Низами Гянджеви (Газели)

Напечатать Категория: Развлечения » Стихи
6 сентября 2008 Автор: Mr.Black Просмотров: 6611 Комментариев: 0
Низами Гянджеви (Газели)


***
Когда твой благосклонный взгляд на лик страдальца упадет,
Об этой милости молва тотчас полсвета обойдет.

Надеждой тешится душа при виде локонов твоих,
Что в эти завитки она, как в ад блаженный, попадет.

Свои одежды разорву, чтоб край одежд твоих узреть.
Один лишь взгляд — и навсегда душа награду обретет.

Подай же милость бедняку, восторг свиданья ниспошли,
Пока стоустую молву не подхватил еще народ.

Жасмин и роза, покраснев, от лютой зависти сгорят,
Когда с красы твоей покров хотя б на краткий миг спадет.

Ты — свет, и щедро даришь свет. Его несут лучи твои
Быть может, хоть один из них поэта Низами найдет.

***
Когда ее ароматом неслышно ветер повеет,
Дыханием животворным он сердце мое согреет.

Возрадуюсь, как Якуб, я, заслышавший весть о сыне,
Душа оживет страдальца, и очи его прозреют.

Когда аромат любимой коснется лугов цветущих,
Воспрянут все базилики, все травы зазеленеют.

Появится горделиво венец на каждом жасмине,
Бутоны роз, распустившись, восторженно заалеют.

Душа возродится в теле от пряного аромата,
С которым хотанский мускус соперничать не посмеет.

Но даже даруя в праздник своей красоты монеты,
Она на меня, страдальца, потратить и грош жалеет.

При виде моей любимой восстанет мертвый из праха
И станет красноречивым, лишь только ее узреет.

Когда поцелует ветер цепям подобные кудри,
То сердце сбросит оковы и цепи порвать сумеет.

Познавший сладость свиданья, твердит Низами повсюду:
«Пускай никогда печали ее душой не владеют!»

***
Лишь с луной сравниться может эта дева из Хотана,
Прелести ее пленили сто Юсуфов из Ханана.

Брови выгнуты, как арки, взор очей подобен солнцу,
Ярче аденских рубинов цвет ланит ее румяный.

Алой розой горделиво украшая сад цветущий,
Кипарис она затмила царственным высоким станом.

Красота ее как сахар. Но не слаще ль строки эти —
Низами сложил их много, нежных и благоуханных.

***
Встань, виночерпий, не ленись! Подай вина — весна пришла.
Как будто добрая судьба, воспрянув ото сна, пришла.

В своем саду я посадил одно лишь верности зерно,
И вот пора сбирать плоды от этого зерна пришла.

Пустыню сердца своего я влагой сердца оросил,
И в ту пустыню, как султан, охотиться она пришла.

Была полна смятенья грудь, томилась тяжко, но теперь
На душу снизошел покой и в сердце тишина пришла.

Блаженства слаще не найти, чем друга милого приход,
Ко мне судьба, как верный друг, тобой озарена, пришла.

Благодаренье небесам возносит Низами за то,
Что к берегу его ладья, от бурь сохранена, пришла.

Ты царь кумиров, царь царей! Гляди, как из гранита — лал,
Как роза — из шипов своих, из плена спасена, пришла.

***
Лекарства не было и нет приятнее любовных мук,
Они одни лишь облегчат тобою вызванный недуг.

Ничей покой ты не смутишь, так в чем, скажи, моя вина.
Что все несчастия ко мне лишь из твоих приходят рук.

Когда ты верности чужда, к чему терпение хранить?
Моя тюрчанка неверна — и мне постыло все вокруг.

Неправ бываю я один. Гляжу — почти что волшебство:
Во всем виновен только я, а ты всегда права, мой друг.

Но не считай меня глупцом, коль из Аррана родом ты,
И Низами не из села, представь, он тоже не пастух.

***
Каабой взглядов стала ты,
Сердец усладой стала ты.

В себе фиалок вешний цвет
С багряником смешала ты.

Красой возвысясь, шелк небес
Взяла, как покрывало, ты.

На розе пояс развязав,
Свой стан им обвязала ты.

Будь рада мигу: миг любой
Не повторишь сначала ты.

Оглянешься: коня судьбы
Уздою не сдержала ты.

Арслан над миром воцарил,
Царем кумиров стала ты.

Юсуфу — уст твоих сады,
Я — только страж, не гнала б ты.

***
Раненный в сердце, в кровавых слезах почему?
В сердце живущая — вечно в глазах почему?

В мире единственна ты, мы душевно едины.
Единодушно мы оба в бегах почему?

Склонность все легче твоя, страсть моя все весомей
Чаши колеблет любовь на весах почему?

Я неизменен, любовь же твоя изменилась,
Где я ошибся, попался впросак почему?

Ты всех влюбленных лечила живою водою,
На Низами тот источник иссяк почему?

***
Там, где лик ты светлый явишь, там и лунный свет не нужен.
Тем, кого ты осчастливишь, сладостный шербет не нужен.

В ночь, когда ты озаряешь небосвод своим сияньем,
Никому в подлунном мире ласковый рассвет не нужен.

