, очевидно, не хотел ничего знать об Исламе.

И однажды в палату, где лежал мой друг, вкатился его сосед - человек в инвалидном кресле. Я подошел к нему и спросил, как его зовут, на что он ответил, что это не имеет значение. На мой вопрос, откуда он, человек в кресле грубо ответил: «С Юпитера», и я уже стал сомневаться, где нахожусь – в кардиологическом отделении или же в палате для умалишенных.

Вскоре мне стало понятно, что этот человек одинок и переживает депрессию. Поэтому я начал «свидетельствовать» перед ним о Боге. Я прочитал ему отрывок Книги Ионы Ветхого завета, напомнив об этом пророке, который испытывал большие страдания.

После того, как я закончил, человек в инвалидном кресле посмотрел на меня и извинился. По его словам, недавно он столкнулся с действительно серьезными проблемами. Также он сказал, что хотел бы мне кое в чем исповедаться. Я ответил, что не могу делать этого, поскольку не являюсь католическим священником, на что он возразил, что он это знает, ведь он сам – католический священник.

Я был потрясен. Итак, я пытался проповедовать христианство перед священником. Что вообще происходит в мире? – спрашивал я сам себя.

Священник рассказал мне, что на протяжении 12 лет он был миссионером в Южной и Центральной Америке, в Мехико и Нью-Йорке. После выписки из больницы ему понадобится спокойное место, где он сможет придти в себя. И я предложил ему пожить вместе с моей семьей и Мухаммадом. Все согласились с этим, и он впоследствии перебрался в наш дом.

По дороге я говорил со священником о некоторых понятиях Ислама и, к своему удивлению, обнаружил, что католики согласны с ними в еще большей степени. Я узнал от своего нового друга, что Ислам входит в образовательную программу католиков, и некоторые из них даже посвящают ему свои диссертации.

Теперь мы все вместе собирались у нас на кухне и обсуждали религиозные вопросы. Каждый из нас, христиан, приносил с собой свой вариант Библии – все они были различны. (Например, католическая Библия содержит 7 книг, которых нет в протестантской). Из-за этого у нас больше времени уходило на выяснение вопроса о том, какая же из этих Библий ближе к истине, чем на попытки убедить Мухаммада стать христианином.

Как-то раз я спросил его о том, сколько различных вариантов Корана существует, учитывая, что с момента его ниспослания прошло около 1400 лет. На это я получил ответ, что есть только один-единственный вариант, который ни разу не подвергался изменениям.

Еще я узнал, что сотни тысяч людей помнят весь Коран наизусть. Они разбросаны по всей земле и проживают в самых разных странах. А на протяжении столетий таких людей были миллионы. Они знали Священную Книгу с точностью до буквы и передавали свои знания другим людям.

Я понял, что сделать то же самое с Библией невозможно. Те языки, на которых она первоначальна была написана, уже мертвы, а оригинальные тексты утеряны. Поэтому изначальный текст Библии воспроизвести с точностью до буквы нет никакой возможности.

В один прекрасный день священник-католик спросил Мухаммада, нельзя ли ему пойти посмотреть на мечеть. Они пошли и вскоре вернулись, и на мой вопрос о том, какие церемонии совершаются в мечети, священник ответил, что фактически никаких. Мусульмане просто приходят туда, молятся и уходят. Я удивился: «Просто уходят? Без всяких речей или песнопений?» И он снова, к моему удивлению, подтвердил, что это – так.

Через несколько дней священник опять попросил у Мухаммада разрешения пойти в мечеть вместе с ним. Однако на этот раз все было по-другому. Они очень долго не возвращались. На улице стемнело, и мы уже начали беспокоиться, не случилось ли с ними что-нибудь.

И, наконец, когда они появились на пороге, я сразу же узнал Мухаммада, но кто же стоял рядом с ним? Какой-то человек в белой мантии и белом головном уборе. Минуточку! Так ведь это – священник!

«Пит, - спросил я у него, - ты стал мусульманином?». Его ответ был утвердительным. Католический священник принял Ислам! Что же будет дальше? – думал я.

Я поднялся наверх, чтобы немножко подумать и обсудить все происходящее со своей женой. Тогда она сказала мне, что тоже собирается стать мусульманкой, потому что считает, что Ислам – это истина.

