Имам Хади (ДБМ)

Напечатать Категория: Ислам
24 сентября 2008 Автор: Wab_girl23 Просмотров: 1399 Комментариев: 0
Имам Хади (ДБМ)
Имам Абу аль Хасан ан Наки аль Хади – десятый предводитель шиитов. Он родился в середине месяца зильхадже 212 года лунной хиджры, неподалёку от Медины в местечке под названием Сарийа. Отец его светлости – девятый предводитель, имам Джавад, мать –богобоязненная женщина по имени Самана.

Дети имама Хади: одиннадцатый имам Хасан Аскари, Хусейн, Мухаммад, Джа’фар и дочь Алийя.

Его наиболее известные титулы – Наки (Благочестивый) и Хади (Направляющий или ведущий к истинному пути). Имама ещё называли Абу аль Хасаном Третьим (в терминологии шиитских хадисоведов Абу аль Хасаном Первым считается седьмой имам Муса ибн Джа’фар, Абу аль Хасаном Вторым – восьмой имам Али ибн Муса ар Рида).

В 220 году лунной хиджры после мученической смерти отца, его светлость имам Хади в восьмилетнем возрасте получает от Всевышнего Аллаха высокое положение имамата. Время духовно–политического руководства исламской уммой имама Хади длилось тридцать три года. На сорок первом году жизни в 254 году лунной хиджры имам покидает этот бренный мир, пав мученической смертью за веру.

Имам Хади был современником семи аббасидских халифов: до принятия имамата – Ма’муна и Му’тасима (брат Ма’муна), период имамата совпадает с продолжением правления Му’тасима, а также с правлением Васика (сын Му’тасима), Мутаваккиля (брат Васика), Мунтасира (сын Мутаваккила), Мустаина (двоюродный брат Мунтасира) и, наконец, Му’таза (другой сын Мутаваккиля). По приказу Мутаваккиля, имам Хади был переселён из Медины в Самерру – столицу халифата аббасидской династии, где он и пробыл под строгим контролем оставшуюся часть жизни, а в период правления Му’таза был предан смерти.

ПОЛИТИЧЕСКАЯ ЛИНИЯ ПРАВИТЕЛЕЙ

Непрекращающаяся борьба и сопротивление семейства Пророка, направленные против угнетательских режимов – являются наиболее кровавыми и почётными страницами истории шиизма. Халифы опасались имамов, так как знали, они никогда не отступят от своих идей, но будут продолжать наставлять людей на путь истинный. Более того, не упустят возможности требования справедливости, помощи и покровительства угнетённым и борьбы с тиранией и угнетением.

Аббасиды, захватившие власть путём обмана и интриг, заняв место омейядских халифов, ничем не отличались от прежних правителей. Господствуя под лозунгом Ислама, они не останавливались ни перед какими злодеяниями, дабы обесславить и уничтожить семейство Пророка. Любой ценой они добивались скрыть от мусульман непорочный и безгрешный образ имамов, полностью искажая и предоставляя его в самом худшем свете. Аббасиды пускались на всевозможные уловки, чтобы осуществить свою давнюю и заветную мечту - отстранить имамов как можно дальше от принадлежащей им по праву власти и полностью заглушить любовь народа к своим непорочным предводителям. Для тех, кто знаком с историей имамов и правителей, небезызвестны коварства халифа Ма’муна (из династии аббасидов), который на пути достижения своих целей не останавливался ни перед чем. Всячески, он пытался представить законность своего правления, кроме того, облачил образ и идею имамата в негативную доктрину в глазах народа.

После смерти Ма’муна, Му’тасим продолжает его политику в отношении семейства Пророка. На этой основе, для того, чтобы держать под контролем и наблюдением имама Джавада, а впоследствии тайно предать его смерти, по его указу имам был переселён из Медины в Багдад. Под предлогом того, что некоторые алиды* не одевали чёрные одежды*, Му’тасим заключал их в тюрьмы и предавал мученической смерти. В 227 году лунной хиджры, после смерти Му’тасима на престол восходит Васик. Но и он продолжает вести политику, которую вели Му’тасим и Ма’мун. Васик, как и остальные правители был развратным, порочным и пристрастным к кутежу. В этом отношении Васик проявлял крайнюю чрезмерность, что в дальнейшем стало причиной его смерти. Умер он в 232 году лунной хиджры в городе Самерре.