В муках страсти безнадежной мое сердце догорело,
Мне его остывший пепел после стольких бед не нужен.

О тебе одной мечтаю и не ведаю покоя,
Дай лишь только надежды — мне иной ответ не нужен.

Ведь когда-нибудь должна ты одарить меня свиданьем,
Иль мученья все напрасны и тебе поэт не нужен?

Обещание нарушив, ты прийти не захотела,
Мне, попавшему в немилость, никакой совет не нужен.

Препоясавшись на рабство, Низами стад многословен,
Кроме локонов любимой, ему пояс, нет, не нужен.

***
Лица серебряный овал в сиянье покажи,
Чтоб, удалившись, я рыдал в изгнанье, покажи.

Чтоб я, как искра, не угас, открой мне хоть на миг
Свой пламенный, как солнце, лик, меня обворожи.

Я знаю вкус кровавых слез, извелся от тоски,
Но коль я грешен пред тобой, не медли — накажи.

Разлуку жребий мне послал, но и ее готов
Всегда принять я от тебя, поверь мне, — от души.

Разлука с юностью твоей состарила меня,
Взгляни: развеялись мечты, пропали миражи,

Подобных мне не знает мир, а я томлюсь в плену.
Как с пленником поступишь ты? Не ведаю, скажи!

Готов в отчаянье с душой расстаться Низами,
Не оставляй его в беде — на помощь поспеши.

***
Родинки ее — как зерна, локоны сплелись в силок.
Стать мне птицей или виться у свечи, как мотылек?

Лучше в грусти о любимой утешенье находить,
Чем водиться с чужаками, кто по духу мне далек.

Пред бровей ее михрабом все молитвы ни к чему,
Зульф ее я сделал храмом, и она в том храме бое.

Обнимать ее не стану — не подходит это мне,
От расслабленного старца на пиру — какой же прок?

Если умник завладеет кончиком ее косы,
Зачеркну я свой рассудок, раз ни в чем он не помог.

Если ты, Лейли, Меджнуну предпочла бы Низами,
Он и лучшее сказанье о любви сложить бы мог.

***
Будь весел — короток наш век — он горя твоего не стоит.
Забот о малом и большом — что спрашивать с него! — не стоит.

Ячменное зерно, и то — стократ весомее его.
Все правосудие его — мизинца, и того не стоит.

И сам он, и его тепло, и дня его случайный свет —
Чуть холод утренний дохнет — мгновенья одного не стоит.

Ты говоришь: не может быть, чего-то все же стоит он.
Вглядись же пристальней в него: клянусь, он ничего не сюит.

***
За тобою влекущийся, я смертельного края достиг.
Меч разлуки костей моих, их легко раздробляя, достиг.
На пути твоих прихотей сердце стало харчевней скорбей.
Не один караван его прах пути поднимая, достиг,
Из бушующих волн времён жизни нашей играющий чёлн,—
О беда, о отчаянье! — брега, груз свой теряя, достиг,
Птица, сети порвавшая, разве в сети вернётся опять?
Жизни канувшей молвишь ли: вновь тебя я, былая, достиг?
Не ценил наши встречи я, блага я не ценил потому,
Что я блага негаданно, ожиданья не зная, достиг.

***
Во влюблённых, как во львов, взором мечешь стрелы ты.
Тех, в ком львиные сердца, дней лишаешь смело ты.
Целясь стрелами ресниц, не спускаешь тетивы.
Диво! Не спустив стрелы, сердце мне задела ты.
Я, увидевши твой лик, власяницу разорвал.
Лишь похмелье — не вино — шлёшь мне без предела ты.
Что ищу ответа я? Сердцем каменным своим
Бить хрустальное моё, верно, захотела ты.
Поминаю каждый день ночь свидания с тобой,
А по крови ран моих дни считать велела ты.
Ищешь розу, Низами,— тёрн мучительный прими.
От такого нипочём не уйдёшь удела ты.

***
О кумир! Мне знак призывный глазом шаловливым сделай.
Исцели свиданьем сердце, время ночи дивом сделай.

Все одно мне счастье снится: в полумгле тебя лобзаю.
Кудри черные приблизив, ты меня счастливым сделай.

Падишахи благосклонно бедняков ласкают взором.
Погляди по-падишахски, взор свой неспесивым сделай.

Низами тебе на рабство препоясался. На рынке
Ты купи меня, гуламом ты меня нельстивым сделай.

***
Мир покаянья моего разрушен вновь огнем любви.
Вновь разговеться мне пора несмешанным вином любви.

Кумиром сердце зажжено, чье имя вечное Зухра, —
И солнце силы лишено пред нежным божеством любви!

Хоть искра падает любви в любое сердце, назови
Жаркое, что тебе милей, чем сердце под ножом любви?

Твой глаз намеком мне сказал, сказал: «Твоя—но потерпи.»
Аллах! Я терпелив, но жизнь идти спешит путем любви.

Recommend us

Рейтинг '+' (55)


Поблагодарили 11 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.