Детские ботиночки

Напечатать Категория: Новости » Разные
11 октября 2008 Автор: Feline Просмотров: 1455 Комментариев: 0
Детские ботиночки


ДЕТСКИЕ БОТИНОЧКИ.


-Мам,ну почему все люди живут как люди,а у нас все не как у людей?
-А как у людей,Шейла?
-У людей дома нет кроватей с железной сеткой и старых детских ботинков в баре под ключом.
-Шейла,у нас четырехкомнатная квартира и если мне не изменяет память в комнате твоего брата нет железной кровати.И в твоей тоже.
-Да,в наших нет,зато есть в твоей с папой спальне.Мамочка,ну давай выкинем ее и столько места освободится.И что ты бережешь ее как зеницу ока.Спрашивается,на фиг она нам сдалась?
-Шейла,Шейла.
-Да,мам,выключи свой ноутбук.
-Зачем?...Ну выключила.
-А теперь садись ко мне поближе.
Шейла сняла тапки,легла на диван,положив голову на колени своей матери.Посмотрев вопросительно своими черными глазами в глаза матери.Та разгладила своими нежными пальцами кончики ее девичьих бровей и сказала:
-А теперь внимательно слушай,гызым :

Обычный,старый,бакинский дом,бакинская семья со своими обычаями,с тяжелыми хрустальными стаканами и блюдцами с голубой каемочкой в массивном,старинном серванте цвета шоколада.Ему было 19,ей 18 когда они поняли что любят друг друга.И понеслась,закрутилась,завертелась.Любовь.
Баку.1942 год.Жаркое лето.Свадьбы в общих дворах,похороны без покойников.Хлеб по карточкам.Зычный голос Левитана из репродукторов.Горячие булыжники мостовых и старых стен города.Сладкий и липкий инжир с гроздьями винограда в руках малышей,чьи глаза не по-детски выглядели взрослыми.Слезы и плач всего двора когда в чей-нибудь дом приходила черная весть-"похоронка".Тревога за завтрешнее завтра в глазах всех людей от мала до велика.И любовь как только начавшийся разгораться костер.Манящая,тихая и в то же время бушующая внутри.Любовь Аиды и Ибрагима.Несмотря ни на что,невзирая на войну,трудности и горечи.Он-сирота.Она-девочка из интелигентной семьи учителей.Они выросли по соседству.Их дома стояли на противоположных улицах старого города,недалеко от мечети под названием "Джума",которая до сих пор украшает своим видом старый город.
Аида стала замечать Ибрагима на подножке трамвая,на котором она ездила на работу.Он ходил за ней по пятам и на рынок,и в госпиталь где она помогала в свободное от работы время,и в школу,куда она забегала к маме.Как же она радовалась,ведь в глубине души она так давно хотела и не решалась признаться самой себе что он уже много лет ей нравится.Нет,он не был красивым,но он был скромным,мужественным.Именно за таким как он каждая женщина чувствует себя как за каменной стеной.
И в любви он ей объяснился совсем просто,придя в госпиталь,показал руку,пораненную на заводе,где он работал,попросив ее перевязать.
-Аида,я не буду ходить вокруг да около.Мы знаем друг друга с детства.Ты всегда мне нравилась,просто я не сразу заметил как ты выросла,а когда заметил понял что ты мне не безразлична.Ты знаешь что наш завод стратегический,но в любом случае через 6 месяцев я уйду на фронт.Пусть все будет по честному,с войны не все возвращаются и если ты мне сейчас скажешь "нет",я не обижусь.Слишком много молодых вдов в нашем городе,чьи мужья остались лежать на полях войны.
Аида очень пристально посмотрела ему в глаза и сказала:
-Знаешь,война еще не кончилась и я очень надеюсь что многие из них вернутся.
Он внимательно ее слушал.
-Знаешь,Ибрагим,мой отец воевал не долго,но мама каждую ночь зажигала керосиновую лампу и ставила ее на окно,что если вдруг он вернется ночью чтоб он видел свет в окне и знал что его все это время ждали и ждут.
Она закончила перевозку он молча встал и не оглядываясь пошел к двери. Она повернулась в след за ним Ибрагим скажи своим пусть приходят, а я предупрежу своих. Они смотрели друг на друга и улыбались.