В сравнении с другими халифами отношение Васика к алидам было несколько мягче. Так, алидам удалось получить большую свободу в Самерре. Но и этот период продолжался недолго, и с приходом к власти Мутаваккиля, шииты были вновь подвергнуты жестоким гонениям. Мутаваккиль, став халифом, правил более четырнадцати лет, больше чем кто-либо другой из халифов этой династии. Он был современником имама Хади и этот период жизни оказался самым трудным для имама и его сторонников, поскольку ранее, среди аббасидских правителей не было более низкого и развращённого халифа, чем Мутаваккиль.
Сердце Мутаваккиля было исполнено ненавистью и враждой к предводителю правоверных имаму Али, к его семейству и его последователям. В период его правления последователи рода Али были или убиты, или находились в тюрьмах и гонениях.

Халиф, рассказывая вымышленные сны, представленные народу как божественные знамения, поощрял людей следовать в религиозном праве Мухаммаду ибн Идрису Шафии, который находился под особым покровительством халифата. Противопоставляя учению Ахл аль Байт другую религиозно-правовую школу, угнетатели стремились отстранить людей от следования имамам дома Пророка.

В 236 году лунной хиджры, с целью предотвратить народ от посещения пречистой могилы вождя мучеников имама Хусейна, Мутаваккиль посягнул на неё, отдав указ разрушить храм и находившиеся поблизости дома и строения. Земли же были перепаханы и засеяны.

Мутаваккиль больше всего опасался, что гробница имама Хусейна станет мощной основой противостояния против правящего аппарата, а мученическая смерть и священное восстание этого великого человека воодушевит народные массы на движение и протест против угнетательского режима халифата.

Однако никакие ограничения и трудности не могли остановить сторонников и следователей имама Хусейна от посещения его могилы. Рассказывается, что Мутаваккиль семнадцать раз посягал на храм имама Хусейна, разрушая его. Не раз он подвергал угрозам посетителей могилы имама Хусейна и с целью большего контроля этой территории приказал соорудить два наблюдательных поста.

Паломники терпели лишения, но, тем не менее, посещали могилу. После смерти Мутаваккиля шиитам удалось восстановить и отреставрировать храм имама. Разрушение храма вызвало у людей сильный гнев. Волна протестов прошла по многим городам Ирака (Багдада, Басры, Самерры). Жители этих городов писали на стенах домов и мечетей лозунги против халифата. В своих стихах люди высмеивали деспотический режим и его приверженцев, пример тому следующие строки:

«Поистине, если сын дочери Пророка убит жестоко и несправедливо!

Теперь же те, кто связан с ним родственными узами*, творят нечестие подобно тому, как творили омейяды.

Клянусь жизнью, могила Хусейна разрушена! Словно аббасиды сожалеют о том, что не приняли участие в убийстве имама Хусейна, и теперь путём разрушения могилы имама, они подражают омейядам».

Действительно, не обладая средствами пропаганды и правом голоса, народу оставалось выявлять своё недовольство именно таким путём – путём стихосложения в адрес угнетателей, ибо мечети и медресе, находились в руках правящего аппарата.

Поэты, чувствующие ответственность по отношению к происходящему, при помощи своего таланта и мастерства слли стихи против Мутаваккиля, в которых старались раскрыть совершённые им преступления.

С другой стороны, Мутаваккиль предпринимал всевозможные меры, чтобы подавить голоса протестующих и не довольствующих мусульман: учёных, поэтов и других людей не желающих идти на компромисс. Известный шиитский поэт и литератор Ибн Сиккит – знаток арабской литературы, был учителем детей халифа Мутаваккиля. Однажды, указав на своих сыновей Му’таза и Муайяда, халиф спросил Ибн Сиккита, кто любимее для него они или Хасан и Хусейн. Поэт незамедлительно ответил: «Канбар, слуга эмира правоверных Али превыше тебя самого и двух твоих сыновей вместе взятых!»

Разъярившись, Мутаваккиль приказал вырвать смельчаку язык, а затем предать того мученической смерти. Это лишь один из эпизодов мужества и храбрости, которые проявляли последователи имамов дома Пророка.