Теперь я был действительно потрясен. Я спустился вниз, разбудил Мухаммада и попросил его выйти ко мне, чтобы кое-что обсудить. Мы проговорили всю ночь, а когда наступило время фаджра (утренней молитвы), я уже знал, что пришло время принять истину, и мне пора сделать свой шаг…

Вскоре я ходил вокруг дома моего отца и искал что-нибудь, на чем можно было бы совершить мой первый намаз. И я стал молиться на куске фанеры, который подобрал на улице, лицом в ту сторону, куда всегда смотрел Мухаммад.

Во время земного поклона я попросил: «О Боже! Если Ты слышишь, то направь меня, направь, направь». Через некоторое время, когда я поднял голову, я кое-что заметил.
Нет, я не увидел птиц или ангелов, спускавшихся с неба. Я также не услышал каких-либо голосов или музыки. Я не заметил никаких вспышек света. Однако что-то изменилось внутри меня. Я как никогда раньше понял, что пришло время прекратить лгать, жить обманом и сомнительными сделками. Пришло время стать честным и праведным человеком.

Я знал, что я должен сделать. Я поднялся наверх и принял душ, чувствуя, что «смываю» с себя грехи, совершенные за долгие годы. Я чувствовал, что наступает новая, чистая жизнь. Жизнь, основанная на истине. Вера, основанная на доказательствах.

Около 11 часов этим утром я уже стоял перед лицом двух свидетелей – Мухаммада и бывшего священника – и повторял шахаду, свидетельство мусульманской веры. Через несколько минут это же сделала моя жена. Ее шахаду слушали уже три свидетеля – к двум первым присоединился и я.

Позднее принял Ислам и мой отец, который колебался еще несколько месяцев. Но, в конце концов, он стал ходить в местную мечеть вместе со мной и другими мусульманами.

Мы забрали своих детей из христианской школы и отдали их в мусульманскую. Сейчас, когда прошло уже десять лет с того времени, они помнят наизусть многое из Корана и хорошо знают основы Ислама.

Последней из нашей семьи стала мусульманской моя мачеха. Она признала, что Иисус (мир ему) не может быть сыном Бога, что он – великий пророк, но не Бог.

Эта история о том, как приняла Ислам целая семья христиан, да к тому же еще и католический священник, кажется на первый взгляд неправдоподобной. Однако Аллах Всемогущий, и благодаря Его милости нам открывается свет истины.

Но и это еще не вся история. Как-то раз я встретил католического священника, хорошо отзывавшегося об Исламе – настолько хорошо, что я задал вопрос: «А почему бы Вам не принять Ислам?» «Что? И потерять мою работу!» - воскликнул он в ответ.

Я знаю и других христианских священников – католиков, а также баптистов, ставших мусульманами. Кроме того, я знаком с бывшим русским православным батюшкой, который в настоящее время – мусульманин. Общаясь в исламской среде, я обнаружил в ней также бывших индуистов и иудеев, а также бывших ученых-атеистов.

Почему же люди в последнее время так часто приходят в Ислам? Если хотите узнать ответ на этот вопрос, сделайте следующие шаги, и тогда, возможно, Вы многое поймете:

1. Очистите Ваш разум, Ваше сердце и душу.
2. Отбросьте все пристрастия и предубеждения.
3. Прочитайте Священный Корана в хорошем переводе на Ваш родной язык.
4. Пусть пройдет некоторое время.
5. Читайте и размышляйте.
6. Думайте и молитесь.
7. Просите Того, Кто создал Вас, направить Вас на путь истины.
8. Продолжайте поступать так на протяжении нескольких месяцев.
9. Не позволяйте людям, мышление которых отравлено, оказывать влияние на Вашу жизнь в то время, пока Вы находитесь в таком состоянии «возрождения души».

Остальное решит Аллах, Господь Миров. Если Вы любите Его, то Он уже знает об этом и будет поступать с нами так, как мы заслужили этого своими сердцами. Пусть же Аллах ведет Вас к свету истины. И пусть Он откроет Ваше сердце и Ваш разум для понимания сути вещей и цели нашей жизни. Аминь.

Recommend us

Рейтинг '+' (35)


Поблагодарили 21 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az