Слышиш, мать, дочка-то наша МАШАЛЛАХ выросла красавицей какой и в последнее время прихорашиваться стала чаще, чем раньше. Аллах хеир елесин, уж не влюбилась ли в кого? Ай киши, время-то сейчас какое не спокойное, не до любви людям сейчас.Э, нет мать, не скажи. Вот еслиб не твоя любовь, что грела меня к окопах и не письма Аиды, я может и не выжил после ранения. А сейчас видишь без ноги, но живой. Любовь это сила, которая спасает и обретает все, что любит. А вот и дочка пришла Наргиз налейка нам чаю. Алейкум салам гызым, ответил он на ее приветствие. Ну как там у вас в госитале, Раненых с каждым днем все больше и больше. Сегодня было очень много операций и я чуть-чуть устаю. Сегодня кто-нибудь умер, гызым? Спросил он крутя в руках чашки. Нет отец, сказала Аида, отведя взгляд. Никто не умер, она очень часто умалчивала об умерших в госпитале солдатах, зная, как мать с отцом потом очень долго переживают. Ну и слава Всевышнему сказал отец, воздев руки к небу. Бугюнки гюнумузада шукюр. Дочка, я завтра, Иншаллах, поеду к дяде Гусейну в Шуваланы. Ты на работе до поздна не задерживайся, мама одна дома будет. "Отец, мать" - ай джан гызым, "а к нам завтра гости придут, кто?" бибишки Ибрагима. это какой Ибрагим? сын покойного Расула чтоли, да? - Потуши лампу Аида и давайте ложитесь спать.
Наргиз, а Наргиз спишь? нет, ай киши, а ведь Расула покойного я хорошо знал, хороший был мужик, а жена его Гюльназ работала ткачихой. Она через год после него умерла. Аллах икисинеде рехмет елесин. Знаешь, Агамир, Ибрагим парень не плохой, скромный, работящий. да и бибишки его воспитаны хорошим человеком. А ведь я чувствую, что и Аида к нему тянется. Так значит ты уже давно об этом знаешь и молчишь? Как говорят, хамы билир мяндян сонра. Ай кишида не знаю я ничего. просто сердце материнское чувствовало, что девочка наша влюбилась, всю душу я себе изъела, а оно видишь как олучилось? парень-то хороший. Сам же говорил любовь спасает, а у нее душа к нему лежит, и он на нее так смотрит, что меня не обманешь. Вижу, что и он ее любит. Ну и что ты олчишь, ай киши, да прекращай ты курить. Туши свою папиросу, уже пятую за почаса выкурил. Завтра ты меня пораньше разбуди, Наригиз, пойду Хусейна с женой позову, сестру твою Лалу с мужем Эльдаром. На следующий день их маленький дом был полон народа. Родственники, старейшины их общего двора и был чай сладкий в старинных хрустальных стаканах. Свадьбу сделали в общем дворе, собрав столы и стулья. У всех соседей это был дружный стол и первое, что бросалось в глаза - это разнообразие скатертей на этом столе. Сосед сверху Вагиф ами привез из Нардарана свежую рыбу, которую уже почистили и жарили улыбающиеся женщины. Сосед дядя Славик вечно пропадающий в саду в Бузовнах привез 2 ведра фруктов. Лица людей светились счастьем. Все шутили, смеялись, напевали, подпевали. Каждый старался принести что-то вкусное на общий стол.
Наргиз, ай Наргиз, да что-ж это делается? Неужто я свадьбу единственной дочери справить не в состоянии? Да что ты такое говоришь Агашир? соседей обидишь, они же все это от чистого сердца. Не известно откуда принесли старый патефон с блестящей медной ручкой и черными пластинками, бережно завернутым в цветастую шаль и на весь маленький, но такой дружный двор полились звуки классической музыки. Наконец-то все расселись за стол, во главе которого сидели жених и невеста молодые и скромные. Но их глаза и взгляды полные страсти, любви глаза, где горело пламя желаний выдавало их с головой как бы они не старались вести себя как подает жениху и невесте. Вдруг все сидевшие во дворе резко встали из-зи стола. Во двор вошла вплыла женщина Анабажи ханум. Ей было 87 лет, но именно про таких, как она говорят ханум-хатун, следом за ней во двор крехтя, сопя зашли двое ее 14-ти летние правнуки - близнецы. Намик и Замик тоща в руках кровать с железной сеткой и резными спинками, с круглыми железными шариками на верхушке спинки кровати. Подойдя к жениху с невестой, поцеловав и поздравив их, показывая на кровать