В беспощадном расточительстве и незаконном присваивании народной казны (бейтул мал) Мутаваккиль ни чем не отличался от предыдущих ему халифов. Историки пишут, что он возвёл множество дворцов, и для одной только «Башни Мутаваккиль» в Самерре, сохранившейся до наших дней, он затратил один миллион семьсот тысяч дирхем золотом!…

В то время как халиф расточал казну на свои всевозможные прихоти, алиды и семейство дорогого Пророка пребывали в обездоленном положении и нищете. Рассказывают, как в Медине группа женщин не имела даже одной пары пригодной одежды, чтобы совершить в ней молитву. У них была всего одна потрёпанная и очень ветхая накидка, в которую они облачались по очереди, и читали молитву.

Из-за ненависти и вражды к эмиру правоверных Мутаваккиль был готов на любую низость и интригу. Для этого он проявляет расположение к заклятым врагам Ахл аль Байта насибитам. Чтобы доставить радость своему сердце, он приказал придворному шуту подвергнуть оскорблениям и издевательствам эмира правоверных имама Али.

Подобные весьма низкие поступки не удивительны для такого человека, как Мутаваккиль. Более поражают и вызывают жалость те, которые считали таких грязных и подлых существ с виду похожих на людей, наместниками Пророка Ислама и руководителями уммы. Увы, как глубоко может заблуждаться человек!…

Жестокость Мутаваккиля достигала невероятных размеров, что порой он сам признавался в этом. Так, однажды Фатх ибн Хаккан, видя его в раздумье, спросил: «Что угнетает мысли халифа? Клянусь, не знаю человека, который жил бы счастливее и роскошнее вас». В ответ Мутаваккиль произнёс: «Счастливее меня тот, кто, имея дом, семью и достаток не зависит от меня, ибо в противном случае я бы подверг его гнёту».

Мутаваккиль не ограничился только угрозами и притеснениями по отношению к семейству Пророка, но даже всякого, кто питал дружбу и являлся приверженцем имамов, подвергал жестоким пыткам и преследованиям. И поэтому, имамам в таких условиях приходилось вдвойне тяжелее вести своё руководство. Историки отмечают, что Мутаваккиль назначил Умара ибн Фараха Рахджи управляющим Мекки и Медины, тот в свою очередь запретил людям общение с родом Аби Талиба. Народ был настолько напуган указом и суровости нового наместника халифа, что уже никто не решался оказать поддержку и помощь Ахл аль Байту.

ВЫЗОВ В САМЕРРУ

Очевидно, что халифы, видя нарастающее влияние имамов в обществе, а также сильную привязанность и внимание людей к этим святым, не могли оставить без контроля непорочных предводителей. В отношении Мутаваккиля, необходимо сказать, что им, подобно его предшественникам, руководил не только страх за власть, но и неприязнь и злоба к пречистому семейству имама Али. Пытаясь изолировать и держать имама Хади под наблюдением, в 243 году лунной хиджры халиф вызывает его светлость из Медины в Самерру.

В Самерре имам останавливается близ военного лагеря Мутаваккиля, где он прожил до 254 года и был предан смерти по приказу халифа.

Со смертью Мутаваккиля жёсткий надзор над имамом не прекращался, ибо последующие правители продолжали политику Мутаваккиля. Вызову имама из Медины в Самерру послужили следующие события.

Управляющий военными делами Медины Абдалла ибн Мухаммад непрестанно доставлял беспокойство имаму Хади и неоднократно клеветал на него Мутаваккилю. Узнав об этом, имам пишет письмо халифу, оповещая его о вражде и ложной клевете Абдаллы ибн Мухаммада. Мутаваккиль приказывает ответить на письмо имама Хади, в котором приглашает его светлость в Самерру. Ответ на письмо был следующим: «Во имя Аллаха Всемилостивого и Милосердного! Эмир знает о вашем высоком положении, дорожит вашим с ним родством и никому не позволит попрать ваши права. За нанесённое вам неуважение и злословие он отстранил от должности управляющего Абдаллу ибн Мухаммада. Халиф знает, что всякие обвинения в ваш адрес необоснованны. Он глубоко верит в вашу правоту и искренность. Эмир назначает Мухаммада ибн Фазла, который уполномочен подчиняться вам. При этом халиф желает видеть вас, если вы также склонны к встрече с ним, то вместе с семьёй и друзьями, как можно быстрее отправляйтесь в путь. Вы в праве решать, когда отправляться в путь, где устраивать привалы и каким маршрутом двигаться. Если соизволите, вас может сопровождать со своим войском верный подручный халифа Яхья ибн Харсама. Молите Бога о скорейшей встрече с эмиром. Знайте, из всех его братьев, детей, родственников и приближенных вы для него самый дорогой и близкий человек».

