Низами Гянджеви

Напечатать Категория: Новости » Культура
21 апреля 2008 Автор: Jala Просмотров: 3021 Комментариев: 0
Низами Гянджеви

НИЗАМИ ГЯНДЖЕВИ
ПОВЕСТЬ О СУЛЕЙМАНЕ И ПОСЕЛЯНИНЕ


Как-то царь Сулейман не имел государственных дел.

И случилось, что ветер светильник задуть захотел.



Царь свой двор перенес в ширь степного, просторного дола,

Там вознес он к лазури венец золотого престола.



Скорбен стал Сулейман: он увидел, теряя покой,

Старика-земледельца, который в равнине скупой,



Зерна в доме собрав – хоть добыча была так убога, -

Поручил закрома одному милосердию Бога.



И повсюду в степи разбросал эти зерна старик,

Чтоб из каждого зернышка радостный колос возник.



Но все тайны зерна и все тайны Творящего лона

Говор птиц сделал внятными слуху царя Сулеймана.



Царь промолвил: «Старик! Будь разумным! Коль зерен не счесть,

Можно зерна бросать. Но твои! Их ты должен был съесть.



Для чего ж ты надумал напрасно разбрасывать зерна?

Предо мной быть неумным ужели тебе не зазорно?



Нет мотыги с тобой, что ж царапаешь глину весь день?

Тут ведь нет и воды, для чего же ты сеешь ячмень?



Мы бросали зерно в землю, полную влаги, и что же?

То, что мы обрели, с изобилием было несхоже.



Что же будет тебе под пылающим солнцем дано

На безводной земле, где мгновенно сгорает зерно?»



Был ответ: «Не сердись, мне не нужно обычного блага!

Что мне сила земли, что посевам желанная влага!



Что мне зной, что дожди, хоть бы длились они без конца!

Эти зерна – мои, а питает их Воля Творца.



Есть вода у меня: на спине моей мало ли пота?

И мотыга со мной. Это – пальцы. О чем же забота?



Не пекусь я о царствах, мне область ничья не нужна,

И пока я дышу, моего мне довольно зерна.



Небеса мне мирволят, добычу мою умножая.

Сам – семьсот я беру. Я бедней не снимал урожая.



Надо сеять зерно без мольбы у дверей сатаны,

Чтоб такие всегда урожаи нам были даны.



Только с должным зерном, только с Небом нам следует знаться,

Чтобы колоса завязь, как должно могла завязаться.



Тот, кто с разумом ясным был призван Творцом к бытию,

Тот по мерке своей ткет разумно одежду свою.



Ткань одежды Исы не на каждого ослика ляжет,

Не на каждого царь, как на помощь престола укажет.



Лишь одни носороги вгрызаются в шею слону.

Что пожрет муравей? Саранчовую ножку одну.



От нашествия рек море станет ли злым и угрюмым?

А ручей от потоков наполнится яростным шумом.



Человеку, о царь, все дает Голубой Небосвод.

Все, чего он достоин, себе он под Небом найдет.



Государственный муж быть некрепким, нестойким не может;

Иль под бременем тягостным до смерти он изнеможет.



Нет, не каждый живущий родился для сладостных нег.

И великие тайны не каждый таит человек».



Пусть несдержан юнец. Я же прожил немалое время,

Низами молчаливо несет свое тайное бремя.




ПОВЕСТЬ О СУЛЕЙМАНЕ И ПОСЕЛЯНИНЕ


Как-то царь Сулейман не имел государственных дел.

И случилось, что ветер светильник задуть захотел.



Царь свой двор перенес в ширь степного, просторного дола,

Там вознес он к лазури венец золотого престола.



Скорбен стал Сулейман: он увидел, теряя покой,

Старика-земледельца, который в равнине скупой,



Зерна в доме собрав – хоть добыча была так убога, -

Поручил закрома одному милосердию Бога.



И повсюду в степи разбросал эти зерна старик,

Чтоб из каждого зернышка радостный колос возник.



Но все тайны зерна и все тайны Творящего лона

Говор птиц сделал внятными слуху царя Сулеймана.



Царь промолвил: «Старик! Будь разумным! Коль зерен не счесть,

Можно зерна бросать. Но твои! Их ты должен был съесть.



Для чего ж ты надумал напрасно разбрасывать зерна?

Предо мной быть неумным ужели тебе не зазорно?



Нет мотыги с тобой, что ж царапаешь глину весь день?

Тут ведь нет и воды, для чего же ты сеешь ячмень?



Мы бросали зерно в землю, полную влаги, и что же?

То, что мы обрели, с изобилием было несхоже.



Что же будет тебе под пылающим солнцем дано

На безводной земле, где мгновенно сгорает зерно?»



Был ответ: «Не сердись, мне не нужно обычного блага!

Что мне сила земли, что посевам желанная влага!



Что мне зной, что дожди, хоть бы длились они без конца!

Эти зерна – мои, а питает их Воля Творца.



Есть вода у меня: на спине моей мало ли пота?

И мотыга со мной. Это – пальцы. О чем же забота?



Не пекусь я о царствах, мне область ничья не нужна,

И пока я дышу, моего мне довольно зерна.



Небеса мне мирволят, добычу мою умножая.

Сам – семьсот я беру. Я бедней не снимал урожая.



Надо сеять зерно без мольбы у дверей сатаны,

Чтоб такие всегда урожаи нам были даны.



Только с должным зерном, только с Небом нам следует знаться,

Чтобы колоса завязь, как должно могла завязаться.



Тот, кто с разумом ясным был призван Творцом к бытию,

Тот по мерке своей ткет разумно одежду свою.



Ткань одежды Исы не на каждого ослика ляжет,

Не на каждого царь, как на помощь престола укажет.



Лишь одни носороги вгрызаются в шею слону.

Что пожрет муравей? Саранчовую ножку одну.



От нашествия рек море станет ли злым и угрюмым?

А ручей от потоков наполнится яростным шумом.



Человеку, о царь, все дает Голубой Небосвод.

Все, чего он достоин, себе он под Небом найдет.



Государственный муж быть некрепким, нестойким не может;

Иль под бременем тягостным до смерти он изнеможет.



Нет, не каждый живущий родился для сладостных нег.

И великие тайны не каждый таит человек».



Пусть несдержан юнец. Я же прожил немалое время,

Низами молчаливо несет свое тайное бремя.

Recommend us

Рейтинг '+' (30)


Поблагодарили 16 человек(а):
  • img
  • img
  • open.az

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.