сказала: "А это вам от меня в подарок". Анабажи произнесла - "Ибрагим, пусть твои родители покоятся с миром". Агашир, Наргиз гезивиз айдын олсун. Ханы бейин бибилери Шевкет, Нисе? Счастья вашему племяннику и его жене. послетого, как Анабажи ханум усадили во главе стола, продолжилось застолье. Со всех сторон только и слышалось: счастья вам, совет да любовь и чтоб до глубокой старости вы были вместе. Дядя Славик иногда задорно вставлял "горько" все весело смеялись. Все желали, чтоб по скорей закончилась эта проклятая война, чтобы все вернулись домой живимы и здоровыми. Затем были песни под тар и саз. танцы под нежные звуки гармони. А потом было простое женское и мужское счастье. Засыпать и просыпаться в объятиях друг-друга, горячие губы, бьение сердец, прикосновение грубых и нежных ладоней к друг-другу, всплетенные пальцы рук, общие закаты и рассветы. Жизнь в любви и любовь в жизни. Семь месяцев пролетели как семь прекрасных и самых счастливых дней в их жизни. Затем была повестка. Он уезжал в никуда, он уезжал на войну, уезжал как сотни, как тысячи мужчин, мужчин в прямом смысле этого слова. Оставляя в Баку любимуюу жену, слабую женщину, подругу. Женщину, под чьим сердцем уже жил его ребенок. Желанный, зачатый в любви и благословении. Он оставлял здесь свое прошлое, настоящее и все связанное с будущим. На вокзал проважать Ибрагима пришел весь двор, но он не видел ни кого и ничего, кроме глаз своей Аиды. "Ты куда"? - "Я сейчас Аида. Куплю себе папиросы и вернусь". Через пять минут он вернулся, держа в руках маленькие-маленькие красные ботиночки с желтыми шнурками. В его грубой мужской ладони могло вместиться еще две пары такихже ботиночек, до того они были маленькие. Он дал ей их в руки и сказал : "это для нее" позав глазами на живот. Он всегда мечтали, что их первенцем будет девочка. Все-все плакали, и только она не плакала и не отводила от него взгляд своих жгучих черных глаз, хотя губы предательски дрожали. "Всем по составам, все по составам". Через две минуты поезд трогается. Ты и я, я... они стали говорить, перебивая друг-друга. Я тебя люблю, Аида и всегда, слышишь, всегда буду любить, что бы ни случилось. Нет, нет, ничего не случится, слышишь, пообещай. Дай мне слово, что ты вернешься. "Клянусь тебе, родная, что я вернусь, обязательно вернусь". "Я буду ждать тебя, слышишь. Мы, МЫ будем ждать тебя. Я буду каждую ночь зажигать лампу и ставить ее на окно". "Я вернусь, вернусь, кричал он ей из состава тронувшегося поезда". вслед за поездом по старинному азербайджанскому обычаю вследа за поездом вылили воду из простого солдатского котелка того времени. ровно через два месяца Аида родила двух прекрасных малышей- мальчика и девочку. Их назвали Ибрагим и Лейла. Но во дворе все их звали Ибрашка и Лейлашка. Им было по три года, когда с войны вечером вернулся их папа. Войдя в до боли знакомый двор своего детства и юности. Этот мужчина, прошедший войну, голод, холод, ранения, потери близких друзей каждый день лицом к лицу сталкивающимся со смертью и не разу не заплакавший. Сейчас стоял и смотрел на лампу, светящую в окне его дома. Плакал беззвучно, по мужски, затем вытерев слезы, вошел в свой дом без стука и произнес глядя в ее черные глаза: "Ну здравствуй любимая, вот я и вернулся"..............

Эпилог

Из глаз Шейлы, которая сидела напротив правнучки Аиды - своей мамы,капали слезы .
-Ну вот гызым, я тебе все и рассказала. Так уж заведено в нашем роду, передавать эту железную кровать и эти детские ботиночки по наследству дочерям. Они твои, хочешь выбрасывай. вообщем поступай так, как считаешь нужным.
- Мама, мама, я не знала, ты прости меня пожалуста.
Мама улыбаясь обняла Шейлу, вспоминая, что и сама когда-то отреагировала на эту историю любви, веры, надежды и благородства.

БАКУ 04.07.2008

Recommend us

Рейтинг '+' (10)


Поблагодарили 16 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.