Несомненно, имаму Хади было известно истинное намерение Мутаваккиля. Но у него не было иного выбора, ибо отказ халифу мог значить правдивость клеветника и повод для беспрепятственного осуществления коварных замыслов Мутаваккиля. Подтверждением тому, что имам был осведомлён о намерениях халифа и был вынужден принять приглашение, служат следующие слова, сказанные им в Самерре: «Я совершил поездку в Самерру не по собственному желанию».

Получив письмо Мутаваккиля, имам в сопровождении Яхьи ибн Харсамы отправляется в путь. В день прибытия в Самерру халиф не позволил его светлости войти в город и распорядился поместить имама в непристойном постоялом дворе «Хан ас Саалик». Внешне Мутаваккиль оказывал всякие почести и уважение имаму, хотя скрытно пытался подорвать авторитет его светлости, что ему не удалось сделать.

Салих ибн Саид повествует: «В день прибытия его светлости имама в «Хан ас Саалик», я удостоился чести посетить его. Я обратился к нему: «Пусть я буду жертвой за вас, эти деспоты пытаются во всём помешать вам, они открыто пренебрегают вашими правами. Посмотрите, они поместили вас в этом ничтожнейшем караван-сарае!»

Имам Хади, указав рукой в сторону, произнёс: «Посмотри, Саид!» Я увидел диковинные сады, изобилующие плодами, прозрачные ручьи и многочисленных райских гурий, чистых, словно жемчуг... Это привело меня в сильное изумление. Имам сказал: «Где бы мы ни были, это всё для нас!».

За время своего пребывания в Самерре имам испытал множество трудностей и лишений. Особенно, он подвергался непрекращающимся угрозам со стороны Мутаваккиля. Ниже приведём примеры, которые указывают на его тяжёлое положение в Самерре, а также стойкость и выдержку против неправедных правителей.

Сакар ибн Аби Далф рассказывает: «Когда имам Хади прибыл в Самерру, мне довелось встретиться с ним. Заррафи, слуга Мутаваккиля велел мне войти.

- Для чего ты здесь? - спросил он меня.

- Для доброго дела.

- Садись, - сказал он.

Я сел, но мною охватил страх. Я погрузился в раздумье, укоряя себя за ту ошибку, что совершил, ибо визит к имаму был делом опасным.

Когда Заррафи приказал людям покинуть комнату, мы остались одни, слуга вновь спросил меня о цели моего прихода, на что я отвечал по-прежнему.

- Может, ты пришел справиться о своём повелителе? – неожиданно сказал он.

- О, нет! Мой повелитель – халиф.

- Замолчи, истина с твоим повелителем. Не бойся, я, как и ты считаю его своим имамом.

Эти слова рассеяли мою печаль, и я поспешил воздать хвалу Всевышнему. Заррафи спросил, хочу ли я встретиться с имамом Хади, я ответил да. Тогда привратник сказал: «Подожди немного, пока посыльный не удалится». Когда тот ушёл, Заррафи велел одному из своих подчинённых: «Отведи его в комнату того алавита и возвращайся».

Я увидел имама сидящим на циновке напротив вырытой могилы и поприветствовал его.

- У тебя было дело ко мне? – спросил имам.

- Я пришёл, чтобы справиться о вас.

При виде могилы, слёзы потекли у меня из глаз. Имам сказал: «Не печалься, мне не причинят вреда». Обрадовавшись, я вознёс хвалу Аллаху за эту милость, и затем попросил его светлость объяснить значение одного неясного мне хадиса. Выполнив мою просьбу, он сказал: «А теперь иди, тебе здесь небезопасно оставаться».

Известный суннитский учёный Ибн Джузи пишет: «Однажды Мутаваккилю поступило сообщение, будто в доме имама Хади хранятся оружие, письма и другие вещи, которые поступили ему от его последователей из города Кума и то, что имам намерен совершить переворот и захватить власть в свои руки».

Мутаваккиль направил оснащённую группу солдат в дом имама. После длительных и тщательных поисков, они не обнаружили ничего подозрительного. Имама Хади доставили во дворец, доложив, что их попытки найти что-нибудь оказались безрезультатными, а имам читал молитву и Коран. Мутаваккиль, охваченный величием и благородством имама, поспешно поднялся и, приглашая сесть, протянул ему чашу вина, которую держал в руках.

- Клянусь, что плоть и кровь моя, не смешивалась с подобным питьём, - прозвучал решительный отказ имама.

- В таком случае, прочитай нам какое-нибудь стихотворение, - продолжал раздосадованный халиф.

- Я знаю мало стихов.

- Это мой приказ! – содрогнулся дворец от иступлённого крика.

Холодные стены вновь погрузились в тишину. Присутствующие, затаив дыхание, замерли. Затянувшееся молчание прервал голос, читающий строки:

«На неподступных горных вершинах в покое нежились они

И многочисленные войска верно несли службу им

Но ни горы, ни стража не спасли их от предсмертного одра.

С царского трона низвергнуты были

И ныне покоятся в ямах они.

О, как не по душе им новая обитель!

После того, как в чреве земли оказались они,

голос воззвал к ним: «Где та корона, злата и шелка?

Где тот лелеянный лик и блаженный,

пред которым так склонялись в поклоне главы?»

Черви пируют на лицах сиих - ответила громко могила».

Стихи произвели сильное впечатление на Мутаваккиля и окружающих, что ещё не закончились последние строки, как у всех на глазах, появились слёзы, и отовсюду послышался плач. Халиф распорядился принести четыре тысячи дирхемов и, вручив их имаму, велел с почётом доставить его светлость домой.

Повторное вторжение:

Однажды Мутаваккиль тяжело заболел. Все усилия лекарей оказались тщетными, и тогда больной обратился к имаму. Следуя его советам, вскоре халиф получает полнейшее исцеление. В благодарность, Мутаваккиль отправляет имаму 500 динаров. Мать халифа, в случае выздоровления сына, обязала себя обетом щедро одарить лекаря, следуя которому, она высылает сумму в 10 тысяч динаров имаму.

После этого случая проходит много времени. Некий человек, по имени Батхаи, доносит халифу, что якобы имам Хади хранит у себя в доме оружие и деньги и готовится к восстанию. Мутаваккиль направляет Саида Хаджиба с хорошо снаряжённой группой солдат в дом имама. Саиду было поручено внезапно вторгнутся в дом и захватить хранившиеся там вещи.

Сам Саид так рассказывает об этом: «В полночь, когда город спал, я с отрядом воинов окружил дом имама. С факелами в руках мы проникли во внутрь. После тщательного обыска, мы не обнаружили ничего, кроме двух мешочков с деньгами. Один большой и запечатанный, другой поменьше с небольшим количеством золотых монет. Также меч, вправленный в старые ножны, который висел на стене. Имама мы увидели, читающего молитву. Он продолжил поклонение, не обращая на нас ни малейшего внимания. Найденное я доставил халифу и сообщил ему о подробностях нашего вторжения.

Увидев на одном мешочке печать своей матери, Мутаваккиль попросил её объяснить каким образом он мог попасть к имаму. Она рассказала ему, как когда-то обязалась выплатить Абу аль Хасану (имаму Хади) эти деньги, в случае, если Аллах исцелит молодого халифа от недуга. И подтвердила, что та печать на мешочке действительно принадлежит ей.

Мутаваккиль, добавив к этим деньгам ещё пятьсот динаров, поручает Саиду Хаджабу доставить деньги и меч имаму Хади и извиниться за произошедшее недоразумение. Саид говорит: «Вернув их имаму, я сказал: «Эмир просит извинение за причиненное беспокойство. А также, я надеюсь, что вы простите и меня, ведь я всего лишь выполняю приказы халифа». В ответ его светлость прочитал следующий аят Корана: «И узнают угнетатели каким поворотом они обернутся!» (26:227)

Вскоре, сын Мутаваккиля, Мунтасир устраивает военный заговор и подстрекает турецких воинов, которые убивают халифа и его визиря Фатха ибн Хаккама во время пиршества.

На следующее утро, после убийства отца, Мунтасир восседает на престол и приказывает разрушить некоторые из дворцов Мутаваккиля.

В отношении к алидам, Мунтасир проявлял снисхождение и мягкость. Он позволил им беспрепятственно посещать святую могилу имама Хусейна. А также по его приказу имение Фадак было возвращено истинному владельцу – семейству Али. Однако Мунтасир правил недолго, и через шесть месяцев правления в 248 году умирает.

После смерти Мунтасира, Мустаин (внук Му’тасима) берёт в свои руки бразды правления. Он продолжает политику предыдущих халифов. В знак недовольства и протеста, группа алидов восстаёт, но сопротивление было недолгим, и их восстание было жестоко подавлено.

К этому времени, турки-мятежники, с целью перехвата власти проникли в государственный аппарат, получив возможность влиять на политику страны. Му’тасим был не в состоянии противостоять им. Мятежники вызволили Му’таза, сына Мутаваккиля, из тюремного заключения и присягнули ему на верность. Поддерживаемый турками, Му’таз упрочнил свои позиции и Мустаин был вынужден пойти на перемирие.

Му’таз внешне принимает перемирие и вызывает Мустаина в Самерру, тайно отдав приказ убить его в пути.

Расправившись с Мустаином, Му’таз приходит к власти. С алидами он поступал также плохо, как и другие правители. В период правления Му’таза многие из алидов были убиты или отравлены. Его светлость имам Хади был тоже мученически убит по приказу халифа.

Впоследствии, турки свергли Му’таза. Они заточили его в подвал, где он и умер.

МУЧЕНИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ ИМАМА

Всякий, если внимательно исследует жизненный путь имама Хади, легко обнаружит, что его светлость постоянно находился под строгим контролем со стороны неправедного правления того времени. Конечно, этот контроль и ограничения действий не относились только к имаму Хади, но на всём промежутке времени правления династий омейядов и аббасидов непорочные имамы находились под постоянным политическом давлением правителей. Люди же находились в страхе и не могли сказать даже слова в поддержку семейства Пророка, уже не говоря о том, чтобы восстать против незаконных халифов и вернуть власть людям дома Пророка Ислама.

Как было сказано ранее, имам Хади был переселён из Медины в Самерру, которая в то время была столицей халифата.

Несмотря на очень строгий контроль и угнетательскую политику по отношению к имаму, он ни на одно мгновение не переставал вести борьбу с утвердившейся у власти династией аббасидов. Естественно, тайная борьба имама с угнетателями и тиранией и невозможность сломить его дух вызывала страх и тревогу правителей.

Династия аббасидов считала, что наибольшая опасность их власти исходит внутри государства, а именно от имамов дома Пророка, и действующих по их указам революционных шиитов. Именно поэтому угнетатели предают имамов смерти.

Его светлость имам Хади, подобно другим непорочным предводителям не умер обычной смертью, а был отравлен по приказу халифа Му’таза Аббаси и третьего числа месяца раджаб в 254 году хиджры пал мученической смертью. Он был захоронен в городе Самерре в своём доме.

Му’таз, боясь возмущения народных масс, а также, чтобы как-то затушить шиитские волнения, официально принял участие в оплакивании имама, чем хотел скрыть своё преступление.

На основании убеждения шиитов, над непорочным имамом погребальную молитву должен читать непорочный. Халиф Му’таз отправил своего брата Ахмада ибн Мутаваккиля, чтобы тот читал молитву джиназа. Однако, когда пречистое тело имама Хади было вынесено для совершения ритуального обряда, одиннадцатый имам Хасан Аскари (сын имама Хади) уже совершил молитву. Прощаться с имамом пришло много народу, люди плакали. Затем тело имама снова принесли в дом, где оно было погребено.

Recommend us

Рейтинг '+' (24)


Поблагодарили 14 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.